Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Редакция Елены Шубиной на ММКЯ–2022

Редакция Елены Шубиной на ММКЯ–2022

16.09.2022

Одно из самых важных литературных событий года в вновь объединило на одной площадке не только писателей, но и издателей, а также десятки тысяч книголюбов. На территории выставочного комплекса «Гостиный двор» гости книжного праздника смогли приобрести самые последние новинки, увидеть выступления любимых писателей и получить у них заветный автограф.

Специально для вас мы публикуем обзор встреч с авторами Редакции Елены Шубиной на ММКЯ со 2 по 5 сентября.

Редакция Елены Шубиной на ММКЯ–2022

2 сентября

«17‑я страница». Евгений Редько читает книгу Алексея Варламова «Душа моя Павел»

Алексей Варламов — прозаик, филолог, автор нескольких биографий писателей, а также романов. Лауреат премии Александра Солженицына, премий «Большая книга» и «Студенческий Букер». Его книга «Душа моя Павел» — роман воспитания, роман взросления о первом столкновении с реальной жизнью, о мужестве подвергнуть свои убеждения сомнению и отстоять их перед другими

  • «17‑я страница». Евгений Редько читает книгу Алексея Варламова «Душа моя Павел»
  • «17‑я страница». Евгений Редько читает книгу Алексея Варламова «Душа моя Павел»
  • «17‑я страница». Евгений Редько читает книгу Алексея Варламова «Душа моя Павел»
  • «17‑я страница». Евгений Редько читает книгу Алексея Варламова «Душа моя Павел»

Евгений Редько — актёр театра и кино, народный артист РФ.

На встрече в «Гостином дворе» Евгений Редько прочёл для зрителей отрывок из книги Алексея Варламова «Душа моя Павел» в рамках проекта «17‑я страница».

Алексей Варламов:

«Я решил, что отрывок для чтения должен быть диалогом. Плюс, это наглядный и живой разговор мальчика и девочки. В этом диалоге понятны мотивы героев, идейная картина. Место действия тоже знакомо и понятно — это „картошка“. И вот два героя ведут беседу — правильный и неправильный гражданин, партийный и непартийный...»
«Я безумно люблю свой Университет и хотел своим романом выразить ему благодарность».
«Павлик — это не я. Это искренний советский парень, которых мало осталось к 80‑м годам. И к таким чаще всего относились как к карьеристам. Но Павлик — это человек, который верит в идеологию искренне, такой „лопух с советской начинкой“, которая других раздражает».
«Когда мы поступили на филфак, нас, мальчиков, забрали „на картошку“. И это был шок для большинства, так как деревенских среди нас было мало. И вот пижонских мальчишек бросили на поля в телогрейках. Это и есть, пожалуй, биографическая основа для романа».
«Павлик — это не я. Это искренний советский парень, которых мало осталось к 80‑м годам. И к таким чаще всего относились как к карьеристам. Но Павлик — это человек, который верит в идеологию искренне, такой „лопух с советской начинкой“, которая других раздражает».
«„Душа моя Павел“ — это роман взросления, история о том, как, попадая в разные ситуации, споря с другими людьми, герой растет как личность.
Я очень благодарен театру РАМТ за то, что они обратили внимание на мою книгу. Режиссер и вообще театральные люди лучше знают драматургию жанра пьесы и знают, как понятнее и ярче показать историю зрителям. Но есть вещи, которые очень важны в книге, но не были инсценированы в спектакле, и их мне жалко».
«Спектакль получился просто феерической вещью и мне очень понравился. Как и театральным критикам — они тоже высоко оценили результат».
«Читать вслух свою прозу очень полезно, потому что глазами никогда не увидишь то, что уловишь на слух».
«Изначально название книги было другое: „Глокая куздра“ (прим. ред. — искусственная фраза на основе русского языка, в которой все корневые морфемы заменены на бессмысленные сочетания звуков). Филологам и лингвистам эта фраза понятна, это мем такой. Смысл его в том, что, не зная состава слова, мы можем предположить, о каком слове идет речь, то есть интуитивно угадать число, пол и так далее. Но издатель решил, что простым людям такое название будет непонятно. И тогда я выбрал строку из известного пушкинского стихотворения».

Павел Басинский. Презентация новой авторской серии «Толстой: новый взгляд»

Павел Басинский – писатель, журналист, литературовед, лауреат премии «Большая книга». Его документальные книги о Льве Толстом вызвали новую волну интереса к творчеству «яснополянского апостола».

  • Павел Басинский. Презентация новой авторской серии «Толстой: новый взгляд»
  • Павел Басинский. Презентация новой авторской серии «Толстой: новый взгляд»

В «Редакции Елены Шубиной» стартовала новая авторская серия Павла Басинского «Толстой: новый взгляд», в которой вышли «Подлинная история Анны Карениной», «Лев Толстой: Бегство из рая», а также новинка «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: История одной вражды».

Про «Подлинную историю Анны Карениной»:

«Роману исполнилось 150 лет, и многие реалии 19‑го века сегодня выглядят анахронизмом. Ну полюбила ты другого человека — разведись. Да и споры о политике в салонах тоже для нас непонятны. Но роман по‑прежнему остается очень актуальным».
«Толстой говорил, что все романы заканчиваются на том, что „они поженились“. Но на самом деле романы должны начинаться уже после того, как „они поженились“. Это и есть история Анны».
«Каждый раз, когда я перечитывал „Анну Каренину“, я чувствовал, будто передо мной совершенно другой роман».
«Толстой хотел написать „Анну Каренину“ за 20 дней, но писал 4 года. Как мне кажется, Толстой хотел отдохнуть на этом романе. Но в итоге втянулся в него и мучительно писал, пытаясь распутать историю и изложить события от начала до конца».
«Я считаю, что в романе не хватает одного персонажа. Когда Анна бросается под поезд, и ее тело относят, следователь почему‑то не появляется. Так что следователем решил стать я сам, как автор. И когда заново читал роман, то уже обращал особое внимание на небольшие детали, которые важны».

Подлинная история Анны Карениной

Басинский Павел Валерьевич

О книге «Лев Толстой: Бегство из рая»:

«Уходя в конце жизни из Ясной Поляны, в первую очередь Толстой хотел уйти от славы. Он уже был философом, а не писателем. Но быстро понял, что идея провалилась, так как газеты писали о его уходе, на любой станции его встречали репортеры. И пока Толстой ехал в поезде, он видел эти газеты. И, возможно, это спровоцировало его скорую смерть».

Лев Толстой: Бегство из рая

Басинский Павел Валерьевич

Про книгу «Святой против Льва»:

«Это книга драматическая и болезненная. Ведь конфликт Толстого и церкви разгорелся в его время, но остается неразрешенным и в наши дни».
«Иоанн Кронштадтский — самый знаменитый священник своего времени, Лев Толстой — самый знаменитый писатель. Паломники ходили и к тому, и к другому. Оба были глубоко верующими людьми — но каждый по‑своему».

Лев в тени Льва

Басинский Павел Валерьевич

Презентация книги Александра Архангельского «Русский иероглиф». При участии героини книги Инны Ли

Александр Архангельский — телеведущий, писатель, литературовед, публицист, профессор ВШЭ. В «Редакции Елены Шубиной» вышла его авторская серия «Счастливая жизнь», где собраны книги‑биографии людей, которые стали не просто свидетелями, а участниками главных событий ХХ века.

  • Презентация книги Александра Архангельского «Русский иероглиф». При участии героини книги Инны Ли
  • Презентация книги Александра Архангельского «Русский иероглиф». При участии героини книги Инны Ли
  • Презентация книги Александра Архангельского «Русский иероглиф». При участии героини книги Инны Ли
  • Презентация книги Александра Архангельского «Русский иероглиф». При участии героини книги Инны Ли
  • Презентация книги Александра Архангельского «Русский иероглиф». При участии героини книги Инны Ли

«Русский иероглиф» — книга о русской китаянке Инне Ли, дочери сооснователя китайской компартии и дворянки из рода Кишкиных. Всю жизнь она была связана с двумя странами, двумя языками, двумя культурами.

На встрече в рамках ММКЯ книгу представила её героиня Инна Ли, а Александр Архангельский записал для презентации специальное видеобращение.

Инна Ли:

«Еще до работы над книгой Александр Архангельский знал мою историю. Когда мы стали собирать материал для книги, Александр Николаевич очень аккуратно вёл меня по моей жизни, позволяя высказываться. А уже потом он выбирал главное, выстраивая книгу».
«Сейчас я делаю то же, что и последние несколько десятилетий — преподаю. Кроме того, сейчас больше, чем раньше, занимаюсь переводом — с китайского на русский. Раньше переводила больше с русского на китайский, а теперь наоборот».
«Когда‑то я приехала в Москву кончать 10 класс школы. Мне было 16–17 лет. Как раз в то время я чувствовала необходимость определиться, кто я — китаянка или русская. Но мне все же захотелось вернуться домой — я решила, что мой дом в Китае. Так определилась моя идентичность».

Шамиль Идиатуллин «Возвращение „Пионера“», Сергей Шаргунов «1993», Юрий Буйда «Прусская невеста». Дискуссия «Переломы истории: как литература отражает перемены?»

  • Шамиль Идиатуллин «Возвращение „Пионера“», Сергей Шаргунов «1993», Юрий Буйда «Прусская невеста». Дискуссия «Переломы истории: как литература отражает перемены?»
  • Шамиль Идиатуллин «Возвращение „Пионера“», Сергей Шаргунов «1993», Юрий Буйда «Прусская невеста». Дискуссия «Переломы истории: как литература отражает перемены?»

Шамиль Идиатуллин — писатель и журналист, дважды лауреат премии «Большая книга» («Город Брежнев», «Бывшая Ленина»). «Возвращение „Пионера“» — его новый научно‑фантастический роман, продолжающий серию «Другая реальность».

Сергей Шаргунов — прозаик, главный редактор журнала «Юность», ведущий телепрограммы «Открытая книга». В романе «1993» автор обращается к событиям российской истории почти тридцатилетней давности — роспуску Верховного совета, штурму Белого дома, боям за телецентр Останкино.

Юрий Буйда — прозаик, автор романов «Сады Виверны», «Пятое царство», «Синяя кровь», «Вор, шпион и убийца» (премия «Большая книга»). «Прусская невеста» впервые вышла в свет в 1998 году и сразу была высоко оценена читателями и критиками, вошла в шорт‑лист премии «Русский Букер». Новое дополненное издание книги вышло в «Редакции Елены Шубиной» в этом году.

Шамиль Идиатуллин:

«„Возвращение «Пионера»“ — это, с одной стороны, позднесоветская олдскульная фантастика. А с другой стороны, вполне себе социальный роман».
«Это моя попытка разобраться, что я представляю собой. Мне было интересно столкнуть себя образца 85‑го года и себя современного, а затем понять, почему эти Шамили такие разные».
«Как ты не относись к советской эпохе, но нужно признать, что она была обращена в будущее. Мы были готовы жертвовать собой ради светлого будущего. И мне было интересно посмотреть, как человек, обращенный в будущее, столкнется с человеком, обращенным в прошлое».
«Литераторы служат щупальцами общества‑организма, которые вовремя обнаруживают что и где болит, и кричат об этом. Так что писатели на вопросы не отвечают — они их ставят».

Сергей Шаргунов:

«Начались съемки фильма по роману „1993“ — полный метр. Снимает известный кинорежиссер. Я уже был на первом дне съемок. Выйдет фильм к 30‑летию тех роковых событий, а заодно выйдет и переиздание книги в кинообложке».
«Это история семьи, её трагического размежевания: он и она оказываются по разные стороны баррикад. А еще это история нелюбви и невнимания к своему ребенку. Такое может случиться, когда ты оказываешься втянут в пучину событий и теряешь связь с главным».
«1993 год — это такая маленькая гражданская война в Москве. Мне было важно, чтобы участники событий с обоих сторон поняли, что братоубийство — это всегда кривда. Надеюсь, что моя книга полна сопереживания и эмоций, которые читатели поймут и прочувствуют».
«В истории бывают моменты вседозволенности, когда кажется, что „кто сильнее тот и прав“. И легко в это поверить в состоянии опьянения вихря событий».
«Художественное произведение — это не учебник истории с фактами. Это прежде всего история о человеке — личность всегда в центре романа. Даже когда автор исповедует внятную идею, то сам дар уводит его от этой концепции. Художественная стихия выплескивается из берегов авторского мнения».
«Есть художественная правда, которая важнее. „1993“ — это не сборник листовок. Это художественное произведение от сердца».
«Без моральных основ любые тектонические сдвиги истории всегда будут не туда».
«Зачастую книга перерастает и замысел, и самого автора».

Юрий Буйда:

«Книга „Прусская невеста“ писалась много лет. Еще в 70‑е годы я начал писать рассказы о Калининградской области и ее жителях. Это простые истории о людях с трагичными и непростыми судьбами. В 90‑е мне предложили издать книгу этих рассказов, я отобрал тематически похожие, и получилась книга. Сейчас вышло уже четвертое издание, где более 70 рассказов, и все это по‑прежнему течет, живет и зовет».
«„Прусская невеста“ — это книга‑город с множеством сквозных персонажей, которые знакомились, общались, любили и создавали некую общность. Это удивительный калининградский народ с более чем ста национальностями».
«История не нуждается ни в каких оправданиях, в оправдании нуждаются люди, которые эту историю обживают».

Алексей Сальников «Оккульттрегер», Вера Богданова «Сезон отравленных плодов». Открытый диалог «Невыдуманные истории или игра в правду? Откуда берутся сюжеты»

  • Алексей Сальников «Оккульттрегер», Вера Богданова «Сезон отравленных плодов». Открытый диалог «Невыдуманные истории или игра в правду? Откуда берутся сюжеты»
  • Алексей Сальников «Оккульттрегер», Вера Богданова «Сезон отравленных плодов». Открытый диалог «Невыдуманные истории или игра в правду? Откуда берутся сюжеты»
  • Алексей Сальников «Оккульттрегер», Вера Богданова «Сезон отравленных плодов». Открытый диалог «Невыдуманные истории или игра в правду? Откуда берутся сюжеты»

Алексей Сальников — автор романов «Петровы в гриппе и вокруг него», «Отдел» и «Опосредованно». Новый роман «Оккульттрегер» — городское фэнтези, где автор предлагает свою версию современной мифологии, подпитанной как христианскими, так и оккультными мотивами.

Вера Богданова — литературный обозреватель, переводчик, финалист премий «Национальный бестселлер» и «Лицей». Новая книга Веры Богдановой «Сезон отравленных плодов» — роман о поколении тридцатилетних, актуальный текст о том, как преодолеть страх и начать жить.

Алексей Сальников:

«Есть в нас всех что‑то такое, от чего отступать нельзя, потому что предавать себя нельзя. И мой роман — это в том числе история о том, как человек себя предает и в итоге перестает быть человеком».
«Роман понятен целиком, пока его читаешь, прямо от страницы к странице. Но если начать объяснять сам роман извне — детально, что именно там происходит — то слушателю извне непонятно становится. Лучше сразу идти и прочитать роман».
«Совершенен только Супермен, а все остальные с недостатками».
«Бог в романе у меня один, просто о нем особо не говорится. Его черти часто вспоминают, как бы странно это не показалось».
«Сюжеты просто появляются в какой‑то момент в голове, и все! И ты начинаешь писать. Придумывание сюжетов — это не всегда контролируемый процесс».
«Если у человека дома идеальный порядок, не объяснимый ничем рациональным, с собаками и кошками, но при этом с идеально чистым полом, с которого кушать можно, то знайте, этот человек — демон».
«Мы каждый в отдельности не очень многое решаем. Решает все социум. Но вопрос: а где начинается социум? С двух или десяти людей? Или со ста? И этот конвейер движется и множится, и любого из нас можно убрать из социума и заменить. Даже книги похожие пишутся и существуют».
«Я еще не наигрался со своими героями, не выходят они у меня из головы. Так что, возможно, будет продолжение „Оккульттрегера“».
«Все мы эгоисты, каждый сам за себя, но как‑то же мы вместе существуем. Общество существует. И в своем романе я описал такую микромодель общества, попытался описать правила и взаимосвязи».

Вера Богданова:

«Герои моего романа — это среднее арифметическое образов, которые встречаются нам в повседневной жизни».
«Я считаю, что все‑таки главный герой романа „Сезон отравленных плодов“ — это время, хаос, который тогда происходил. И именно время меняет героев и направляет их жизни».
«Я не пишу о травмах, я всегда пишу о насилии. И в этом романе я поднимаю тему бытового насилия. Сейчас в СМИ часто говорят об убийствах в рамках бытовой потасовки. Я считаю важно проговаривать эту тему, ведь сейчас в большинстве случаев жертвам бытового насилия просто не к кому обратиться».
«Героиня романа бежит физически от себя и от своих проблем, а потом понимает, что нужно не из города бежать, а с собой справляться. Ведь много проблем моя героиня создает себе сама».
«Спасение в том, чтобы любить себя и любить вообще. Потому что в конце концов, только в любви есть спасение для всех нас».
«Одна трагедия по‑разному влияет на двух разных людей. Не все бы отреагировали на теракт так, как это сделала Женя. Потому что все люди разные. Кто‑то погибнет, а кто‑то даже не удивится взрыву и пройдет дальше».
«Я поняла, что у нас совершенно нет книг про девушек, которые хотят все успеть, всеми стать и всего добиться, но их родственники и знакомые все равно ими недовольны».
«Заканчиваю я свой роман тем, что мои герои идут дальше. Есть свет в конце туннеля для всех нас, и если бороться за себя и свою любовь, то надежда на хэппи‑энд есть всегда».

3 сентября

Марина Москвина. Презентация книги «Три стороны камня»

  • Марина Москвина. Презентация книги «Три стороны камня»
  • Марина Москвина. Презентация книги «Три стороны камня»
  • Марина Москвина. Презентация книги «Три стороны камня»
  • Марина Москвина. Презентация книги «Три стороны камня»

Марина Москвина — финалист премии «Ясная Поляна», лауреат Международного Почетного диплома IBBY. Сегодня писательница представила свой новый роман «Три стороны камня». Это трагикомичный роман о художнике, полный ярких миниатюр: зарисовки быта, неординарные описания жизненных ситуаций, рассуждения об искусстве.

Три стороны камня

Москвина Марина Львовна

«Эта книга во многом посвящена авангардистам, с которыми я общалась всю жизнь».
«Художник Герман Виноградов, например, до старости являлся теми самыми „тремя сторонами камня“, которые вынесены в название книги. Даже в старости он не сдался. И это самое страшное и удивительное, когда старый авангардист не успокаивается и продолжает сражаться, творить».
«Читатель — это не такой уж нормальный человек в лучшем понимании этого слова, ведь он всегда твой сотоварищ. Он проделывает большую душевную работу, чтобы прочесть твою книгу, понять ее, разобраться — для этого читатель должен быть сотворцом автора».
«Ничего труднее романа „Крио“ в моей жизни не было. Это настоящая эпопея: еще мама моя начала это, мой дедушка накопил множество документов, участвовал во всем, был революционером и художником. Удивительный человек. И второй мой дед, уже немного другой человек, но тоже удивительная личность. И вот два моих дедушки идут друг к другу навстречу через революцию, войну, сквозь романтиков и бандитов. Так родился роман „Крио“: я написала художественный эпос на основе реальных событий».
«Роман „Три стороны камня“ писался очень долго, потому что изначально я задумывала его как рассказ. Однажды я шла по Нижней Масловке и увидела на мусорке чьи‑то картины, целая куча полотен! И я поняла, что где‑то рядом жил художник, он умер, а новый владелец квартиры выкинул все картины. А ведь в них вся жизнь того безымянного художника! От рождения до трагического конца — все его переживания, любовь и переживания. И я написала рассказ на основе этих впечатлений, но внезапно в рассказ стали входить персонажи. Задумка разрослась до повести, а затем и до романа».

Сергей Кубрин «Виноватых бьют», Сергей Лебеденко «(не)свобода», Анастасия Сопикова «Тоска по окраинам». Дискуссия «Проза поколения: о чем пишут тридцатилетние?»

  • Сергей Кубрин «Виноватых бьют», Сергей Лебеденко «(не)свобода», Анастасия Сопикова «Тоска по окраинам». Дискуссия «Проза поколения: о чем пишут тридцатилетние?»
  • Сергей Кубрин «Виноватых бьют», Сергей Лебеденко «(не)свобода», Анастасия Сопикова «Тоска по окраинам». Дискуссия «Проза поколения: о чем пишут тридцатилетние?»
  • Сергей Кубрин «Виноватых бьют», Сергей Лебеденко «(не)свобода», Анастасия Сопикова «Тоска по окраинам». Дискуссия «Проза поколения: о чем пишут тридцатилетние?»

Сергей Кубрин — автор дебютного сборника прозы «Виноватых бьют». В книгу вошли цикл рассказов о ворах, притонах и оперативнике уголовного розыска, подборка армейских историй и зарисовки о буднях следователя‑и‑писателя.

Анастасия Сопикова — прозаик, литературный обозреватель, главный редактор «Альпина.Медиа». Книга «Тоска по окраинам» — пять историй из жизни девочки‑девушки‑женщины. Это проза поколения, выросшего в нулевые. Сборник вошел в длинный список премии «Лицей» за 2021 год.

Сергей Лебеденко работал судебным корреспондентом «Новой газеты», как литературный обозреватель и критик сотрудничал с порталами РБК, Афиша Daily, «Прочтение» и др. Сегодня он представил свой дебютный роман. «(не)свобода» — судебный роман о сковывающей, но притягательной силе власти.

Сергей Кубрин:

«Это сборник рассказов о моей работе в следственных органах. Рассказывать много смысла нет, проще прочитать».
«Неважно, кто ты — следователь или врач. Главное то, что побуждает тебя ежедневно писать. Можно по профессии быть кем угодно, но при этом писать книги».
«Потребность писать и трепаться никуда не уйдет. Литература — это всегда про молодость, страсть. Именно этим меня литература покорила в свое время, и теперь это я пытаюсь покорить ее».
«В глобальном литературном осмыслении я понимаю, что существует моя книга или нет — это не так важно, и для меня в том числе. Это чисто личный эгоистичный интерес написать что‑то для себя, а дальше судьба написанного уже не так важна».
«Я, когда пишу, не осмысливаю мотивацию написанного. Но сейчас скажу, что неправильно стремиться отличаться от других писателей. Звучит странно, но я не призываю подражать или копировать других. Просто все равно мы все одинаковые в своей основе. Человек неотличим от другого человека — и вся литература именно об этом».
«Мы пишем не для того, чтобы помнить, а для того, чтобы забыть».

Сергей Лебеденко:

«Я освещал „театральное дело“ как судебный журналист и однажды задумался: а как может в современной России выглядеть судебный роман? И у меня в итоге получился триллер про то, как выглядит у нас судебный процесс».
«Зумерам и уж тем более миллениалам обещали, что их ждет стабильная работа и предсказуемая жизнь. Но так не оказалось. И в итоге ты находишь себя в постоянном беге. Кстати, эта тенденция не только у нас в России, но и на Западе. Вот от депрессии и пессимизма нашего поколения и получаются такие тревожные книги».
«С помощью литературы мы ищем опору для себя в текущей жизни».
«Важны две литературные формы. Это письмо о себе — рассказ автофикциональный о том, откуда я пришел, какая у меня травма, какая идентичность. И вторая форма — когда мы заходим в литературу как социологи и ведем повествование от третьего лица, либо с точек зрения разных героев. Это уже рассказ о том, как люди живут и куда двигаются. И, возможно, сейчас эти две формы письма будут перемежаться».

Анастасия Сопикова:

«Главная героиня моей книги „Тоска по окраинам“ родилась на окраине Воронежа. И постепенно она перебирается с окраины в столичный город. Но здесь важна не столько география, сколько метафоричные окраины себя внутреннего, с которых героиня в итоге вырывается».
«Моя книга могла быть написана только в 25 лет. Это книга про кризис четверти жизни. Ты приходишь в точку, где не знаешь, что делать, ведь все, во что ты верил, и все, что делал, оказалось неправдой. Мои следующие книги, скорее всего, будут менее тревожными, депрессивными. Но да, „Тоска по окраинам“ — это такой слепок меня в 25 лет».
«У меня есть ощущение, что мы стоим на исторической границе, и что через два–три года мы будем писать что‑то совершенно другое по атмосфере».
«Книг сейчас очень много — шокировать и эпатировать уже не получится. Мы уже всё видели в литературе. И я чувствовала себя свободно, когда писала книгу, потому что в целом людям все равно. Я буду писать как хочу, о чем хочу, а вот думать о том, кто это прочтет и с кем вы поссоритесь, нужно уже после».
«Моя героиня основана на моей личности процентов на 50, но некоторые поступки списаны с моих детально. И эта книга помогла мне закрыть некоторый гештальт. Книга вышла, и меня отпустило — я закрыла некий этап. Теперь я свободнее, я взрослее».

Елена Чижова «Повелитель вещей», Саша Николаенко «Муравьиный бог». Открытый диалог лауреатов премии «Русский Букер»: «Отцы и дети: противостояние или связь поколений?»

  • Елена Чижова «Повелитель вещей», Саша Николаенко «Муравьиный бог». Открытый диалог лауреатов премии «Русский Букер»: «Отцы и дети: противостояние или связь поколений?»
  • Елена Чижова «Повелитель вещей», Саша Николаенко «Муравьиный бог». Открытый диалог лауреатов премии «Русский Букер»: «Отцы и дети: противостояние или связь поколений?»
  • Елена Чижова «Повелитель вещей», Саша Николаенко «Муравьиный бог». Открытый диалог лауреатов премии «Русский Букер»: «Отцы и дети: противостояние или связь поколений?»
  • Елена Чижова «Повелитель вещей», Саша Николаенко «Муравьиный бог». Открытый диалог лауреатов премии «Русский Букер»: «Отцы и дети: противостояние или связь поколений?»

Елена Чижова — прозаик, автор многих книг, лауреат «Русского Букера» за роман «Время женщин». Новый роман «Повелитель вещей» — книга о современности, в котором сливаются воедино мир вещей и мир воспоминаний; прошлое, неотступно следующее за человеком, и подстерегающее его будущее; рок и судьба.

Саша Николаенко — писатель, художник, автор романов «Небесный почтальон Федя Булкин», «Убить Бобрыкина» (премия «Русский Букер»). Её новый роман «Муравьиный бог: реквием» — пронзительное слово о детях, оставшихся без защиты разумных взрослых.

Елена Чижова:

«Название нашей дискуссии — „Отцы и дети“. Но куда важнее в 20‑м веке тема „Матери и дети“».
«Двадцатый век превратил наших мужчин в нежных существ, которые не умеют ничему противостоять».
«Нужно обладать очень сильным характером, чтобы вырваться из этой очень традиционной советской семьи — как, например, в моем романе „Повелитель вещей“».
«Женщины, которые думают, что послушание — главное, не понимают, какое это счастье — когда взрослые дети становятся для тебя настоящими друзьями».

Саша Николаенко:

«Моя тема — это мать. Во всех моих книгах самые сильные персонажи — матери».
«Я хочу вытравить из себя эту женщину с „сильным кулаком“, которая способна разрушить жизнь другого человека».
«Мальчику, герою моей книги „Муравьиный бог: реквием“, вырваться и выжить не удалось. Старуха его подавила. Если бы он вырос — он был бы гений. Если бы она дала ему выжить. Но она не дала...»
«Мой герой просил меня спасти его. И я хотела, но понимала, что спасти его невозможно. Это проблема того, когда писатель становится богом. Может быть, бог тоже не всесилен? Над богом Бог...»
«Возможно, Бог создал немилосердную систему нашего мира, чтобы человек смог её изменить?»

Денис Драгунский. Презентация новой книги «Фабрика прозы: записки наладчика»

  • Денис Драгунский. Презентация новой книги «Фабрика прозы: записки наладчика»
  • Денис Драгунский. Презентация новой книги «Фабрика прозы: записки наладчика»

Денис Драгунский — прозаик, публицист, мастер энергичных и остроумных текстов. Сегодня он представил свою новую книгу — сборник «Фабрика прозы: записки наладчика».

Фабрика прозы: записки наладчика

Драгунский Денис Викторович

«Я все время общаюсь с интересными, приятными людьми, моими старыми знакомыми или незнакомцами. И в наших разговорах часто возникают темы для рассказов».
«Я почти всегда пишу про себя, но иногда я прячусь за такой прием, как рассказ приятеля, а герой на самом деле я сам».
«Я начал писать в 57 лет и далеко не исчерпал запас увлекательных историй для своих книг».
«Кратких фраз всегда достаточно, чтобы донести мысль, а добавлять в текст „строчкогонства“ для объема необязательно!»
«Когда я написал все короткие рассказы, а их вышло 400, то следующие 900 уже были более длинные. Это же еще и от дыхания зависит: короткие рассказы жмут в груди, они по подбору более коротких слов выходят более жесткие на слух».
«Многое в рассказе зависит от первой фразы — ее ритма. А вот в романе гораздо важнее план, но я лично на него сильно не уповаю».
«Мои рассказы во многом рассчитаны на додумывание».
«Существует какой‑то оптимальный размер рассказа. Иначе бывает ощущение либо оборванного повествования, анекдота такого, или, наоборот, растянутого и занудного романа, который хочется растормошить или сократить».
«Я стараюсь ненавистью свое сердце не огорчать. Но в литературе люблю внятность и краткость. И пусть я не в состоянии понять автора, пусть он гораздо умнее меня, как философ немецкий, но я всегда должен понять, что автор хочет донести. И „строчкогонство“ длинное, заумное ненавижу. Хочется спросить у такого автора: „Ну и что? Зачем ты это сейчас сказал?“»

4 сентября

Анна Матвеева «Каждые сто лет», Любовь Баринова «Кто ты будешь такой?». Дискуссия «Психологическая проза: как детство героя влияет на его судьбу?»

Анна Матвеева «Каждые сто лет», Любовь Баринова «Кто ты будешь такой?». Дискуссия «Психологическая проза: как детство героя влияет на его судьбу?»

Анна Матвеева — автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Есть!» и «Каждые сто лет», финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер». «Каждые сто лет» — это «роман с дневником», личная история, рассказанная двумя женщинами.

Любовь Баринова — писатель и редактор, автор психологической прозы. Её новый роман «Кто ты будешь такой?» — это история о том, что при известном желании жизнь окружающих не так сложно превратить в подмостки, а актеры будут послушно исполнять свои роли, не всегда догадываясь, кто дергает за ниточки.

Анна Матвеева:

«Каждая из моих героинь чужая и для себя, и для своей семьи. Обе героини ведут дневники, так что мой роман — это еще и история про то, зачем мы пишем дневники. Для себя — или для того, чтобы их прочли другие?»
«Это и роман воспитания, и любовная история, и даже чуточку детектив. Но это все разговор о терминах. Если кому‑то нужны подпорки в виде определений для жанра — пожалуйста. Но мне лично все равно, к какому жанру относится моя книга».
«Книга появилась благодаря дневникам моей бабушки, у нее был великолепный слог. Она вела дневники всю жизнь, в то время это была популярная дворянская традиция. Причем читать чужие дневники было тогда до жути неприлично. И все дневники моей бабушки достались мне по наследству. Я меняла какие‑то моменты дневников и использовала их в своей книге. Но все основные события остались прежними, поменялись лишь детали».
«Дневник — это и есть главный герой романа. Все в моем романе построено на дневниках».
«Меня поразила откровенность моей бабушки в дневниках. Я бы никогда так не открылась даже листу бумаги. Это была абсолютная искренность и доверие бытию и миру. Таким людям жить тяжело».
«Я всегда говорю, что, если вам тяжело, напишите письмо, а потом можете его сжечь. Главное выплеснуть все на бумагу, а давать кому‑то это читать вовсе необязательно».
«Я хотела рассказать в том числе и о том, почему неродные люди становятся нам ближе, чем семья. И почему кому‑то прощается больше, чем другим.
Каждые сто лет все повторяется».

Любовь Баринова:

«Я считаю, что травма — это единственный способ для человека познать мир. И наше мировозрение выстраивается в соответствии с нашими травмами. Это и есть наша жизнь. Но если человека ломает совершенно, то дело другое».
«Мать преподносит девочке любовь как сверхценность. И это восприятие влияет на дальнейшие события романа».
«Все мои герои и даже события всегда вымышлены. Это всегда фантазия, поиск образов из подсознания, которое в свою очередь сформировалось на опыте жизни».
«Моя героиня любила читать любовные романы, и эти фантазии во многом определяли ее жизнь».
«Герои книги — они как обычные люди. Они не обладают суперсилами, они уязвимы».

Интерактивная лекция «Шестидесятые в литературе» и презентация бестселлера Евгения Попова и Михаила Гундарина «Фазиль»

  • Интерактивная лекция «Шестидесятые в литературе» и презентация бестселлера Евгения Попова и Михаила Гундарина «Фазиль»
  • Интерактивная лекция «Шестидесятые в литературе» и презентация бестселлера Евгения Попова и Михаила Гундарина «Фазиль»
  • Интерактивная лекция «Шестидесятые в литературе» и презентация бестселлера Евгения Попова и Михаила Гундарина «Фазиль»

Фазиль Искандер — прозаик и поэт, классик русской литературы ХХ века, автор легендарного романа‑эпопеи «Сандро из Чегема». Евгений Попов, знавший Искандера лично, и Михаил Гундарин обсудили личность Искандера и провели интерактивную лекцию «Шестидесятые в литературе».

Фазиль

Попов Евгений Анатольевич

Евгений Попов:

«В Фазиле не было ни капли русской крови: его отец был перс, его мать — абхазкой. Но Фазиль стал по‑настоящему русским писателем».
«Три больших Василия русской прозы второй половины 20 века: Василий Аксенов, Василий Шукшин и Фазиль Искандер, ведь его и крестили Василием».
«60‑е — это было время надежд и расцвет жизни. Всё, что скрывалось при Сталине, стало всплывать на поверхность после 53‑го года. И продолжался этот период до 68‑го года, до чехословацких событий».
«Фазиль в наши дни был бы очень нужен. Он мог бы заниматься миротворчеством, так как Фазиль умел сводить людей абсолютно разных взглядов. Он всех выслушивал».
«Фазиль считался в своем писательском районе непререкаемым гуру. Дружил с Ахмадулиной, Липкиным, хорошо относился к Аксенову».

Михаил Гундарин:

«Евтушенко и Бродский — люди, которые находились в длительном конфликте. Если убрать все случайности, останется конфликт идеологический и эстетический. Эстетика Евтушенко была связана с политизацией.
Но когда со страной начали происходить перемены, эстетика Евтушенко оказалась очень и очень плодотворной».
«Фазиль не принадлежал ни к какому определенному лагерю ни с позиции эстетической, ни с политической. Он не был ангажирован. И в нем дух 60‑х отразился наиболее явно. Это дух непринятия ограничений, дух свободы.
Фазиль в детстве, высоко в абхазских горах, читал Шекспира на русском».
«Наша книга — это первая биография Фазиля Искандера. И при работе над ней мы с Евгением открыли для себя новые грани личности Фазиля не только как писателя, но и как человека».
«Фазиль обладал большой чувствительностью к литературе, и когда читал классику, то „заболевал“. Он всю жизнь обращался к классикам и читал их».

Руслан Козлов. «Stabat Mater. Гуманизм в современной русской прозе»

  • Руслан Козлов. «Stabat Mater. Гуманизм в современной русской прозе»
  • Руслан Козлов. «Stabat Mater. Гуманизм в современной русской прозе»
  • Руслан Козлов. «Stabat Mater. Гуманизм в современной русской прозе»

Руслан Козлов — журналист, сотрудник благотворительного фонда, оказывающего помощь тяжелобольным детям. Его дебютный роман вышел в 2001 году, а теперь он представляет свою новинку «Stabat Mater» — роман о милосердии.

Stabat Mater

Козлов Руслан Васильевич

«Книга „Stabat Mater“ написана на основе моих негодований на тему отмирания милосердия и совести в нашем обществе».
«Действие моего романа происходит в хосписе во времена распространения жуткой болезни, и одна из героинь умеет забирать у страдающих физическую боль. Это книга о страдании и сострадании. Потому что если есть страдание, то должно существовать и эквивалентное сострадание».
«Почему люди не любят рассказывать о том, как им сделали добро, а предпочитают говорить о том, как всюду царит зло? Милосердие намеренно засовывают на периферию. Мы становимся злее, по крайней мере, я наблюдаю именно такую тенденцию за период своей жизни».
«Если мы будем воспринимать боль других людей как чужую, строить крепости, мы зайдем в тупик. Потому что мир, заполняемый болью, рано или поздно захлестнет и тебя».
«Мы не одни в этой борьбе за справедливость. Есть что‑то выше нас. И в своей книге я дал ответ, что делает Бог, почему допускает эти страдания».
«Бог ни на чьей стороне, он всегда с теми, кто страдает».
«Мы должны верить и понимать, что и мы, и наша страна воскреснут, дружба, гуманизм тоже воскреснут. Злые слова умрут. Я хотел, чтобы прочитав книгу, люди поверили, что надежда на спасение есть».
«Любая болезнь имеет стадию кризиса, после которой и начинается выздоровление. Я верю, что человечество преодолеет кризис и выйдет из него излеченным и обновленным».
Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

Закон Шухарта

Силлов Дмитрий Олегович

Венеция. Карантинные хроники

Марголис Екатерина Леонидовна

Милое исчадие

Нестерова Наталья

Сорока

Дэй Элизабет

Латынь по-пацански

Самохин Никита Юрьевич

Дюна

Герберт Фрэнк

Он уходя спросил

Акунин Борис

Ведьмак: Меч Предназначения

Сапковский Анджей

Квартира №41

Свешникова Мария Константиновна

Мгновенная карма

Мейер Марисса

Царство Проклятых

Манискалко Керри

Время милосердия

Гришэм Джон

Из моего окна

Годой Ариана

Пост (подарочное)

Глуховский Дмитрий Алексеевич

Домовая любовь

Некрасова Евгения Игоревна

Намедни. Наша эра. 1921-1930

Парфенов Леонид Геннадьевич

Звездный витамин

Горькавый Ник

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Вы смотрели

Берсенева Анна

Болдуин Джеймс

Пак Соён

Двинина Людмила Владимировна

Леблан Морис

Майринк Густав

Алексеева Оксана

Беверли Джо

Рубанов Андрей Викторович

Эльнорд Мария

Михалкова Елена Ивановна

Зеленый кот

Снегирев Александр

Осипов Алексей Ильич

Терехов Александр Михайлович

Поляков Юрий Михайлович

Михалков Сергей Владимирович

Ли Мелинда

Стародуб-Афанасьева Яна Юрьевна

Медведев Дмитрий Юрьевич

Яхина Гузель Шамилевна

Яхина Гузель Шамилевна

Сальников Алексей Борисович

Сальников Алексей Борисович

Бушковский Александр Сергеевич

Служитель Григорий Михайлович

Осояну Наталия Георгиевна

Харкуэй Ник


Новости, новинки,
подборки и рекомендации