Corpus.[historia]

229
О серии
Количество книг в серии: 17
Рассказать друзьям:

Плохий Сергей

Сергей Плохий прослеживает историю украинской государственности от первого упоминания у Геродота до последних трагических событий. Расселение славян, быт скифов и появление викингов, отношения с Византией и Османской империей, убийство Ингвара (Игоря) и месть Хельги (Ольги). Брак "вождя варваров" Владимира и сестры императора Василия II Анны. Христианизация Руси и становление монгольской империи. Великое княжество литовское и казачий бунт под предводительством Богдана Хмельницкого. Гетманство Ивана Мазепы и Полтавская битва. Присоединение Крыма к России и введение черты оседлости, Октябрьская революция и создание УССР, Голодомор и немецко-фашистская оккупация, катастрофа на Чернобыльской АЭС и падение Советского Союза, Оранжевая революция и российско-украинский конфликт. Все вехи непростого пути страны, которая испокон веков служила "Вратами Европы" – то разделяя, то вновь связывая восток и запад.

Ремник Дэвид

18 августа 1991 года на улицах Москвы появились танки. Начался августовский путч, после провала которого всем станет очевидно – Советский Cоюз трещит по швам и дни его сочтены. Дэвид Ремник к тому моменту уже четыре года работал журналистом The Washington Post в Москве и был в эпицентре всех судьбоносных событий этого драматичного периода. Перестройка, гласность, чернобыльская катастрофа, реабилитация классической русской литературы, раскопки в Катыни, "правый поворот", свободная пресса. Свой рассказ о крушении последней в мире империи Ремник строит на судебных показаниях и личных беседах, на засекреченных документах сталинской эпохи и воспоминаниях участников событий, на интервью и, конечно, собственных наблюдениях. Как иностранный журналист он имел уникальную возможность заходить и в кабинеты самых высокопоставленных лиц государства, и на кухни к диссидентам и правозащитникам.

Ашерсон Нил

"В книге я провожу мысль о том, что Черное море — его народы и прибрежные регионы, его рыба, его воды и его безмерно глубокая история — это единый культурный ландшафт". Ашерсон планомерно и педантично показывает все аспекты формирования этого "культурного  ландшафта". От плавания Ясона за золотым руном до самых последних политических, экономических и экологических преобразований. Как зарождался рыбный промысел и кто населял прибрежные земли в разные эпохи, какой главный товар привозили с собой из плавания к берегам Черного моря микенские торговцы и почему именно через эти "морские ворота" проникла в Европу "черная смерть", какая опасность таится на глубине ниже 150-200 метров и почему это может привести к самой масштабной экологической катастрофе в истории человеческой цивилизации.

Хобсбаум Эрик

"Эта книга о том, что случилось с искусством и культурой буржуазного общества после того, как с уходом поколения 1914 года само это общество навсегда перестало существовать". "Разломанное время" — великолепно выстроенный, четко структурированный и блистательно написанный рассказ о том непростом пути, который прошло искусство в XX веке. Почему стал популярен Энди Уорхол? Как культура взаимодействовала с политикой и рынком? Чем современные манифесты отличаются от манифестов прошлого? Что нового привнес в искусство феминизм? Почему одним из главных мифов XX века стал ковбой, а не Дон Корлеоне? Все самые яркие явления из истории живописи и кинематографа, музыки и литературы Эрик Хобсбаум описывает в свойственной ему экспрессивной, красочной и захватывающей манере.

Фергюсон Ниал

В начале xv века мир заметно отличался от нынешнего. Нас поразил бы контраст между могущественной Азией и страдающей от голода, усобиц и эпидемий Европой, между анархической Северной Америкой и империями Центральной и Южной Америки. Мысль о том, будто Запад способен доминировать в мире —в военном, экономическом или в культурном отношении, — тогда показалась бы странной. Тем не менее следующие полтысячи лет западные страны задавали тон.Скандально известный британский историк восстанавливает “рецепт успеха” Запада и задается вопросом, стоит ли в наши дни говорить о его “закате”.

Хоффман Д

Рассказ об Адольфе Толкачеве, самом успешном и ценном агенте Соединенных Штатов в СССР, —это история из эпохи холодной войны. Инженер и конструктор Толкачев не состоял в КПСС, не служил в армии или спецслужбе. Он не стремился к обогащению и не хотел уезжать из страны. Он никогда не был за границей и почти ничего не знал о Соединенных Штатах. Толкачев сам предложил свои услуги Центральному разведывательному управлению и за несколько лет шпионской деятельности передал Соединенным Штатам тысячи страниц ценнейшей секретной документации. Его разоблачение не было результатом ошибки московской резидентуры или хитроумной операции КГБ — его предал бывший сотрудник ЦРУ.

Фергюсон Ниал

Как сделать так, чтобы финансовая система работала на общество, а не против него, была основой стабильности, а не источником проблем?Должно ли государство вмешиваться в работу банков, судов и образовательных учреждений? В чем причина слабеющего финансового и политического влияния Запада в мире? Эти вопросы остро волнуют не только западный мир. По мнению британского историка Ниала Фергюсона, главная проблема — в вырождении гражданских институтов. Только возврат от верховенства законников к верховенству закона, отказ от избыточного регулирования и неравнодушие граждан могут изменить ход событий и предотвратить кажущийся неизбежным коллапс.

Кампфнер Джон

Как добывали и тратили деньги богатые и власть имущие разных времен и народов — от древних египтян и античных греков до современных российских и китайских олигархов? Что
у них общего: предпринимательские инстинкты, амбиции, тщеславие, алчность, филантропия? Автор сводит воедино двухтысячелетний опыт человечества и задается вопросом: появилось ли что-либо новое в жизни сверхбогатой прослойки за последние двадцать лет?

Бернстайн Ричард

Писатель и журналист Ричард Бернстайн тридцать лет работал иностранным корреспондентом, культурным репортером и книжным критиком в журнале Time, а потом в газете New York Times. В начале 1970‑х он учил китайский язык на Тайване, в середине 1980‑х был специальным корреспондентом Time в Гонконге, потом — первым корреспондентом журнала в Китае. Естественно, его первая книга была посвящена Китаю. Бернстайн объехал весь мир от Южной Африки до Ливии и от Новой Каледонии до Польши, но сохранил интерес к Азии. В 2006 году он оставил штатную работу в СМИ и переключился на написание книг. Его ставшая бестселлером и вызвавшая волну дискуссий книга “Восток, Запад и секс” исследует связь между сексом и властью. Западные путешественники и завоеватели, попадая на загадочный Восток, погружались в мир чувственных наслаждений, недозволенных в Европе. То, что на Западе считалось грехом, на Востоке воспринималось иначе, и этим трудно было не воспользоваться. Прошли века, но секс-туризм по‑прежнему процветает, и люди с Запада продолжают ехать на Восток в поисках сексуальных наслаждений. Почему западные мужчины ведут себя именно так? И почему восточные женщины позволяют им так себя вести? Об этом и о многом другом — провокационная книга Ричарда Бернстайна

Фергюсон Ниал

В начале xv века мир заметно отличался от нынешнего. Нас поразил бы контраст
между могущественной Азией и страдающей от голода, усобиц и эпидемий Ев-
ропой, между анархической Северной Америкой и империями Центральной
и Южной Америки. Мысль о том, будто Запад способен доминировать в мире —
в военном, экономическом или в культурном отношении, — тогда показалась бы
странной. Тем не менее следующие полтысячи лет западные страны задавали тон.
Скандально известный британский историк восстанавливает “рецепт успеха” За-
пада и задается вопросом, стоит ли в наши дни говорить о его “закате”.