Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Джордж Оруэлл. Неприступная душа

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага типографская 60/60
Вес: 0.837 кг. | Страниц: 800 | Размер: 147 х 220 x 44 мм
ISBN 978-5-17-154867-4
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Описание

Джордж Оруэлл — одно из самых имен известных в мировой литературе, и в сводном «Списке списков» ста лучших книг всех времене и народов, составленном журналом Newsweek, его роман «1984» стоит на втором месте, сразу же за «Войной и миром» Л.Н. Толстого. Оруэлл написал пять романов, три документальные повести и сотни публицистических статей, очерков и эссе, составивших двадцатитомное собрание сочинений, изданное на родине. Он переведен ныне на 65 языков, а суммарный тираж его книг в мире составляет почти 50 млн. экземпляров. Но настоящую славу ему, конечно, принесли в конце 1940-х годов повесть «Скотный двор» и — ставший главной в ХХ веке антиутопией — роман «1984».

В феномене Оруэлла, талантливого, противоречивого и неуступчивого человека, попытался разобраться в своей книге «Джордж Оруэлл. Неприступная душа» Вячеслав Недошивин — крупнейший эксперт по творчеству писателя, а также автор ставших классическими переводов его повести «Скотный двор» и романа «1984». Впервые книга вышла в 2018 году в «Редакции Елены Шубиной» и почти сразу была удостоена премии Союза писателей Москвы «Венец».

Аннотация

«Святой Джордж», «совесть поколения», «пророк»... Джордж Оруэлл был человеком, которого в Средневековье сожгли бы на костре. Но сейчас 20 томов его наследия изучают в школах, его книги переведены на 65 языков, по ним поставлены фильмы и спектакли, а суммарный тираж его романа «1984» только в Англии перевалил за 40 миллионов...

Вячеслав Недошивин — писатель, автор книг «Адреса любви. Дома и домочадцы русской литературы» и «Прогулки по Серебряному веку». Долгие годы — от диссертации об антиутопиях в 1985 году до статей в научных сборниках и журналах («Иностранная литература») — занимался творчеством Дж.Оруэлла и переводами его произведений. Итогом этой работы стала подробнейшая биография английского классика, удостоенная премии СП Москвы «Венец» (2020) и премии им. Александра Беляева (2022).

«Джордж Оруэлл. Неприступная душа» — это не просто увлекательный рассказ о жизни писателя и его книгах, о его взглядах и его эпохе, — но и первый его «русский портрет». О русской женщине, в которую был влюблен, об офицере-эмигранте из России, спасавшем его в Париже, и о фронтовом друге-петербуржце, которого, напротив, спасал в Испании уже сам Оруэлл, о дневниках писателя, исчезнувших в подвалах Лубянки, и о переписке с СССР, которую обнародовали у нас лишь в девяностых... Книга иллюстрирована уникальными фотографиями из лондонского архива писателя, многие из которых публикуются в России впервые.

«Аскет, изгой, „белая ворона“ — он, беглец из лагерей любых „победителей“, всю жизнь выбирал сторону униженных и оскорбленных, выбирал для себя не рай, но ад. Уходил „под мосты“ и в ночлежки с бродягами и нищими в Англии, работал посудомоем в Париже, первым рвался в разведку в Испании и возвращался в Лондон под фашистские бомбы, когда все, напротив, эвакуировались. „Чем хуже, тем лучше“ — вот девиз Оруэлла, если на карту ставилась жизнь».

О книге
  • Листаем книгу «Джордж Оруэлл. Неприступная душа»

    Листаем книгу «Джордж Оруэлл. Неприступная душа»

Пять причин прочитать книгу

  1. Книга эта, несомненно, культовая. И, судя по обстановке в мире, долго будет оставаться и актуальной, и читаемой. Вячеслав Недошивин рассказывает не только о том, как был создан знаменитый роман, но и о катастрофических тенденциях, подмеченных в нем, которые начинают сбываться только сейчас.
  2. Новое прочтение великих книг Оруэлла. Что, где и как зашифровал писатель в своих романах и эссе? Мимо чего прошли специалисты и критики и что для многих осталось незамеченным? Об этом размышляет первый исследователь современных утопий и антиутопий, литературовед и историк литературы Недошивин.
  3. Российская биография британского классика опровергает бытовавшее десятилетиями представление о том, что Оруэлл был ярым противником России и русских, что роман «1984» изображал исключительно СССР. По неоднократным предсмертным признаниям писателя, он изображал в этой книге то, что может произойти с миром и родной ему Англией. Другое дело, что он — социалист по убеждениям — не считал извращенный сталинский социализм социализмом и демократией, как понимал их сам.
  4. Феномен легенды — именно это подробно исследует автор биографии Оруэлла. Как и в силу чего человек, обладающий писательским даром, может стать не просто одним из первых в мировой литературе, но и философом жизни, которому, образно говоря, окажутся тесны и белая хламида Махатмы Ганди, и цивильный костюм Жан Поля Сартра, и полувоенный френч Александра Солженицына, и даже цветастые жилетки фантаста Герберта Уэллса?
  5. Вы удивитесь, встретив в книге «Джордж Оруэлл. Неприступная душа» имена сопричастных в той или иной мере к писателю Николая Бердяева, Федора Достоевского, Марины Цветаевой, Николая Гумилева, Евгения Замятина, Алексея Толстого, Михаила Булгакова, Петра Святополка-Мирского, Ильи Эренбурга, Иосифа Бродского и многих других русских литераторов. А жизненный путь и бесславная гибель знаменитого советского журналиста Михаила Кольцова послужили автору издания живой параллелью и красноречивым сравнением с жизнью и кончиной главного героя — теперь уже бессмертного Оруэлла.

Пять фактов из биографии Джорджа Оруэлла

Знаете ли вы, что:

  • первым словом годовалого писателя, будущего автора «Скотного двора», стало слово «скотство»;
  • в 16 лет он, выпускник элитного Итона, отвечая на вопрос о десяти великих людях эпохи, назвал имя Ленина;
  • в Испании он и его жена — британские добровольцы Гражданской войны 1936 года — должны были, как гласят опубликованные недавно документы, сгинуть в застенках полиции безопасности и... нашего НКВД;
  • Оруэлл, а не Уинстон Черчилль, как принято считать, стал автором выражения «холодная война», что зафиксировано ныне Оксфордским словарем;
  • жизнь и смерть Оруэлла от туберкулеза все чаще сравнивают на Западе с жизнью и смертью Антона Чехова?

Крылатые выражения Джорджа Оруэлла

«Быть честным и остаться в живых — это почти невозможно...»
«Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре. Если дозволено это, все остальное отсюда следует...»
«Если ты в меньшинстве — и даже в единственном числе — это не значит, что ты безумен. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, ты не безумен...»
«Патриотизм по природе своей не агрессивен ни в военном, ни в культурном отношении. Национализм же неотделим от стремления к власти...».
«Иерархическое общество возможно только на основе бедности и невежества».
«Нас ждет режим, в котором все оппозиционные партии и газеты будут запрещены, а всякий сколько-нибудь значительный диссидент окажется в тюрьме. Разумеется, такой режим будет фашистским... Но поскольку его установят либералы и коммунисты, называться он будет иначе...»
«В нашем обществе те, кто лучше всех осведомлен о происходящем, меньше всех способен увидеть мир таким, какой он есть. Короче, чем больше понимания, тем сильнее иллюзии: чем умнее, тем безумнее...»
«Нет ничего твоего, кроме нескольких кубических сантиметров в черепе».

Пресса об авторе

«Вячеславу Недошивину удалось нарисовать портрет живого человека. В самом начале автор утверждает, что не склонен делать из своего героя идола. Может, и так, хотя порой при чтении трудно отделаться от впечатления, что Оруэлл все самое важное о нашем обществе знал наперед и вообще был эталоном морального отношения к окружающим. Впрочем, незаметно, чтобы автор скрыл что-то в биографии. Если и умолчал о чем, то в силу ненадежности источников...»

Илья Дементьев

«Ценность книги Недошивина в том, что он позволяет нам увидеть не только жизнь этого уникального писателя, но и панораму мира, окружавшего его в тот или иной период, ознакомиться не только с тем, что знал Оруэлл, но даже с тем, чего он в принципе не мог знать».

Александр Евлахов

Избранные цитаты из книги

«Оруэлл был необычен во всем: в быту, взглядах, в отношениях с людьми, в творчестве. Таких не встречают в жизни — на таких натыкаются... Налетают, набивая синяки и шишки, и лишь потом начинают думать: что же это было? Камень из пращи древности, юродивый, тревожно размахивающий руками у стен неведомого храма, или вообще комета, невесть откуда прилетевшая, чтобы опалить человечество?..»
«Невероятно ведь, но французский Оруэллу преподавал в Итоне сам Олдос Хаксли. Тот тоже не так уж давно окончил Итон, и, кажется, ненавидел эту школу. Ныне в истории литературы имена Оруэлла и Хаксли стоят почти рядом, хотя при „встрече“ ни тот, ни другой внимания друг на друга не обратили. Многие искали потом хоть какую-то связь Хаксли и Оруэлла в Итоне, но, увы, ничего не нашли...»
«Короче, под самое Рождество 1931 года, он, накачавшись пивом и добавив четверть виски „сверху“, не только разыскал полицейский патруль, но почти натурально свалился ему „под ноги“. К разочарованию своему он провел в узилище всего два дня, но „материала“ хватило не просто на короткий очерк (его опубликует Adelphi в августе 1932 года), но и на две книги его, в том числе на последний роман — на ту камеру в „Министерстве любви“ его последнего романа, которая, как и камера в жизни, была сверху донизу облицована белым кафелем...»
«Временем объясняется стремление его к „простой жизни“, к невыделяющейся манере одеваться, к неприятию эпатажа, к возне в земле и работе руками как с примитивной вставочкой, так и с рубанком да топором — к той „осознанной обычности“, которая, как кто — то верно заметил, является „высшей формой интеллигентности“».
«Удивляет другое: его необычное на протяжении всей жизни отношение... к встреченным женщинам. Об этом, правда, мало известно: мало писем, свидетельств и воспоминаний. Скажем, в дневниках его, писать которые он бросал порой на долгие годы, но которые тем не менее насчитывают почти 600 страниц, о любви к женщинам, да к тем же будущим двум женам его нет, считайте, ни слова». «Пуля, прилетевшая из-за бруствера в пять утра, угодила Оруэллу в шею. Жизнь кончена, понял он. Он никогда не слышал, чтобы человек или зверь выживали, получив пулю в шею. А коль так, жить ему оставалось несколько минут...»
«...знамений, знаков, символов, связанных с его смертью, набралось предостаточно. Ну не знак ли, что прощались с Оруэллом в случайно выбранной лондонской церкви, покровителем которой, как выяснилось, оказался святой Джордж? Что хоронил его представитель знаменитого рода Асторов, а сам писатель умер, как отметит в дневнике его приятель Энтони Пауэлл, „в годовщину смерти Ленина“».
Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Характеристики
ISBN:
978-5-17-154867-4
Вес (кг):
0.837
Переплет:
Твердый
Страниц:
800
Ширина (мм):
147
Высота (мм):
220
Бумага:
Бумага типографская 60/60
ББК:
ББК 83.3(4Вел)-8 Оруэлл Д.
УДК:
УДК 821.111.09 Оруэлл Д.
ЕКН:
111.07.1.1
Содержание:
Пролог

Часть первая
«Незнание — это сила»
Глава 1. Семейная Библия
Глава 2. «По канату над выгребной ямой...»
Глава 3. «Нечистая совесть»

Часть вторая
«Война — это мир»
Глава 4. Мятежный пессимист
Глава 5. Шуры энд муры
Глава 6. Путь к причалу, которого не было
Глава 7. Рядовой свободы
Глава 8. «Беглец из лагерей победителей»

Часть третья
«Свобода — это рабство»
Глава 9. «Адвокат дьявола»
Глава 10. Сказка… о «сказке»
Глава 11. «Я зашел слишком далеко…»
Глава 12. «Пророк бедствий»
Эпилог
Примечания
Указатель имен
Указатель произведений
Библиография
Знак информационной продукции:
18+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Недошивин Вячеслав Михайлович
Автор работ по исследованию литературного периода "Серебряного века".
Об авторе
Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет
Смотрите также
Смотрите также

Горький : Страсти по Максиму

Басинский Павел Валерьевич

Батюшков не болен

Шульпяков Глеб Юрьевич

Посмотрите на меня

Басинский Павел Валерьевич

Алексей Толстой: играть самого себя

Варламов Алексей Николаевич

Пэлем Гренвилл Вудхаус. О пользе оптимизма

Ливергант Александр Яковлевич

Агата Кристи: свидетель обвинения

Ливергант Александр Яковлевич

Венедикт Ерофеев: посторонний

Лекманов Олег Андершанович

Бал в Кремле

Малапарте Курцио

Гумилев сын Гумилева

Беляков Сергей Станиславович

Дело Бронникова

Громова Наталья Александровна

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Джордж Оруэлл. Неприступная душа

Недошивин Вячеслав Михайлович

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации