Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Кластер

Воронеж
Другой город?
г. Воронеж, ул. Плехановская, д. 33
В наличии
Амиталь
г. Воронеж, ул. Пушкинская, 2
В наличии
Амиталь
Упс! 😬
Поиск не дал результатов
О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная пухлая 84/60 Кама
Вес: 0.343 кг. | Страниц: 352 | Размер: 133 х 207 x 22 мм
ISBN 978-5-17-132740-8
Последний тираж: 25.11.2020 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Аннотация

Темнота холодна.

Темнота — самое древнее зло: сжимает, разрывает, утаскивает. Все это знают: и Лара, и Руся, и Серый Собак. Знает это и маленький медведь Сёма.

Сколько он себя помнит, от протянутых лап темноты его берегло только главное солнце — то, что воткнуто в самую середину потолка. Вот только это солнце совсем скоро закончится: осколки уже падали за Кукольным Домом.

Чёрное солнце — что может быть страшнее?
...разве только ловцы.

«Захарову удаётся главный для писателя фокус — сделать героев живыми. На живых людей у него похожи и певицы, и игрушечные медведи, и даже чиновники с гендирами и начдепами».

Егор Михайлов, «Афиша Daily»

«Захаров взламывает жанр производственного романа: абсолютно достоверную реальность российской корпорации он перемешивает с тем, что ей чуждо и неподвластно — нежностью и человечностью».

Александр Гаврилов

«Если вам кто‑то скажет, что «Кластер» — это антиутопия, или памфлет, или производственный роман, или психологический триллер, — не верьте. То есть — и это тоже. Но это всё обертки. А главное — внутри: детство и игрушки. Игрушки, которые остались честны и благородны, когда мы сами... Впрочем, есть ещё люди, которые достойны своих детских игрушек.

Андрей Лазарчук


О книге
  • Дмитрий Захаров о новом романе «Кластер»

    Дмитрий Захаров о новом романе «Кластер»

  • Дмитрий Захаров читает отрывок из книги «Кластер»

    Дмитрий Захаров читает отрывок из книги «Кластер»

Цитаты

Голову генеральному отрезали легко. Ирка аккуратно чиркнула лезвием, слегка надавила, и вот уже башка Петра Михайловича валяется на полу.

Потолок холла в виде расписного плафона с керамической инкрустацией казался церковным куполом. Вот только звёздное небо, изображенное на нём, было тёмным и пустым. В чернильном вакууме одиноко проплывала станция «Мир».

Всё вместе это напоминало храм тайного культа, давно изгнанного — вместе с его святыми и реликвиями — из дневного мира, и успевшего обменять все свои сокровища на ту самую ногу марсохода, которая теперь подаёт кофе. Древние божества смотрели из мёртвого космоса сурово и безрадостно. Белка и Стрелка и вовсе косплеили Анубиса.

Зимой всегда темнеет рано, но в этом году день просто не наступает. На смену мышино‑серому утру приходит сумрачная возня в тумане: мутные сполохи, плетение блёклых паутин, а в итоге, так и не разгоревшись, дневной свет затухает. И сразу ночь. Поэтому нет смысла искать место, откуда можно увидеть панораму: эта страна, этот город, эта зима — всё здесь придумано не для туристов. Не для зеркальных камер в руках девочек‑хипстеров. И не для местных, решивших погулять по набережным. Это всё — для ужаса и отчаянья. Для снега и копоти. Для машин, которые никуда не едут и только мигают фарами. Это такое специальное место — пробник ада.
Арсенид, стал рассказывать он, — это такой философский камень. К нему очень давно и очень многие подбирались. Огромный рынок, баснословные прибыли, перезвон орденов на груди. The winner takes it all, как учит нас группа Abba. Так что большой советский задел начали разрабатывать сразу несколько корпораций. И так десять лет подряд. Кто‑то в процессе проворовался, кто‑то нашёл себя в Лондоне, кто‑то стал министром, — но продукта как не было, так и не появилось. Болото. Гримпенская трясина.
Полоса пестрела заглавными буквами. «Генеральный Директор», «Комбинат», «Наше Предприятие» и даже «Дела Генерального» были набраны с прописных. От буйства капслока текст казался похожим на письмо маньяка в полицию, собранное из вырезок. Сходство усиливалось тем, что первая литера каждого нового абзаца была напечатана отличным от остальной статьи шрифтом.

Солнце полностью погасло, и на потолке можно было, если очень‑очень сильно приглядываться, заметить только блёклые точки. Лара называет их звёздами, хотя на самом деле это маленькие трещины.

И всё же когда Лара водит рукой, собирая эти пятна в узор, кажется, что они и вправду сплетаются в созвездия.

Сёма знает, что один из зайцев даже пробовал делать небесный чертёж. Он очень стесняется и прячет его под пол. Сразу слева за спортивной площадкой.

Смешной заяц.

Сёма закрыл глаза и по памяти стал водить лапой будто бы по небу. Он рисовал созвездие Левого Фланга. Он рисовал его большим и хорошо защищённым, со многими львами, у которых есть настоящие когти.

Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Майя Ставитская пишет:

Кукла Маша, не плачь

Открытие прошлого года "Средняя Эдда" заинтересовала, прочитанный следом "Репродуктор" очаровал, втянул в сферу влияния автора, заставил ждать "Кластера". Ждать пришлось долго, но оно того стоило. История туго сплетает интересы мегакорпораций с судьбами людей, имеющих к ним непосредственное отношение и не имеющим прямого отношения, с судьбами не людей вовсе. Это вы сейчас про животных, топим за экологию? Не совсем. То есть, да, игрушки, изображающие животных. Ну, это несерьезно. Ошибаетесь, одно это по-настоящему серьезно. Снова об ответе за тех, кого приручили, без назойливого морализаторства. О выборе, который ломает твое благополучие, но не сделать его ты не можешь, потому что способность на него делает тебя человеком. И о выборе, благоденствия, а что там с человеческой составляющей - ну, это все несерьезно. И о выборе жить или умереть. Такие книги большая редкость во времена тотальной осторожности и благонамеренности. Такие во все времена редкость, потому что талант всегда штучный товар. "Кластер" не просто талантливый роман, но умный, честный, исполненный гражданского мужества и невыносимой трепетной нежности. Скажете: "Странное сочетание, едва не оксюморон, где социальный аспект, а где любовь? В одну повозку впрячь не можно..." "Бывает и так, - отвечу, - Очень редко, но бывает, Дмитрию Захарову удалось.

Открытие прошлого года "Средняя Эдда" заинтересовала, прочитанный следом "Репродуктор" очаровал, втянул в сферу влияния автора, заставил ждать "Кластера". Ждать пришлось долго, но оно того стоило. ...

Характеристики
ISBN:
978-5-17-132740-8
Ниша:
РУССКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА И ДРАМАТУРГИЯ
Вес (кг):
0.343
Переплет:
Твердый
Страниц:
352
Ширина (мм):
133
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
25.11.2020 г.
Бумага:
Бумага офсетная пухлая 84/60 Кама
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Захаров Дмитрий Сергеевич

Дмитрий Захаров родился в 1979 году в году в «закрытом» атомном городе неподалеку от Красноярска. По образованию — журналист. Работал корреспондентом и редактором ИД «Коммерсантъ», руководил PR-подразделениями государственных и бизнес-структур. Живет в Москве.

Об авторе

Отзывы

Майя Ставитская пишет:

Кукла Маша, не плачь

Открытие прошлого года "Средняя Эдда" заинтересовала, прочитанный следом "Репродуктор" очаровал, втянул в сферу влияния автора, заставил ждать "Кластера". Ждать пришлось долго, но оно того стоило. История туго сплетает интересы мегакорпораций с судьбами людей, имеющих к ним непосредственное отношение и не имеющим прямого отношения, с судьбами не людей вовсе. Это вы сейчас про животных, топим за экологию? Не совсем. То есть, да, игрушки, изображающие животных. Ну, это несерьезно. Ошибаетесь, одно это по-настоящему серьезно. Снова об ответе за тех, кого приручили, без назойливого морализаторства. О выборе, который ломает твое благополучие, но не сделать его ты не можешь, потому что способность на него делает тебя человеком. И о выборе, благоденствия, а что там с человеческой составляющей - ну, это все несерьезно. И о выборе жить или умереть. Такие книги большая редкость во времена тотальной осторожности и благонамеренности. Такие во все времена редкость, потому что талант всегда штучный товар. "Кластер" не просто талантливый роман, но умный, честный, исполненный гражданского мужества и невыносимой трепетной нежности. Скажете: "Странное сочетание, едва не оксюморон, где социальный аспект, а где любовь? В одну повозку впрячь не можно..." "Бывает и так, - отвечу, - Очень редко, но бывает, Дмитрию Захарову удалось.

Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет
Смотрите также
Смотрите также

Девочка, Которая Выжила

Панюшкин Валерий Валерьевич

Павел Чжан и прочие речные твари

Богданова Вера Олеговна

Бывшая Ленина

Идиатуллин Шамиль Шаукатович

Петля

Сенчин Роман Валерьевич

Средняя Эдда

Захаров Дмитрий Сергеевич

Как тебе такое, Iron Mask?

Савельев Игорь Викторович

Лучшие романы Владимира Сорокина

Сорокин Владимир Георгиевич

Даниэль Штайн, переводчик

Улицкая Людмила Евгеньевна

Все оттенки страсти (комплект из 4-х книг)

Тополь Эдуард Владимирович

Омон Ра

Пелевин Виктор Олегович

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Кластер

Захаров Дмитрий Сергеевич

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации