Новый Алексей Иванов

378
О серии

Авторская серия в обновленном дизайне "Новый Алексей Иванов"! В новой  серии все романы будут оранжевыми, все нон-фикшн — желтыми.

Количество книг в серии: 14
Рассказать друзьям:

Иванов Алексей Викторович

В эпоху великих реформ Петра I "Россия молодая" закипела даже в дремучей Сибири. Нарождающаяся империя крушила в тайге воеводское средневековье. Народы и веры перемешались. Пленные шведы, бухарские купцы, офицеры и чиновники, каторжники, инородцы, летописцы и зодчие, китайские контрабандисты, беглые раскольники, шаманы, православные миссионеры и воинственные степняки джунгары — все они вместе, враждуя между собой или спасая друг друга, творили судьбу российской Азии. Эти обжигающие сюжеты Алексей Иванов сложил в роман-пеплум "Тобол".
"Тобол. Много званых" – первая книга романа.

Иванов Алексей Викторович

"Трое молодых москвичей приезжают на “халтурку” в глухую деревню Поволжья: им надо снять со стены заброшенной церкви погибающую фреску. На фреске — еретическое изображение святого Христофора с головой собаки. Оказывается, деревня в старину была раскольничьим скитом, а “халтурка” — опыт таинственных дэнжерологов, “сапёров” мировой культуры. И во мгле торфяных пожаров утраченная историческая память порождает жуткого Псоглавца — то ли демона раскольников, то ли бога лагерной охраны.

Если угодно, это жанровый роман, ужастик про оборотней. Если угодно — новая деревенская проза. Если угодно — стилизация под веб-сёрфинг по теме русского раскола. Но в целом “Псоглавцы” — история про незримые границы культуры и стражей этих границ. У любого общества есть определённый круг убеждений, и общество не разрешает человеку покидать этот круг, а если человек осмеливается выйти за священный предел, то в погоню за ним кидаются чудовища".
                                                                                                                    Алексей Иванов

Иванов Алексей Викторович

"Тобол. Мало избранных" — вторая книга романа-пеплума Алексея Иванова "Тобол". Причудливые нити человеческих судеб, протянутые сквозь первую книгу романа, теперь завязались в узлы.
Реформы царя Петра перепахали Сибирь, и все, кто "были званы" в эти вольные края, поверяют: "избранны" ли они Сибирью? Беглые раскольники воздвигают свой огненный Корабль — но вознесутся ли в небо души тех, кто проклял себя на земле? Российские полки идут за золотом в далёкий азиатский город Яркенд — но одолеют ли они пространство степей и сопротивление джунгарских полчищ? Упрямый митрополит пробивается к священному идолу инородцев через сопротивление таёжных демонов. Тобольский зодчий по тайным знакам старины выручает из неволи того, кого всем сердцем ненавидит. Всемогущий сибирский губернатор оказывается в лапах государя, которому надо решить, что важнее: своя гордыня или интерес державы?
…Истории отдельных людей сплетаются в общую историю страны. А история страны движется силой яростной борьбы старого с новым. И её глубинная энергия — напряжение вечного спора Поэта и Царя.

Иванов Алексей Викторович

Города Ёбург нет на карте. В Советском Союзе был закрытый промышленный город-гигант Свердловск, в России он превратился в хайтековский евроазиатский мегаполис Екатеринбург, а Ёбург – промежуточная стадия между советской и российской формациями. Ёбург – это город в эпоху перемен, в первую очередь в "лихие девяностые".
В этой книге – сто новелл о Екатеринбурге на сломе истории, сто новелл о яростной борьбе: сюжеты о реальных людях, которые не сдавались обстоятельствам и упрямо строили будущее. Эпоха перемен порождала героев и титанов, и многих из них вся страна знала по именам. Екатеринбург никогда не "выпадал из истории", он всегда оставался укоренённым в жизни, всегда решал за себя сам, а потому на все жгучие вопросы эпохи дал свои собственные яркие ответы. И это произошло во времена Ёбурга.

Иванов Алексей Викторович

Герои романа Алексея Иванова "Общага-на-Крови" – умники и максималисты, и они умеют находить причины, разрешающие совершать такие поступки, которые совершать не хочется и не следует.
Волею обстоятельств из обычного общежития выселяют компанию из пяти студентов, и молодые люди переходят на "нелегальное положение". Чтобы выжить в общаге, им приходится жертвовать очень многим. Но до каких пределов дозволено доходить, не предавая себя и друзей?

Иванов Алексей Викторович

""Блуда и МУДО" - современный плутовской роман. В провинциальном городе Ковязин молодые педагоги МУДО, бывшего Дома пионеров, спасая своё учреждение от закрытия, устраивают аферу: изображают, что в их загородном летнем лагере полным-полно отдыхающих школьников. Главный герой, философ и бонвиван Борис Моржов, путешествует по прежним любовницам-училкам, как Чичиков по усадьбам помещиков, и "чичит" сертификаты – "мёртвые души" несуществующих обитателей лагеря. А ещё в романе есть проститутки, продажные менты, коррупционеры-чиновники, деревенские алкаши и много прочего пёстрого народа. Но весёлый роман формулирует очень серьёзный вопрос: что правильнее, быть успешным или быть подлинным?"
Алексей Иванов

Иванов Алексей Викторович

XV век от Рождества Христова, почти семь тысяч лет от Сотворения мира… Московское княжество, укрепляясь, приценивается к богатствам соседей, ближних и дальних. Русь медленно наступает на Урал. А на Урале – не дикие народцы, на Урале – лесные языческие княжества, древний таёжный мир, дивный и жуткий для пришельцев. Здесь не верят в спасение праведной души, здесь молятся суровым богам судьбы. Одолеет ли православный крест чащобную нечисть вечной пармы – хвойного океана? Покорит ли эту сумрачную вселенную чужак Иисус Христос? Станут ли здешние жители русскими? И станут ли русские – здешними?
"Сердце пармы" – роман о том, как люди и народы, обретая родину, обретают судьбу.

Иванов Алексей Викторович

"1778 год. Урал дымит горными заводами, для которых существует только одна дорога в Россию – бурная река Чусовая. Но здесь барки с заводским железом безжалостно крушат береговые скалы-бойцы. У сплавщиков, которые проводят барки по стремнинам реки, есть способ избежать крушений: попросить о помощи старцев, что правят Рекой из тайных раскольничьих скитов и держат в кулаке грандиозный сплав "железных караванов". Однако молодой сплавщик Осташа, пытаясь разгадать причины гибели своего отца, поднимает бунт против сложившегося на Чусовой порядка. Чтобы вернуть честное имя себе и отцу, он должен будет найти казну самого Пугачева, спрятанную где-то на бойцах…
А подлинное "золото бунта" – это не пугачёвский клад, но ответ на вопрос: как сделать непосильное дело и не потерять душу?"
Алексей Иванов

Иванов Алексей Викторович

"Надо объяснить, чтобы читатель не путался: сначала был авторский сценарий для фильма о конфликте Ивана Грозного и митрополита Филиппа, потом он превратился в режиссёрский сценарий Павла Семёновича Лунгина, потом был фильм “Царь”, который представлял Россию на фестивале в Каннах. А потом появился роман “Летоисчисление от Иоанна”, написанный по авторскому сценарию. И роман во многом расходится с фильмом.
Это не историческое повествование, хотя почти все его герои — реальные исторические личности, а в основу положена эсхатологическая концепция опричнины, разработанная доктором исторических наук Андреем Львовичем Юргановым. Это роман-мистерия. В нём над Кремлём появляются Всадники Апокалипсиса, а царица превращается в библейскую Саранчу, в нём Иисус хоронит русских ратников, порубленных под Полоцком, а Грозный пирует с чернокнижниками, колдунами и мертвецами. Роман — не хроника зверств "кромешников", а притча о проклятии русской власти.
Иван Грозный ждёт Конца Света. В гордыне самовластья он воображает себя спасителем своего народа, Христом Второго пришествия. И учреждает опричнину — орден защиты веры. Если народ поверит в царя как в бога, царь станет чудотворцем. Мановением руки он повергнет всех врагов в прах и покроет землю тучными нивами. Нужно только заставить народ поверить в царя. Заставить силой – террором опричнины. Но соловецкий игумен Филипп, человек простой и ясный, не может служить царю как богу. И вот тогда очи вперяются в очи, и против замаха топора поднимается крест".

Алексей Иванов

Зайцева Юлия Юрьевна, Иванов Алексей Викторович

Роман Алексея Иванова "Тобол" рассказывает о петровской эпохе в истории Сибири. В романе множество сюжетных линий. Губернатор перестраивает Сибирь из воеводской в имперскую. Зодчий возводит кремль. Митрополит ищет идола в чудотворной кольчуге Ермака. Пленный шведский офицер тайно составляет карту Оби. Бухарский купец налаживает сбыт нелегальной пушнины. Беглые раскольники готовят массовое самосожжение. Шаман насылает демонов тайги на православных миссионеров. Китайский посол подбивает русских на войну с джунгарами. Ссыльный полковник, зачарованный язычницей, гонится за своей колдовской возлюбленной. Войско обороняет степную крепость от кочевников. Эти яркие сюжеты выстроены на основе реальных событий сибирской истории, и очень многие персонажи — реальные персоны, о которых написаны научные исследования.
Какими они были — губернатор Гагарин и зодчий Ремезов, митрополиты Филофей и Иоанн, пленные шведы Страленберг и Ренат, полковники Новицкий и Бухгольц, фискал Нестеров и китайский посол Тулишэнь, нойон Цэрэн Дондоб и солдатская жена Бригитта Цимс, шаман Нахрач Евплоев и многие другие герои романа? Об этом — книга Алексея Иванова и Юлии Зайцевой "Дебри".
"Дебри" — историческая основа романа "Тобол". А ещё и рассказ о том, как со времён Ермака до времён Петра создавалась русская Сибирь. Рассказ о том, зачем Сибирь была нужна России, и какими усилиями далось покорение неведомой тайги. "Дебри" — достоверное повествование о дерзости землепроходцев и воровстве воевод, о забытых городах Мангазее и Албазине, об идолах и шаманизме, о войнах с инородцами и казачьих мятежах, о пушнине и могильном золоте, о сибирских святых и протопопе Аввакуме, о служилых людях и ссыльных бунтовщиках, о мамонтах и первых натуралистах. Сибирская история полна страстей, корысти и самоотверженности. И знать её надо просто потому, что мы русские.
Авторы серии
Книги серии
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович
Иванов Алексей Викторович