Свернуть меню
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
МЕНЮ
Прочти первым: «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 2

Прочти первым: «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 2

04.07.2019

Закончить историю Антона Городецкого и других Иных Сергей Лукьяненко пытался уже несколько раз. Сначала был «Последний дозор», потом «Новый Дозор». А потом «Шестой Дозор». Однако не так-то просто завершить цикл, на который ушло больше двадцати лет — персонажи, как и сама вселенная, живут и развиваются. Подчас, вопросов становится больше, чем ответов и даже финальная точка не означает конца.

Если вы давний фанат вселенной «Дозоров» и подписаны на личную страницу Сергея Лукьяненко в социальной сети vk.com, то наверняка уже читали отрывки из грядущего романа. Если нет — читайте продолжение отрывка здесь.

ОТРЫВОК КНИГИ «ВЕЧНЫЙ ДОЗОР» СЕРГЕЯ ЛУКЬЯНЕНКО. ЧАСТЬ 2

Открыв бутылку водки я плеснул чуть-чуть на ладони, растёр, понюхал. Сивухой не пахло, водка была приличная. Антон болезненно поморщился, глядя на меня.

— Но я о другом. О нашем мире, мире Иных.

— В общих чертах, — осторожно сказал Антон.

Какие нынче оборотни пошли культурные! Просто удивительно, как похорошела Москва при Собянине!

— Если в общих чертах, — сказал я, — то всё живое, а в особенности разумное, то есть люди, имеет некую «магическую температуру». Мы, люди...

У парня опять дрогнуло лицо.

— Мы, люди, имеем некую среднюю температуру, назовём её условно «тридцать шесть и шесть». Это магическое тепло изливается в пространство. Если у одного человека «тридцать шесть и шесть», а у другого «тридцать шесть и пять», то возникает небольшой градиент энергий, магическая сила начинает в человека вливаться и он, при определённых условиях, может ей манипулировать. Конечно, на одной десятой градуса особенных чудес не сотворить. Но какие-то догадки, какие-то предвиденья, какие-то мелкие чудеса и тут возможны. А вот если магическая температура у человека значительно ниже нормы, допустим — тридцать пять, ты мы называем такого человека... Как называем?

Я сделал маленький глоток. Водка обожгла горло. Я проглотил горячий комок, заел сырком.

— Называем «Иным», — тихо сказал Антон.

— Верно. Иным седьмого уровня. Если эта температура ещё ниже, допустим тридцать... никто всерьёз градацией не занимался, приборов у нас таких нет, видишь ли, может ты придумаешь... То будет у нас Иной шестого уровня. Или пятого. Будет он непроизвольно сосать энергию у всех встречных-поперечных, как вампир кровушку. И научится творить чудеса, проходить на иные уровни реальности. Как-то так. Высшие Иные — у них температура градуса два-три. А у моей дочки — ноль целых ноль десятых. Ясно?

— Ясно.

— Книжка «Фуаран» не приводит температуру к какой-то определённой величине. Она её понижает градусов на десять-пятнадцать. Понимаешь? Человек становится Иным. Средненьким Иным. А Иной высокого уровня может даже стать Высшим. Понятно?

Парень снова кивнул.

— Процесс нельзя повторять бесконечно, — добавил я. — Эффект слабеет, будто организм адаптируется к воздействию. Так вот, мой дорогой юный друг. Моя магическая температура слишком высока. Этим волшебным аспирином её не сбить.

— Сколько? — хмуро спросил Антон.

— Нечем измерить. Может сто. Может тысяча. Может миллион. Ты это сам-то чувствуешь?

Оборотень кивнул:

— Я какой-то взбудораженный рядом с вами. Кажется, могу горы свернуть.

— Это ещё ничего, — подбодрил я его. — Ты оборотень, у вас всё несколько сложнее устроено. Маги просто дуреют при длительном общении. И чем сильнее маг, тем ему тяжелее.

— Поэтому вы живёте один? — прямо спросил Антон.

Я кивнул.

— Да. Поэтому.

Мы помолчали. Я сделал ещё один маленький глоток, закрыл бутылку и поставил на скамейку. Сказал:

— До утра подберут. Я думаю, все местные бездомные знают, что здесь порой оставляют дешёвую, но хорошую водку.

— Так вы не собирались всю бутылку выпивать? — обрадовался парень.

— Да ты что! Я же человек, мне пить вредно. Ну, спасибо тебе за беседу, всегда приятно поговорить с хорошим законопослушным Тёмным...

— Антон Сергеевич, позвольте мне вас укусить! — выпалил парень.

Я расхохотался. На самом деле я с самого начала догадывался, с чем он пришёл.

— Ты думаешь, что сможешь меня обратить?

— Вам даже не обязательно Тёмным становиться, — умоляюще сказал Антон. — Будете Светлым оборотнем. Перевёртышем, как они себя называют. Несправедливо, что вы... так...

Я задумчиво почесал себя пальцем по шее — там, где едва-едва угадывались два рубчика от вампирских клыков.

— И это не поможет, Антошка. Меня не обратит ни укус вампира, ни укус оборотня. Я слишком горячий.

— Вы пробовали, — пробормотал мой тёзка. — Так вы уже пробовали!

— Пробуют суп из кастрюли, — сказал я. Встал. — Спасибо, на самом деле — огромное тебе спасибо! Ты хороший парень. Постарайся не жрать людей, ладно?

Я похлопал его по плечу и пошёл к дому.

Мой юный Тёмный тёзка остался сидеть на остановке, ссутулившись и держа в руках банку. Огорчительно, да. Понимаю.

Живу я сейчас в однокомнатной квартире в доме напротив прежнего. Квартиру мне дали от щедрот обоих Дозоров. Предлагали дом за городом, потом нормальную трёхкомнатную в элитном доме рядом с прежним жильём. Но я упёрся как баран и выбрал самую простую и маленькую однушку, из окна которой видны окна прежней квартиры.

Гесер считает, что это проявление свойственного мне альтруизма. Завулон прямо сказал, что это доказательство моей глупости.

Но всё гораздо проще.

Любая нормальная квартира была бы признанием того, что моё нынешнее состояние — навсегда. И я говорю не о том, что я теперь человек, с этим-то я смирился, это и впрямь навсегда, до самой смерти.

Беда в том, как я и сказал славному молодому оборотню, что я слишком горячий. С одной стороны я источник Силы для жены и дочери. Но Силы в городе и так много. В какой-то момент я понял, что они захлёбываются в сочащейся из меня энергии. Это словно общаться с человеком, страдающим биполярным расстройством, когда он в маниакальной фазе. Вначале общение захватывает. Перед тобой остроумный энергичный собеседник, который всё время что-то говорит, придумывает, хватается за тысячу дел сразу и как ни странно часть из них доводит до конца. Это даже интересно первые два-три дня. Потом устаёшь.

Когда я понял, что Светлану и Надю обжигает идущая от меня энергия — я стал жить отдельно. Очень надеясь, что это временно, что либо моя температура упадёт, либо они приспособятся.

Температура не упала и я уже понял, что она никогда не упадёт.

Приспособиться они тоже не смогли.

Так что теперь я — воскресный папа. Я прихожу к ним вечером в субботу и ухожу вечером в воскресенье. Это мои девочки способны выдержать. Если прихожу вечером в пятницу, то к воскресенью они уже на взводе. Мы проверяли, экспериментировали и поняли, что сутки в неделю — это максимум дозволенного.

На самом деле не так уж и плохо, если сравнивать с альтернативой, в которой я мёртв. Верно?

И квартира хоть и маленькая, но хорошо отремонтированная, в ней есть всё, что мне нужно. Огромный телевизор, чтобы смотреть сериалы — пока я был Иным, эта бурно расцветшая часть человеческой культуры проходила мимо меня. Прекрасный компьютер. Хорошо оборудованная кухня, на самом деле я люблю готовить. Большая кровать. Даже слишком большая для меня. Светлана как-то сказала, что если ко мне будут приходить человеческие женщины, она поймёт и не будет против. Она вообще очень откровенная, моя жена.

Но единственная женщина, которая ко мне приходит, это пожилая тётенька из клининговой компании. Привлекательности в ней ровно столько же, сколько в швабре, которую она напоминает сложением. Ещё она курит на балконе и ругается матом, если думает, что я её не слышу.

Я повесил куртку в прихожей, умылся, прошёл на кухню. Достал из холодильника стейк, вскрыл упаковку, положил на тарелку согреваться. Включил телевизор на канал, по которому через полчаса начнётся «Теория Большого Взрыва». Подошёл к окну.

Посмотрел на окна — свои прежние окна. У дочери окно было тёмным, ну понятно, время ещё детское, а она уже взрослая. У неё есть парень, хороший парень, признаю честно, к тому же Иной, настоящий Пророк, а это редкость. Может быть в кино пошли. Или на концерт.

Или к нему домой.

В гостиной окно светилось, значит, Светлана дома. Если бы я был Иным, она бы сейчас почувствовала мой взгляд.

К сожалению я человек. Впрочем, я ещё и на диво горячий мужчина. Может быть она почувствует поток Силы?

Я постоял пару минут, но знакомого силуэта в окне не увидел.

Ну и ладно. Попозже созвонимся. Сегодня четверг, через два дня у меня будет приятный вечер в кругу семьи. Надеюсь, Надя тоже будет дома. Папа для неё давно уже не самый важный в жизни мужчина, но она хорошая дочь...

Я двинулся на кухню. Потрогал стейк — что ж, можно приступать к приготовлению.

Вот я сейчас достану большую и правильную сковородку из сверкающей нержавеющей стали, тяжёлую, всю в пупырышках для красивого рельефа на стейке. Сковородка немецкая, дорогая, но я же герой Дозоров, я почётный пенсионер, мне экономить нет нужды, мог бы не дешёвую водку покупать, а односолодовый виски. Масла на такую сковородку можно вообще не лить, но я самую капельку капну. Поставлю на мощную индукционную горелку и включу полную мощность.

А стейк я чуть-чуть обсушу бумажным полотенцем и секунд через тридцать бухну на сковороду. И жарить буду по три минуты с каждой стороны, чтобы он получился с кровью, «медиум рэйр», даже молодой оборотень слопал бы его с восторгом...

В дверь позвонили.

Я вздохнул, выключил плиту и пошёл к двери, вытирая на ходу руки полотенцем. Глянул в глазок.

Пожилой мужчина и юная девица. Мужчине за полтинник, постарше меня будет, девице и двадцати нет. Мужчина немного обрюзгший, почти лысый, только над ушами какие-то жалкие пряди волос, но выглядит всё равно солидно. Вот только как-то смущённо держится. Девушка красивая, лицо тонкое, точёное, с мелкими светлыми кудряшками и яркими серёжками в ушках. И вся на эмоциях, едва сдерживается от возбуждения. Или это поток энергии от меня её штырит?

Я открыл дверь.

— Извините, Антон Сергеевич... — начал мужчина.

— Дневной Дозор! — выпалила девушка. Как ни странно, но она, пожалуй, в этой паре главная.

— Добрый вечер, — сказал я. — Заходите, будьте любезны.

Мужчина со вздохом посмотрел на порог. Что он там видел я не знаю, но вероятно, что-то очень устрашающее — для тех, кто входит не имея права и с дурными намерениями.

— По долгу службы... — пробормотал мужчина, входя.

Девушка прямо-таки перепорхнула в прихожую, тут же захлопнула за собой дверь, уставилась на меня — пиетета в её взгляде не было, а вот неприязнь была, да ещё какая!

— Выйти из Сумрака не могу, — сказал я. — Входить разучился. Но могу чаем угостить!

Девушка уставилась на мои руки. Демонстративно принюхалась. Оборотень, что ли? Или вампир?

— Кровь, — сказал я и девушка вздрогнула. — Стейк собирался жарить, когда вы позвонили. Стейком угощать не стану, он у меня один. Предложение чая остаётся в силе.

— Я Павел Кротов, Иной, пятый уровень. Это моя напарница, стажёр, Маша Гончаренко, четвёртый уровень.

А, теперь всё понятно. Старший тут Кротов, но Маша хоть и стажёр — сильнее его. Сложная ситуация, особенно для Тёмных.

— Очень приятно, Антон Городецкий, человек, — вежливо сказал я.

— Антон Сергеевич, мы знаем, кто вы, мы уведомили руководство Ночного и Дневного Дозоров... — начал мужчина.

Да что происходит?

— Это ваш? — требовательно воскликнула девушка протягивая ко мне руку.

В руке был перочинный нож. Хороший швейцарский нож, который мне когда-то подарила Светлана.

— Похож, — сказал я. — Секундочку...

Я даже залез в карман куртки, хотя уже понял, что нож мой. То ли выронил, то ли оставил на скамейке, нарезая сырок.

— Мой, спасибо, — я протянул руку, но нож Маша мне не вернула.

— Почему вы убили Антона Зуева? — спросила девушка.

Я посмотрел на нож. Потом на Павла Кротова. Потом на Машу Гончаренко.

Вздохнул и сказал:

— Я оборонялся. Он напал на меня и пытался укусить. Я всего лишь человек и вынужден был защищаться.

Маша торжествующе посмотрела на Кротова.

— Вы можете пройти и дождаться прибытия руководства, — сказал я. — Арестовать меня, как вы понимаете, у вас прав нет.

Я двинулся на кухню.

— Куда вы? — воскликнула Маша.

— Стейк жарить! Но вам я его не дам, — откликнулся я. — Если хотите чая, то разуйтесь, у меня только сегодня убирались, грязи нанесёте.

11.07.2019 г. Книги
Прочти первым: «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 3
Продолжаем читать отрывок предстоящего романа Сергея Лукьяненко.
Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно
Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте одну из 100 книг бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте одну из 100 книг бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности