Свернуть меню
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
МЕНЮ
Прочти первым: «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 1

Прочти первым: «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 1

04.06.2019

Закончить историю Антона Городецкого и других Иных Сергей Лукьяненко пытался уже несколько раз. Сначала был «Последний дозор», потом «Новый Дозор». А потом «Шестой Дозор». Однако не так-то просто завершить цикл, на который ушло больше двадцати лет — персонажи, как и сама вселенная, живут и развиваются. Подчас, вопросов становится больше, чем ответов и даже финальная точка не означает конца.

Вот, что говорит Сергей Лукьяненко о своем решении продолжить историю Антона Городецкого (тексты взяты с личной страницы автора vk.com):

«Пусть остаются Иные, пусть воюют Дозоры — а вот Антон Городецкий... тут моя рука дрогнула, убить его я не смог и сотворил с ним то, что планировал для Гесера и Завулона.
Сделал человеком. А дописав книгу, вдруг понял, что поступил куда более жестоко, чем если бы Городецкий пожертвовал собой. Ну как может он жить, лишившись всех сил? Потеряв весь тот мир, в котором жил и сражался двадцать лет? Это же трагедия... Но любая трагедия — это повод для книги».
«В общем — игра началась, как говорил Шерлок Холмс. Антон Городецкий снова в строю. И на этот раз ему придётся распутать историю куда более запутанную и опасную, чем все предыдущие. И выбор в конце ему придётся сделать самый тяжёлый за всё время. На самом деле самый неоднозначный и сложный. Но я верю, что Антон справится.
«Помните, как ему однажды сказал юный пророк? „Вы Антон Городецкий... Вы нас всех...“ А вот что именно — вы узнаете в конце этой книги. Но может быть, догадаетесь и раньше».

Если вы давний фанат вселенной «Дозоров» и подписаны на личную страницу Сергея Лукьяненко в социальной сети vk.com, то наверняка уже читали отрывки из грядущего романа. Если нет — читайте здесь.

  • #VKLIVE : Сергей Лукьяненко. Дозоры

    #VKLIVE : Сергей Лукьяненко. Дозоры

Отрывок книги «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 1



Пролог


Очень долго, ещё с советских времён, здесь была кулинария. Работали в ней две женщины, работали всегда, сколько я себя помню, работали в будни и выходные, будто даже и в отпуск не уходили. В старых громыхающих холодильных витринах, под помаргивающими лампами дневного света лежали салаты — вначале в эмалированных корытцах, потом в пластиковых контейнерах. Салаты женщины делали сами, в закутке за торговым залом. Всегда можно было попросить сделать какой-нибудь особый салат к празднику, добавить побольше мяса или поменьше майонеза. Впрочем и стандартный ассортимент был вкусным. Вот выпечка была привозная и не всегда удачная, хотя пирожки с капустой я любил.

Помимо салатов и выпечки магазинчик продавал мясные полуфабрикаты (можно было купить и кусок сырого мяса), соки и воды, овощи и фрукты. Картошка и лук лежали в контейнере у самого входа, помидоры и огурцы в холодильнике. Не было только алкоголя, никакого, даже пива. Кажется, у продавщиц были с выпивкой какие-то свои счёты, на предложение начать продавать хотя бы пиво они лишь улыбались и отсылали в соседний магазин. За тремя высокими столиками у окна почти всегда кто-то ел — салат из контейнера, котлету по-киевски, бутерброды с толсто нарезанной колбасой. Здесь любили перекусить менты из патрульно-постовой службы, а они всегда знают, где в окрестностях можно поесть безопасно, вкусно и недорого.

А потом, буквально в несколько дней, лица женщин помрачнели, они распродали все товары в полцены и исчезли — уступив место магазину из быстрорастущей торговой сети шаговой доступности «Розовое».

Здесь тоже можно было купить картошку или яйца. Но основной товар «Розового» продавался в стеклянных бутылках и жестяных банках. В отличие от кулинария они могли оплачивать подорожавшую в кризис московскую аренду.

Я стоял у плотно набитого винными бутылками шкафа и размышлял. Молодой продавец по имени Бекзод, давно уже здоровающийся со мной за руку, наблюдал за мной краем глаза. Он знал, что я не люблю советы, но искренне хотел облегчить мой выбор.

Впрочем, его свойственный узбекам торговый талант не остался без применения.

— Скажите, а какое бы вино посоветовали? — поинтересовался прилично, но небогато одетый мужчина средних лет. В руках у него был старенький портфель, делающий его похожим на преподавателя. — Мне в подарок, я сам не очень разбираюсь, я больше крепкое...

— Красное, белое, розовое? Сухое, сладкое? — обрадовался Бекзот.

— Да я даже не знаю, но человек в вине разбирается, надо хорошую бутылочку подарить...

— Ценовой диапазон?

— Ну... до тысячи...

— Портвейн есть хороший, «Массандра». Сладкий, вкусный!

Я вздохнул и повернулся к покупателю. Сказал:

— Добрый день. Могу я дать вам совет?

Мужчина окинул меня оценивающим взглядом, приободрился и кивнул.

— Вот, смотрите, — я снял с полки бутылку. — Восемьсот рублей. Это цена по акции, обычно дороже. За эти деньги вы купите замечательный новозеландский Совиньон Блан. Новозеландский Совиньон уникален, он обладает характерным, незабываемым цветочным вкусом, лёгким, ароматным, с нотками черносмородинового листа, крыжовника, цитрусовых.

— Это всё туда добавляют? — неловко спросил мужчина.

Я улыбнулся.

— Ну что вы. Только виноград. Но Совиньон — терруарное вино, его характер зависит от местности. Особенность новозеландских, да ещё и из региона Мальборо — именно такой, свежий и хрустящий вкус. Ничего лучшего за эти деньги вы в Москве не купите. Если человек разбирается, то он будет рад.

— Спасибо, — расплывшись в улыбке мужчина взял из моих рук бутылку и протянул продавцу.

— Мою скидку ему пробей, — попросил я. — Дать карточку?

Бекзот махнул рукой и пробил вино со скидкой.

— Спасибо огромное! — воскликнул мужчина, бережно пряча бутылку в портфель. — Выручили! Повезло мне попасть на знатока!

— Да не за что, — ответил я любезно. — Бекзот, дорогой, мне как обычно — бутылочку водки подешевле. Но только чтобы не палёная была! И сырок плавленый, «Дружба».

Засунув бутылку водку и сырок в карман куртки, я вышел из магазина, оставив покупателя в полном замешательстве посреди торгового зала.

Уже стемнело. Осень в этом году выдалась тёплая и долгая, но бабьему лету всё-таки подходил конец. Ещё день-два — и температура переползёт через ноль.

Хорошо, когда прохладно. Когда ноль — так просто замечательно.

А что делать, когда слишком жарко? Ничего. От жары не спрячешься, особенно, если жар в тебе.

Я стал спускаться с невысокого крыльца, придерживая рукой оттопыривающийся карман.

— Антон Сергеевич! — окликнули меня от дверей магазина.

Странно. Голос не Бекзота и не покупателя, а больше в магазинчике никого и не было.

Хотя точнее будет сказать, что я никого не видел.

Сойдя с последней ступеньки я обернулся.

У дверей, в розовом свете вывески, стоял молодой, немного за двадцать, парень. Лицо было мне незнакомо. В руке парень держал банку пива.

— Слушаю вас, — сказал я.

— Антон Сергеевич, вы меня не узнаёте?

Я покачал головой.

— Мы давно виделись. Пятнадцать лет назад.

Я присмотрелся к парню повнимательнее. Тот тем временем спустился, остановился рядом, неловко переминаясь с ноги на ногу. Обычный молодой парень. Джинсы, куртка, высокие ботинки — молодёжь такие любит, на голове берет — это необычно, но не более того. Лицо самое заурядное, с лёгкой щетиной. Не бреется, а стрижётся триммером, хотя и очень коротко.

— Если ты выглядишь на свой возраст... — сказал я. — Да. Я знаю кто ты.

— Вы меня узнали? — искренне порадовался парень.

— Нет, конечно. Дети в десять лет обычно не похожи на себя взрослых.

Я повернулся и пошёл по переулку. Парень двинулся рядом, молча, и это мне понравилось.

— Любопытно? — спросил я через минуту.

— Ага, — очень непосредственно ответил парень.

— В магазине я тебя не видел, но ты вышел вслед за мной. Значит, либо отводил глаза, что умеют вампиры и оборотни, либо прятался под заклинанием, что умеют маги, либо был в Сумраке, что свойственно всем Иным. В любом случае ты — Иной.

— Здорово! — обрадовался парень. — А дальше?

— От тебя ничем не пахнет. Совершенно. Никаких одеколонов. И ты не бреешься, а стрижёшься, вероятно, чтобы не пользоваться даже кремом после бритья. Это очень характерное поведение для оборотня.

— Вампиры тоже не любят бриться, — осторожно сказал парень. — Не знаю правда, почему.

— В зеркалах не отражаются, — пошутил я. — А если серьёзно — им неприятно прикосновение острого металла. Это скорее психологическое явление, но оно существует. Однако вампиром ты не являешься, ты украл в магазине пиво, а вампиры не переносят алкоголь. Пиво их не убьёт, конечно, но пить его вампиру смысла нет.

— Я не украл, — кажется, парень покраснел.

— Ага, позаимствовал. Потом деньги занесёшь... Не бойся, мораль читать не стану, в Дозор сообщать тоже... Итак, у нас есть молодой оборотень, которого я знал пятнадцать лет назад. Это сильно сужает выбор. Подмосковье, детский лагерь, вожатый Игорь, инициировавший когда-то трёх детей, больных лейкемией... Игорь жив?

— Жив! — обрадовался парень.

— Он был из Сергиева Посада, — продолжал я. — Один из мальчишек тоже оттуда, не помню, как его звали...

— Петя.

— Оборотни не любят менять место жительства. Так что Петя, наверное, там и живёт. А второго мальчика звали Антон, как меня. Наверное, это ты и есть.

— Правильно, — парень рассмеялся. — Я ваш тёзка. Здорово вы всё разложили!

На лесть даже Иные слабы, что уж говорить о людях. Мне было очень приятно.

— Ладно, рассказывай, зачем меня караулил, — сказал я. Мы остановились перед перекрёстком, как раз загорелся красный свет, а он здесь долгий. — Мне к себе идти пять минут, а домой я тебя не приглашу, уж извини.

— Да я и подойти не смогу, — обиженно сказал Антон. — У вас знаете сколько амулетов и заклинаний на доме навешано?

— Знаю, — ответил я.

— А на вас я ничего не чую, — признался оборотень. — То есть я понимаю, что на вас дофига всего есть, но у меня силы не хватает почувствовать.

— Давай, давай, спрашивай, — сказал я. — Ты хочешь спросить, как погибла Галя?

Парень помрачнел. Неохотно сказал:

— Нет. Я знаю, как она погибла. Спасала вас. Она в вас влюблена была немножко.

— Не без того, — признал я. — Ну так зачем меня искал? Насколько я знаю, ко мне не рекомендовано приближаться, тем более в Сумраке.

— Это рекомендация, а не приказ, — пояснил Антон. Загорелся зелёный свет, мы перешли улицу. — И вы не думайте, я... в общем, я знаю, что вы нас всех спасли пять лет назад. И Светлых, и Тёмных. Нас спасли, а сами лишились магической силы. Мы все вам обязаны.

— Верно, — подтвердил я. — Начисто. Благодарности принимаются, комплименты приветствуются. Я герой.

— Я вам хочу помочь, — тихо сказал парень.

Я остановился и с любопытством посмотрел на него.

— Несправедливо, что вы стали обычным человеком, — упрямо сказал мой тёзка. — Вы были хорошим Иным, хоть и Светлым. И к нам, низшим, хорошо относились. Без предвзятости. И это неправильно, что вы теперь...

— Бухаю водку? — спросил я.

— Старитесь, — тихо сказал парень. — Живёте короткую и пустую человеческую жизнь.

Я развёл руками. Осторожно, чтобы бутылка из кармана не выпала.

— Ты вроде сам сказал, что мне все обязаны. Все — это Ночной и Дневной Дозоры, причём не только московские. А также пресветлый Гесер. И претёмный Завулон.

То, что глава Дневного Дозора — мой дедушка, я говорить не стал. Ещё хлопнется в обморок или убежит, перекинувшись в волка посреди Москвы.

— Ещё моя жена — Высшая Иная, — сказал я. — А моя дочь — Абсолютная Волшебница. Как ты думаешь, если бы существовала возможность вернуть мне способности Иного, остался бы я человеком?

Антон явно колебался. Потом сказал:

— Это мне не по рангу, но так случилось, я знаю... про «Фуаран».

— Да, — кивнул я. — Книга, написанная безумной волшебницей Фуаран. Содержащая единственный способ превращения человека в Иного. Я как-то попал под это заклинание, поднял уровень. Беда в том, что потом книга сгорела.

— Я знаю, что её восстановили, — тихо сказал Антон. — Одна девочка-маг, у неё особые способности...

А вот это ему точно было не по рангу знать.

Но у оборотней — свои тайны и свои отношения. В закрытом интернате, где случилась та история, были разные Иные. В том числе и оборотни. На каждый роток не накинешь платок, особенно если этот роток — огромная зубастая волчья пасть.

— Не работает, — коротко сказал я.

Антон смотрел на меня и упрямо ждал уточнений. Я вздохнул. Кивнул на пустую трамвайную остановку. Парень понял, мы прошли к остановке, уселись рядом на скамейке. Вполне мирная картина, то ли двое запоздалых прохожих, то ли отец с сыном. Молодой оборотень с хлопком открыл банку, глотнул пива и выжидающе посмотрел на меня.

Молодец парень. Умеет слушать. Не каждому такое дано.

— Ты знаешь, как устроен мир? — спросил я доверительным тоном. Достал из кармана перочинный нож, сырок, развернул его, нарезал на ломтики и положил на скамейку между нами. — Угощайся, кстати.

— Спасибо, — взяв ломтик плавленого сыра вежливо ответил Антон. — Да, знаю, я учусь в МГУ на физмате.

— Ух ты! — искренне порадовался я. — Хочешь докопаться до сути всего? Одобряю.

04.07.2019 г. Книги
Прочти первым: «Вечный дозор» Сергея Лукьяненко. Часть 2
Продолжаем читать отрывок предстоящего романа Сергея Лукьяненко.
1 комментарий
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Лариса Николаевна
14:09 | 13.06.2019 г.
"я учусь в МГУ на физмате." - В Московском Государственном Университете им. М.В.Ломоносова НЕТ факультета, который называется ФИЗМАТ. Есть физический факультет, есть механико-математический ф-т...
Возможно будет интересно
Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте одну из 100 книг бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте одну из 100 книг бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности