Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Завидное чувство Веры Стениной

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага типографская 84/55
Вес: 0.458 кг. | Страниц: 544 | Размер: 140 х 207 x 27 мм
ISBN 978-5-17-147019-7
Последний тираж: 18.04.2022 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Описание

Новинка в авторской серии Анны Матвеевой: «Завидное чувство Веры Стениной» — один из самых удачных в новейшей русской прозе опытов соединения женской психологической прозы и романа об искусстве.
Выдающийся роман о зависти. Классическая история Моцарта и Сальери, уточненная в обстоятельствах места и времени. Место — Россия, Екатеринбург с вкраплениями Парижа. Время — от детских 1970-х заглавной героини через перестроечные подростковые и юные неприкаянные 1990-е к сегодняшней сложной взрослости.
Зависть, данная Вере Стениной как своего рода талант, не просто становится ее судьбой, но и определяет ее особую чуткость к людям и картинам, оказывается залогом ее душевной сложности, и в конце концов, приваживает к героине ее счастье.

Аннотация

Анна Матвеева — автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Есть!» и «Каждые сто лет», сборников рассказов «Лолотта и другие парижские истории», «Спрятанные реки», «Катя едет в Сочи», а также книг «Горожане» и «Картинные девушки».

В романе «Завидное чувство Веры Стениной» рассказывается история женской дружбы‑вражды. Вера, искусствовед, мать‑одиночка, постоянно завидует своей подруге Юльке. Юльке же всегда везет, и она никому не завидует, а могла бы — той же Вере, ведь она обладает уникальным даром — по‑особому чувствовать живопись: разговаривает с портретами, ощущает аромат нарисованных цветов и слышит музыку, которую играют изображенные на картинах артисты...

Роман многослоен: анатомия зависти, соединение западноевропейской традиции с русской ментальностью, легкий детективный акцент и — в полный голос — гимн искусству и красоте.

«История о женской дружбе, граничащей с острой завистью (если не ненавистью), наполнена изящной игрой слов, а заодно может служить отличным пособием по истории искусств: строя образ своей героини, Матвеева показывает, как нужно правильно смотреть на шедевры живописи, изображение превращается в набор звуковых, цветовых и тактильных метафор».

Константин Мильчин, литературный критик, шеф‑редактор Storytel


О книге

Отзывы

«У Матвеевой удивительный — и, опять‑таки, чисто кортасаровский — дар оставлять в повествовании значимые пустоты, в результате чего само повествование приобретает поэтическую эллиптичность, да простится мне мой французский. И простая мысль о том, что от судьбы не уйдешь (да и от смерти тоже) и в Америку не уедешь, звучит в этом контексте неожиданно убедительно, свежо и щемящее».

Виктор Топоров

«Не процитировав ни одного политического лозунга и ни разу не упомянув модное слово „гендер“, автор показывает, как гендер убивает».

Елена Георгиевская

«Она умеет как‑то так вывернуть сюжет, вставить фразу, ускорить/замедлить действие, что в повествовательной ткани возникают щемящие паузы и пустоты, приобретающие новый смысл. Это высший класс, настоящая практическая магия, хотя пишет Матвеева о журналистах, студентах, учителях — словом, о людях, которые и составляют круг общения благополучной горожанки».

Владислав Толстов

Цитаты

«А ведь в некоторые полотна ей очень хотелось войти — как входят в реку жарким днем. И далеко не всегда это были уютные пейзажи. Несчастный блудный сын у Рембрандта падает в объятия отца так, будто это объятия Бога — вечный приют. Вера, глядя на картину, стоя перед ней в добровольном почетном карауле, всякий раз чувствовала головокружение — ей хотелось упасть на колени вместе с этим износившимся, промотавшим свою жизнь человеком, — упасть вместо него, и чтобы ее точно так же обняли, прижали к себе и простили. Рембрандт писал эту картину в конце жизни — на самом деле блудный сын не возвращается домой, а умирает, и его принимает не отец, а Бог — без всяких „будто“. Действие невозможно удержать на холсте и ограничить рамой — настоящим мастерам не требуются уловки, чтобы зритель почувствовал себя соучастником».
«На обратном пути из поликлиники Евгения, позабыв, как только что плакала, глотая мерзкую трубку, рассказывала тете Вере о своей мечте: когда она вырастет, то станет художницей.

— Мечтай осторожно, — посоветовала Вера. — И вообще, женщины хорошими художниками не становятся.

Евгения расстроилась, молча пинала камень до самого дома. А Вера вдруг вспомнила свой давний спор с Герой, когда она сама была на позиции Евгении.

— Ну вот назови хотя бы одну успешную художницу — такую, чтобы ценилась наравне со старыми мастерами! — требовал Гера.

— Артемизия Джентилески! — выпалила Вера. Она гордилась Артемизией и особенно любила ту ее картину, где Юдифь вдохновенно отрезает голову Олоферну от имени и по поручению всех женщин».

«Скавронская не пыталась хватать Веру — сложила руки так, как нарисовал художник, и смотрела будто бы в открытый медальон. Катерина Энгельгардт была племянницей светлейшего князя Потемкина, а также его верной любовницей. Говорят, Потемкин перепробовал всех девушек Энгельгардт (числом пять), но пуще всех ему полюбилась Катенька. И разве могло быть иначе? Нежная, косы до колен, и улыбка вот‑вот выпорхнет, как птичка у фотографа. (Странно, что у некрасивой Бакулиной — такой обаятельный двойник.) Злые языки (самый злой — у художницы Виже‑Лебрён, зато кисть у нее добрая и Мария‑Антуанетта — в подружках) утверждали, будто Катенька ленива, как заморская черепаха, — лежит целыми днями, завернувшись голышом в большую шубу. У Веры при этих подробностях резко и сладко оборвались внутри те важные нити, которые держат нас в реальности дня, не позволяя становиться животными. Катенька глянула кокетливо — а ты как думала, любезная? Мех и плоть должны быть вместе, и кто сказал, что зверей выпускают на волю только ночами?»
Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Характеристики
Художник:
Мачинский Владимир Николаевич
ISBN:
978-5-17-147019-7
Вес (кг):
0.458
Переплет:
Твердый
Страниц:
544
Ширина (мм):
140
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
18.04.2022 г.
Бумага:
Бумага типографская 84/55
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
Содержание:
ОГЛАВЛЕНИЕ
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Знак информационной продукции:
16+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Матвеева Анна

Писатель, прозаик, автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Завидное чувство Веры Стениной» и «Есть!», сборников рассказов «Спрятанные реки», «Подожди, я умру — и приду», «Лолотта и другие парижские истории», «Горожане». Финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер».

Об авторе
Смотрите также
Смотрите также

Красавица

Матвеева Анна

Каждые сто лет

Матвеева Анна

Картинные девушки

Матвеева Анна

Девять девяностых

Матвеева Анна

Спрятанные реки

Матвеева Анна

Девять девяностых

Матвеева Анна

Горожане

Матвеева Анна

Есть!

Матвеева Анна

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали
Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации