Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Завидное чувство Веры Стениной

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага типографская 84/55
Вес: 0.458 кг. | Страниц: 544 | Размер: 140 х 207 x 27 мм
ISBN 978-5-17-147019-7
Последний тираж: 18.04.2022 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Описание

Новинка в авторской серии Анны Матвеевой: «Завидное чувство Веры Стениной» — один из самых удачных в новейшей русской прозе опытов соединения женской психологической прозы и романа об искусстве. Выдающийся роман о зависти. Классическая история Моцарта и Сальери, уточненная в обстоятельствах места и времени. Место — Россия, Екатеринбург с вкраплениями Парижа. Время — от детских 1970-х заглавной героини через перестроечные подростковые и юные неприкаянные 1990-е к сегодняшней сложной взрослости. Зависть, данная Вере Стениной как своего рода талант, не просто становится ее судьбой, но и определяет ее особую чуткость к людям и картинам, оказывается залогом ее душевной сложности, и в конце концов, приваживает к героине ее счастье.

Аннотация

Анна Матвеева — автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Есть!» и «Каждые сто лет», сборников рассказов «Лолотта и другие парижские истории», «Спрятанные реки», «Катя едет в Сочи», а также книг «Горожане» и «Картинные девушки».

В романе «Завидное чувство Веры Стениной» рассказывается история женской дружбы‑вражды. Вера, искусствовед, мать‑одиночка, постоянно завидует своей подруге Юльке. Юльке же всегда везет, и она никому не завидует, а могла бы — той же Вере, ведь она обладает уникальным даром — по‑особому чувствовать живопись: разговаривает с портретами, ощущает аромат нарисованных цветов и слышит музыку, которую играют изображенные на картинах артисты...

Роман многослоен: анатомия зависти, соединение западноевропейской традиции с русской ментальностью, легкий детективный акцент и — в полный голос — гимн искусству и красоте.

«История о женской дружбе, граничащей с острой завистью (если не ненавистью), наполнена изящной игрой слов, а заодно может служить отличным пособием по истории искусств: строя образ своей героини, Матвеева показывает, как нужно правильно смотреть на шедевры живописи, изображение превращается в набор звуковых, цветовых и тактильных метафор».

Константин Мильчин, литературный критик, шеф‑редактор Storytel


О книге

Отзывы

«У Матвеевой удивительный — и, опять‑таки, чисто кортасаровский — дар оставлять в повествовании значимые пустоты, в результате чего само повествование приобретает поэтическую эллиптичность, да простится мне мой французский. И простая мысль о том, что от судьбы не уйдешь (да и от смерти тоже) и в Америку не уедешь, звучит в этом контексте неожиданно убедительно, свежо и щемящее».

Виктор Топоров

«Не процитировав ни одного политического лозунга и ни разу не упомянув модное слово „гендер“, автор показывает, как гендер убивает».

Елена Георгиевская

«Она умеет как‑то так вывернуть сюжет, вставить фразу, ускорить/замедлить действие, что в повествовательной ткани возникают щемящие паузы и пустоты, приобретающие новый смысл. Это высший класс, настоящая практическая магия, хотя пишет Матвеева о журналистах, студентах, учителях — словом, о людях, которые и составляют круг общения благополучной горожанки».

Владислав Толстов

Цитаты

«А ведь в некоторые полотна ей очень хотелось войти — как входят в реку жарким днем. И далеко не всегда это были уютные пейзажи. Несчастный блудный сын у Рембрандта падает в объятия отца так, будто это объятия Бога — вечный приют. Вера, глядя на картину, стоя перед ней в добровольном почетном карауле, всякий раз чувствовала головокружение — ей хотелось упасть на колени вместе с этим износившимся, промотавшим свою жизнь человеком, — упасть вместо него, и чтобы ее точно так же обняли, прижали к себе и простили. Рембрандт писал эту картину в конце жизни — на самом деле блудный сын не возвращается домой, а умирает, и его принимает не отец, а Бог — без всяких „будто“. Действие невозможно удержать на холсте и ограничить рамой — настоящим мастерам не требуются уловки, чтобы зритель почувствовал себя соучастником».
«На обратном пути из поликлиники Евгения, позабыв, как только что плакала, глотая мерзкую трубку, рассказывала тете Вере о своей мечте: когда она вырастет, то станет художницей.

— Мечтай осторожно, — посоветовала Вера. — И вообще, женщины хорошими художниками не становятся.

Евгения расстроилась, молча пинала камень до самого дома. А Вера вдруг вспомнила свой давний спор с Герой, когда она сама была на позиции Евгении.

— Ну вот назови хотя бы одну успешную художницу — такую, чтобы ценилась наравне со старыми мастерами! — требовал Гера.

— Артемизия Джентилески! — выпалила Вера. Она гордилась Артемизией и особенно любила ту ее картину, где Юдифь вдохновенно отрезает голову Олоферну от имени и по поручению всех женщин».

«Скавронская не пыталась хватать Веру — сложила руки так, как нарисовал художник, и смотрела будто бы в открытый медальон. Катерина Энгельгардт была племянницей светлейшего князя Потемкина, а также его верной любовницей. Говорят, Потемкин перепробовал всех девушек Энгельгардт (числом пять), но пуще всех ему полюбилась Катенька. И разве могло быть иначе? Нежная, косы до колен, и улыбка вот‑вот выпорхнет, как птичка у фотографа. (Странно, что у некрасивой Бакулиной — такой обаятельный двойник.) Злые языки (самый злой — у художницы Виже‑Лебрён, зато кисть у нее добрая и Мария‑Антуанетта — в подружках) утверждали, будто Катенька ленива, как заморская черепаха, — лежит целыми днями, завернувшись голышом в большую шубу. У Веры при этих подробностях резко и сладко оборвались внутри те важные нити, которые держат нас в реальности дня, не позволяя становиться животными. Катенька глянула кокетливо — а ты как думала, любезная? Мех и плоть должны быть вместе, и кто сказал, что зверей выпускают на волю только ночами?»
Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Характеристики
Художник:
Мачинский Владимир Николаевич
ISBN:
978-5-17-147019-7
Вес (кг):
0.458
Переплет:
Твердый
Страниц:
544
Ширина (мм):
140
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
18.04.2022 г.
Бумага:
Бумага типографская 84/55
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
Содержание:
ОГЛАВЛЕНИЕ
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Знак информационной продукции:
16+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Матвеева Анна

Писатель, прозаик, автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Завидное чувство Веры Стениной» и «Есть!», сборников рассказов «Спрятанные реки», «Подожди, я умру — и приду», «Лолотта и другие парижские истории», «Горожане». Финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер».

Об авторе
Смотрите также
Новости
Вы просматривали
Вы просматривали
Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации