Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Солнечный берег Генуи. Русское счастье по-итальянски

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага типографская пухлая 84/60
Вес: 0.326 кг. | Страниц: 320 | Размер: 132 х 208 x 29 мм
ISBN 978-5-17-123419-5
Последний тираж: 21.05.2021 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Аннотация

Город у самого синего моря. Сердце великой Генуэзской республики, раскинувшей колонии на 7 морей. Город, снаряжавший экспедиции на Восток во время Крестовых походов, и родина Колумба — самого известного путешественника на Запад. Город дворцов наизнанку — роскошь тут надёжно спрятана за грязными стенами и коваными дверьми, город арматоров и банкиров, торговцев, моряков и портовых девок...

Эта книга — свидетельство большой любви, родившейся в театре и перенесенной с подмосток Чеховского фестиваля в Лигурию. В ней сошлись упоительная солнечная Италия (Генуя, Неаполь, Венеция, Милан, Тоскана) и воронежские степи над Доном, русские дачи с самоваром под яблоней и повседневная итальянская жизнь в деталях, театр и литература, песто, базилик и фокачча, любовь на всю жизнь и 4524 дня счастья.

«Жизнь эмигранта — сладкий абрикос: сначала сочная мякоть, потом твердая косточка и ее сердцевинка. Она может оказаться терпкой, как миндаль, а может отдавать горечью.

...и у камелька в кухне‑столовой с видом на сад и озеро успокаиваешься, наконец. Пейзаж Тосканы приобщает тебя к бессмертию. Ни суеты, ни спешки, ни времени нет, — а, значит, и смерти тоже.

Есть только солнце, краски, холмы, пинии, кипарисы — и ты со стаканом кьянти и куском пресного хлеба в руке, уподобленный точке в пространстве, на равных правах с улиткой, ползущей по ножке стола».


О книге

Цитаты:

То, к чему я не была готова в Сикстинской капелле, — это к дежа вю московского метро в час пик. Мне наступали на ноги, пихали локтями в рёбра, не шутя толкали в спину и даже ухитрялись каким‑ато образом поддавать под коленки. Закроешь глаза — и кажется, что ты на станции «Киевская», откроешь — фрески божественного Микеланджело в высокой вышине, а вокруг толпа людей с фотоаппаратами вместо лиц.
Дух порта теперь можно найти только в одном месте — на улице Пре. Именно здесь оказался весь экзистенциальный осадок пестрой, грязной и шумной портовой толпы. Тут тебе и проститутки (очень страшные), и забегаловки с экзотической едой (судя по запаху, жареные кошки), и негритянские парикмахерские, и мясные лавки халяль, и даже магазинчик «Quick Mart», в точности как у Апу из мультфильма про Симпсонов.

Приглашая к себе гостей издалека, итальянцы скорее всего постараются блеснуть изготовлением фирменного блюда своей провинции: и тогда в Лигурии вам не миновать песто, в Ломбардии — ризотто, в Эмилии‑Романии — пасты домашней лепки с начинкой, а в Венеции — чего‑нибудь с чернилами каракатицы.

Когда дождь стучит по стеклам и подоконникам, я люблю слушать, как хлопает где‑нибудь вдалеке плохо закрепленная ставня, и думать: вот бегает еще какой‑нибудь горемыка под дождем, скоро добежит, стянет мокрые сапоги и прислушается, стоя в одном носке: о! персианы надо закрыть получше! — и побежит со своим носком в руке, накинет на петлю крючок, и блаженно улыбнется: наконец‑то — дома, в тепле и за закрытыми ставнями.

С точки зрения итальянцев я практически всё время стою на голове. Меня ни в коем случае не осуждают, нет. Но регулярно предлагают принять нормальное положение. Не стоит и говорить, что всё мое самое любимое и привычное здесь постоянно переставляют с ног на голову.
Оказавшись в Италии, я снова вспомнила о дихотомии нормальное—ненормальное. Нормальный суп едят вечером, а не днем. Нормальное горячее — это паста. Нормальный кофе — это наперсточная чашка. Нормальный чай — холодный. Валерьяна — это салат. Боже, боже, всё с ног на голову; но не переставишь же всех поголовно обратно?
Я люблю слово «радость». Радость, мне кажется, — это очень простое и чистое чувство. Ясное, как июльское утро. Прозрачное, как ключевая вода. Радость можно впустить в себя как солнечный свет в комнату. Счастье накрывает как гигантская морская волна. Заполняет, переполняет, подхватывает. Но может и приложить как следует об гальку. Но даже если аккуратно принесет на широкий пляж — долго еще будешь вытряхивать песок, протирать глаза и выливать воду из ушей, смутно радуясь, что снова знаешь, где верх, и где низ, и где ты вообще.
Счастье — это не только стоять на солнечном берегу жизни, еще не зная, как тебя протащит по камням и выбросит на берег с переломанными костями. Счастье — это «поплачь о нем, пока он живой». Счастье — это отменить все дела (а они в тот момент кажутся очень важными), провести свой последний день перед отъездом с бабушкой, еще не зная, что он будет во всех других смыслах последним днем вместе. И пусть тебе кажется в тот день, что столько всего еще надо сделать, столько всего успеть, а то, что ты даришь себе сейчас — это незаслуженное, шальное, безответственное русское счастье.
Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Майя Ставитская пишет:

Лигурийская регулировка

"Солнечный берег" в первую очередь признание в любви к Генуе и генуэзцам. Нам в громадной России и вообразить трудно, насколько в компактной Италии различаются, в зависимости от области, обычаи и привычки. Начиная с кулинарных, заканчивая особенностями ментальности-темперамента. Как пьют утренний кофе в баре, непременно стоя, как готовят соус песто, оставляя базилик напоследок, потому что за время, пока собираются остальные ингредиенты, его листочки в горшке успеют еще немного подрасти. О Генуэзской республике, ее дворцах и дожах. О родине Колумба и Паганини и о том, как в генуэзской опере близорукой Марии Каллас вместо цветочных букетов накидали пучков редиски. О пляжном этикете и трусах свободы - и речь не о сексуальной свободе. Представила, что наш президент обращается к владельцам квартир, с окнами на Кремль с просьбой не вывешивать на просушку исподнее во время саммита Большой Восьмерки, смеюсь. Хотя для меня неожиданно трепетным открытием стали итальянские партизаны-антифашисты, о чьей борьбе мы почти ничего не знаем. А между тем, в их рядах сражалось немало наших соотечественников, и память их чтут там - такое грустное и прекрасное соединение Bella Ciao с Катюшей. И еще, чуть не до слез тронул рассказ о генуэзских автобусах, на которых красуется изображение чумазых парня и девчонкис подписью Grazie Ragazzi! - Спасибо, ребята. Но об этом нужно было бы долго рассказывать, лучше почитать в книге.

"Солнечный берег" в первую очередь признание в любви к Генуе и генуэзцам. Нам в громадной России и вообразить ...

Характеристики
ISBN:
978-5-17-123419-5
Ниша:
РУССКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА И ДРАМАТУРГИЯ
Вес (кг):
0.326
Переплет:
Твердый
Страниц:
320
Ширина (мм):
132
Высота (мм):
208
Дата последнего тиража:
21.05.2021 г.
Бумага:
Бумага типографская пухлая 84/60
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
Знак информационной продукции:
16+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Осис Наталья Алексеевна

Наталья Осис — драматург, писатель, PhD, преподает в университете Генуи, где живет последние 16 лет.

Об авторе

Отзывы

Майя Ставитская пишет:

Лигурийская регулировка

"Солнечный берег" в первую очередь признание в любви к Генуе и генуэзцам. Нам в громадной России и вообразить трудно, насколько в компактной Италии различаются, в зависимости от области, обычаи и привычки. Начиная с кулинарных, заканчивая особенностями ментальности-темперамента. Как пьют утренний кофе в баре, непременно стоя, как готовят соус песто, оставляя базилик напоследок, потому что за время, пока собираются остальные ингредиенты, его листочки в горшке успеют еще немного подрасти. О Генуэзской республике, ее дворцах и дожах. О родине Колумба и Паганини и о том, как в генуэзской опере близорукой Марии Каллас вместо цветочных букетов накидали пучков редиски. О пляжном этикете и трусах свободы - и речь не о сексуальной свободе. Представила, что наш президент обращается к владельцам квартир, с окнами на Кремль с просьбой не вывешивать на просушку исподнее во время саммита Большой Восьмерки, смеюсь. Хотя для меня неожиданно трепетным открытием стали итальянские партизаны-антифашисты, о чьей борьбе мы почти ничего не знаем. А между тем, в их рядах сражалось немало наших соотечественников, и память их чтут там - такое грустное и прекрасное соединение Bella Ciao с Катюшей. И еще, чуть не до слез тронул рассказ о генуэзских автобусах, на которых красуется изображение чумазых парня и девчонкис подписью Grazie Ragazzi! - Спасибо, ребята. Но об этом нужно было бы долго рассказывать, лучше почитать в книге.

Смотрите также
Смотрите также

До востребования, Париж

Тарханов Алексей Юлианович

О чем молчит Биг-Бен

Писарева Анастасия Александровна

Без объявления войны. Дилогия

Дашкова Полина Викторовна

Колыбельная белых пираний

Ру Екатерина Алексеевна

Жизнь как роман (комплект из 4-х книг)

Тополь Эдуард Владимирович

Кипиай

Могутин Никита Александрович

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали
Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации