Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Комитет охраны мостов

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная 84/70 Эко
Вес: 0.464 кг. | Страниц: 416 | Размер: 133 х 207 x 23 мм
ISBN 978-5-17-152857-7
Последний тираж: 28.11.2022 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Описание

Сибирь напряглась и замерла: медийное дело о суде над студентами, якобы планировавшими взорвать мост через Енисей, распрямляется как плотно сжатая пружина — медленно и неизбежно. В кого ударит ее заостренный конец, еще неизвестно, но равнодушных внутри и вокруг этой истории нет: силовики, журналисты, объединившиеся родители привлеченных к суду молодых людей и просто сторонние наблюдатели так или иначе сталкиваются с силой, которую не объяснить, не понять. С силой древней, мрачной, непоколебимой, как каток без тормоза и водителя, — культом Зимнего Прокурора, адепты которого пожирают людей, нарушающих некий Порядок, установленный таинственным Кыш-Кысем.

Автор социально-политических антиутопий Дмитрий Захаров, по его словам, написал роман о Сибири, ярости и надежде. Уроженец Красноярска, много путешествовавший по северу и хорошо знающий крупные сибирские города, он точно реконструировал местный ландшафт, усиливая его элементами страшной сказки, но намеренно обходя привычный опытному читателю фольклорный набор. Дмитрий — опытный журналист и изнутри знает механизм работы PR-служб коммерческих и госструктур, поэтому его текстам не занимать достоверности. И, наконец, Захаров — наш современник, надежды и ярости в нем столько же, сколько и в тех, кто внимательно следит за происходящим на общественном поле и пытается спрогнозировать, что прорастет из посеянного в смутные дни последних лет.

Аннотация

Они играли в «Майнкрафт» — суд решил — «хотели взорвать мост через Енисей».
Они работали механиками, врачами, бизнесменами — жизнь заставила — создать комитет спасения собственных детей.
Они были журналистами — им досталась — кровавая история провокаций и северного культа.

Это книга ярости: именно она движет героями, чьи дети оказались в опасности.
Это книга Сибири: события романа происходят в Красноярске, Новосибирске и Томске.
Это книга надежды: есть шанс, что у героев получится дать отпор страшной северной сказке и унять жажду крови Зимнего Прокурора.

«Роман‑мемориал, капсула времени. Книга, необходимая сегодня русскому литературному ландшафту. Десятые запомнят как время безумных судов и людоедских сроков, время Зимнего Прокурора, — благодаря „Комитету...“ Захарова».

Алексей Поляринов

«Горькая, честная, беспощадная книга. Умный и очень актуальный социально‑психологический триллер.

Роман о Сибири — современной, настоящей и совершенно не похожей на землю исполинов из казённого фольклора.

О чести в бесчестных условиях — и о цеховом братстве: несвежем, нетрезвом, продавшемся и утратившем смысл в снесённом цеху, но заставляющем героев стать сердцем общества, которое живёт и бьётся. Насмерть».

Шамиль Идиатуллин

О книге
  • Книга предлагает широкое поле для прочтений: социальная фантастика, политический триллер, психологический детектив с элементами городского фэнтези. Но есть повторяющийся элемент — до боли узнаваемая реальность.
  • Сибирь как модель современной России — не футурологический проект, но актуальный срез.
  • «Комитет охраны мостов» — роман о надежде, пробивающейся сквозь самые черные дни. Книга о любви и достоинстве. О самообмане и гордыне. И о том, как легко первые спутать со вторыми.
  • При известном желании, на страницах книги легко опознаются известные персоналии и громкие события. Можно просто разгадывать эту хитроумную головоломку в лучших дистопических традициях. Но не получится отнестись беспристрастно.
  • Дмитрий Захаров — писатель, журналист, редактор, автор социально‑политических антиутопий «Средняя Эдда» и «Кластер», финалист премии «Новый горизонты».

Цитаты

Север был страшен.
Никита знал о его мертвецком исподнем ещё с 12 лет, когда среди одарённых подростков оказался в составе многодневной «летней школы», плывущей по Енисею. Двухпалубный «Владимир Маяковский» постоянно вонял горелым, получал пробоину, садился на мель (точнее, налетал на порог), но особенно Никите запомнился дикий эпизод в Игарке — выпотрошенном до последних кишок бывшем морском порту, — когда повылуплявшиеся из ниоткуда местные сбились в шоблу и с палками и арматуринами пришли к «Маяковскому» отбивать себе девчонок.
Они были совершенно киношные. В каких‑то ватных телогрейках, подвёрнутых драных штанах, безумных ушастых кепках. Будто банда беспризорников‑переростков. Капитан стрелял в воздух, а матросы отталкивали теплоход от берега баграми.

У этого города было впереди огромное яркое будущее. Его трубы дымили не просто так, а чтобы отдать людям циклопические тракторы, гигантские ракеты, тонны алюминия, которые сразу же превратятся в самолёты, быстролёты, космолёты. И завод медпрепаратов был здесь не просто так — он готовил средства для безболезненного покорения новых пространств. И завод холодильников. И телевизорный.

Всё здесь было не случайно, всё имело цель и смысл. И даже обходя стороной кусок апокалиптического трупа промзоны, Аслан фантазировал, что из её смерти вот‑вот прорастёт новое производство. Может быть, автобусов — а то старые «Маны» уж очень сильно коптят. Или каких‑нибудь компьютерных штуковин. А может, и вовсе стратегических бомбардировщиков.

Катастрофа. Вам может казаться, что катастрофа — это раз, и фюзеляж вдребезги, подушка безопасности не сработала, неузнаваемые тела на серой залатанной простыне морга.
Но то катастрофа моментальная. А есть другая — размазанная тонким масляным слоем по всем предметам, по каждой жирной бессмысленно‑долгой минуте. Она сдержанна, каждодневна, неотличима от нормальной жизни. Или «нормальной жизни» — как вам больше не нравится. Вы пытаетесь втиснуться заново в эту самую жизнь, а катастрофа расползается по вашей кровеносной системе. По нервной. Отрастает вместе с волосами. Катастрофа — это вы. И остальные. И вокруг.
Женя застыла. Она никогда не верила в озарения, божественные откровения, всевышние инсайты. Но, оказывается, однажды и последнего агностика обнимает чувство, что он оказался здесь и сейчас не случайно. И тогда его — тебя — прожигает холодным электричеством, щёлкая внутри тумблерами, о которых ты даже понятия не имел. И воздух становится гневом. И знаки собираются в пароль. И ты понимаешь, что знаешь, зачем.
Он говорит, мне надо про мост. Всё про мост. Про всех, кто мост. У него всё время этот мост!
 Я складываю ему слова — какие только знаю. Про не видел моста. Про никто. Про отпустите! Про что же вы меня, у меня же левая! Левая же совсем не разгинается, я её таскаю за собой. Он говорит, это у меня от нервов. Не нервничай, говорит. Не переживай. Напиши и не переживай — сразу отпустит. Только не отпустит. Никогда он меня не отпустит, если я — это мост. А он хочет, чтобы это был я. Он так сильно хочет, что мне остаётся только плакать. И я плачу, не чувствуя слёз. Чувствую только тело, которое трясётся, подпрыгивает. Но, может, это просто от холода. Здесь правда очень холодно. Он говорит, холодно. Но уже теплее.
  • Дмитрий Захаров о романе «Комитет охраны мостов»

    Дмитрий Захаров о романе «Комитет охраны мостов»

  • Дмитрий Захаров читает отрывок из романа «Комитет охраны мостов»

    Дмитрий Захаров читает отрывок из романа «Комитет охраны мостов»

Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Майя Ставитская пишет:

Нас мало, нас адски мало. А самое страшное - что мы врозь

Умненькие мальчики и девочки, все студенты, все сетевые друзья, которых свела, не исключаю, что игра. Такое, знаете, сначала ты начинаешь рубиться в сетевуху, потом затягивает, еще потом доходишь до определенного уровня и на этом этапе для продолжения нужно вбрасывать деньги. Или как вариант, попросить помощи других игроков. Так люди знакомятся, начинают чатиться, а после уж и игра становится не так интересна, как общение. А потом у них начинается своя игра в "изменим мир к лучшему". Они, непоротое поколение, просто не знают, что кому, куда и сколько ходить по этой землице кто-то другой решает. Кто-то очень зимний, но не Дед Мороз. Если искать аналогий, то ближе будет Ядис с бесконечной зимой и без Рождества. Хотя тут у нас не Нарния, а вполне себе Сибирь. Но они, глупенькие, даже не знают поговорки про "дальше Сибири не сошлют", потому что это осталось в реалиях той жизни, когда еще не родились. На самом деле в Сибири тоже по-разному можно жить. И умирать

Характеристики
ISBN:
978-5-17-152857-7
Вес (кг):
0.464
Переплет:
Твердый
Страниц:
416
Ширина (мм):
133
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
28.11.2022 г.
Бумага:
Бумага офсетная 84/70 Эко
Содержание:
НИКИТА
Лучший дебют
Ласковая жопка
Зелёное небо над Кабулом

«Комитет» / Признаки побуждения

СЕРЁГИН
Земляк
Шумиха
Dark arts

Давид Гаглоев / У неё такие глаза

АСЛАН
Владивостоки
Задрали
Змеиное молоко

Саша Коньков / Он говорит

НИКИТА
Лена — это праздник
Запросно-ответная система
СМЕРШ

Юрий Ревин / Разыскные мероприятия

СЕРЁГИН
Тушёночная невеста
«Э»
Зарница

Дарья Лапина / Кошечек, собачек

ЖЕНЯ
Синие
Конь и группа
Родительский комитет

Ольга Пшённая по прозвищу Куница / Выше этого

НИКИТА
Пруфы
Король под горой
Мост Ватерлоо

Б.Г. (расшифровка аудиозаписи) / Всех вычислил

СЕРЁГИН
Томский связной
Старый друг
Bela Lugosi’s Dead

Аня Пазникова / Очень надо

СВЕТЛАНА
Без изменений
Мясо

КОМИТЕТ
Пальцекрады

Эпилог. Это комитет

Благодарность автора
Знак информационной продукции:
18+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Захаров Дмитрий Сергеевич

В прошлом журналист и редактор «Коммерсанта», эссеист, прозаик, работающий в жанре антиутопии и социально-политического триллера. Автор романов «Репродуктор», «Кластер» и «Средняя Эдда», номинант и финалист премий «Большая книга», «Национальный бестселлер», «Ясная поляна», «Новые горизонты».

Об авторе

Отзывы

Майя Ставитская пишет:

Нас мало, нас адски мало. А самое страшное - что мы врозь

Умненькие мальчики и девочки, все студенты, все сетевые друзья, которых свела, не исключаю, что игра. Такое, знаете, сначала ты начинаешь рубиться в сетевуху, потом затягивает, еще потом доходишь до определенного уровня и на этом этапе для продолжения нужно вбрасывать деньги. Или как вариант, попросить помощи других игроков. Так люди знакомятся, начинают чатиться, а после уж и игра становится не так интересна, как общение. А потом у них начинается своя игра в "изменим мир к лучшему". Они, непоротое поколение, просто не знают, что кому, куда и сколько ходить по этой землице кто-то другой решает. Кто-то очень зимний, но не Дед Мороз. Если искать аналогий, то ближе будет Ядис с бесконечной зимой и без Рождества. Хотя тут у нас не Нарния, а вполне себе Сибирь. Но они, глупенькие, даже не знают поговорки про "дальше Сибири не сошлют", потому что это осталось в реалиях той жизни, когда еще не родились. На самом деле в Сибири тоже по-разному можно жить. И умирать

Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет
Смотрите также
Смотрите также

Выше ноги от земли

Михаил Турбин

Павел Чжан и прочие речные твари

Богданова Вера Олеговна

(не)свобода

Лебеденко Сергей Владимирович

Лучшие люди города

Кожевина Катерина

Девочка, Которая Выжила

Панюшкин Валерий Валерьевич

Бывшая Ленина

Идиатуллин Шамиль Шаукатович

Кластер

Захаров Дмитрий Сергеевич

Петля

Сенчин Роман Валерьевич

Средняя Эдда

Захаров Дмитрий Сергеевич

Как тебе такое, Iron Mask?

Савельев Игорь Викторович

Перст судьбы

Радзинский Эдвард Станиславович

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Комитет охраны мостов

Захаров Дмитрий Сергеевич

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации