Новая русская классика

3 074
О серии

Серия "Новая русская классика" это книги российских авторов, отмеченных литературными премиями последних лет.

Количество книг в серии: 33
Рассказать друзьям:

Водолазкин Евгений Германович

Евгений Водолазкин — лауреат премий "Большая книга" и "Ясная Поляна". В романе "Брисбен" он продолжает истории героев ("Лавр", "Авиатор"), судьба которых — как в античной трагедии — вдруг и сразу меняется. Глеб Яновский — музыкант-виртуоз — на пике успеха теряет возможность выступать из-за болезни и пытается найти иной смысл жизни, новую точку опоры. В этом ему помогает… прошлое — он пытается собрать воедино воспоминания о киевском детстве в семидесятые, о юности в Ленинграде, настоящем в Германии и снова в Киеве уже в двухтысячные. Только Брисбена нет среди этих путешествий по жизни. Да и есть ли такой город на самом деле? Или это просто мираж, мечтания, утопический идеал, музыка сфер?


— В твоих интервью часто упоминается город Брисбен, ну, и вообще — Австралия. Почему?
— Потому что, когда у нас зима, у них — лето.
— А когда у нас — лето?
— Тогда у них тоже лето. По нашим меркам — лето.  В нашей семье это место считалось раем.
— Для рая там слишком специфическое население. Потомки каторжников.
— И — что?
— Для рая требуется хорошая биография.
— Ты там был?
— Где, в Австралии?
— Нет, в раю. Откуда ты знаешь, какая там требуется биография?

Водолазкин Евгений Германович

Евгений Водолазкин — прозаик, филолог. Автор бестселлера "Лавр" и изящного historical fiction "Соловьев и Ларионов". В России его называют "русским Умберто Эко", в Америке — после выхода "Лавра" на английском — "русским Маркесом". Ему же достаточно быть самим собой. Произведения Водолазкина переведены на многие иностранные языки.
Герой нового романа "Авиатор" — человек в состоянии tabula rasa: очнувшись однажды на больничной койке, он понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего — ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, дачное детство в Сиверской и Алуште, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, влюбленность в авиацию, Соловки… Но откуда он так точно помнит детали быта, фразы, запахи, звуки того времени, если на календаре — 1999 год?..


На передней стороне переплёта рисунок Михаила Шемякина, созданный специально для этой книги.

Сенчин Роман Валерьевич

Роман Сенчин – прозаик, автор романов "Елтышевы", "Зона затопления", сборников короткой прозы и публицистики. Лауреат премий "Большая книга", "Ясная Поляна", финалист "Русского Букера" и "Национального бестселлера".


Главный герой нового романа "ДОЖДЬ В ПАРИЖЕ" Андрей Топкин, оказавшись в Париже, городе, который, как ему кажется, может вырвать его из полосы неудач и личных потрясений, почти не выходит из отеля и предается рефлексии, прокручивая в памяти свою жизнь. Юность в девяностые, первая любовь и вообще – всё впервые –  в столице Тувы, Кызыле. Его родители и друзья уже покинули город, но здесь его дом, он не хочет уезжать – сначала по инерции, а потом от странного ощущения: он должен жить здесь... А в Париже идет дождь.


"Писателя Романа Сенчина по всем законам литературного развития не должно было быть. Но он, тем не менее, есть. И он сегодня один из первых. Безусловный лидер".
Павел Басинский


"У Сенчина фантастический слух на всякого рода пошлость — языковую, политическую, бытовую; собственно, приключения его героя — это приключения мухи, застрявшей в янтаре…"
Лев Данилкин

Водолазкин Евгений Германович

Евгений Водолазкин – автор романа "Соловьев и Ларионов" (финалист "Большой книги" и Премии Андрея Белого), сборника эссе "Инструмент языка" и других книг.
Филолог, специалист по древнерусской литературе, он не любит исторических романов, "их навязчивого этнографизма – кокошников, повойников, портов, зипунов" и прочую унылую стилизацию. Используя интонации древнерусских текстов, Водолазкин причудливо смешивает разные эпохи и языковые стихии, даря читателю не гербарий, но живой букет.

Герой нового романа "Лавр" – средневековый врач. Обладая даром исцеления, он тем не менее не может спасти свою возлюбленную и принимает решение пройти земной путь вместо нее. Так жизнь превращается в житие. Он выхаживает чумных и раненых, убогих и немощных, и чем больше жертвует собой, тем очевиднее крепнет его дар. Но возможно ли любовью и жертвой спасти душу человека, не сумев уберечь ее земной оболочки?


Есть то, о чем легче говорить в древнерусском контексте. Например, о Боге. Мне кажется, связи с Ним раньше были прямее. Важно уже то, что они просто были. Сейчас вопрос этих связей занимает немногих, что озадачивает. Неужели со времен Средневековья мы узнали что-то радикально новое, что позволяет расслабиться?
Евгений Водолазкин

Водолазкин Евгений Германович

Роман Евгения Водолазкина "Лавр" о жизни средневекового целителя стал литературным событием 2013 года (шорт-лист премий "Национальный бестселлер", "Большая книга", "Русский Букер", лауреат премии "Ясная поляна"), что вновь подтвердило: "высокая литература" способна увлечь самых разных читателей.
"Совсем другое время" – новая книга Водолазкина. И в ней он, словно опровергая название, повторяет излюбленную мысль: "времени нет, всё едино и всё связано со всем". Молодой историк с головой окунается в другую эпоху, восстанавливая историю жизни белого генерала ("Соловьев и Ларионов"), и это вдруг удивительным образом начинает влиять на его собственную жизнь; немецкий солдат, дошедший до Сталинграда ("Близкие друзья"), спустя десятилетия возвращается в Россию, чтобы пройти этот путь еще раз…

Водолазкин Евгений Германович

Евгений Водолазкин (р. 1964) – филолог, автор работ по древнерусской литературе и… прозаик, автор романов "Лавр" (премии "Большая книга" и "Ясная Поляна"), "Соловьев и Ларионов" и "Авиатор" (премия "Большая книга").
Реакция филологов на собрата, занявшегося литературным творчеством, зачастую сродни реакции врачей на заболевшего коллегу: только что стоял у операционного стола и - пожалуйста - уже лежит. И все-таки "быть ихтиологом и рыбой одновременно" - не только допустимо, но и полезно, что и доказывает книга "Дом и остров, или Инструмент языка". Короткие остроумные зарисовки из жизни ученых, воспоминания о близких автору людях, эссе и  этюды - что-то от пушкинских "table-talk" и записей Юрия Олеши - напоминают: граница между человеком и текстом не так прочна, как это может порой казаться.

Елизаров Михаил Юрьевич

Михаил Елизаров — прозаик, музыкант, автор романов "Pasternak" и "Мультики" (шорт-лист премии "Нацбест"), сборников рассказов "Ногти", "Мы вышли покурить на 17 лет…" и др.

"Библиотекарь" — роман, удостоенный премии "Русский Букер" и породивший скандалы и дискуссии в обществе; роман о священных текстах — но без "книжной пыли" Борхеса и Эко: книги здесь используются по прямому архетипическому назначению — оправленные в металл, они сокрушают слабенькие черепные коробки, ломают судьбы, зовут на костер и вторгаются в ткань мироздания.
…скучнейшие производственные романы всеми забытого советского писателя Громова спустя годы после его смерти обнаруживают в себе магические свойства: каждый способен наделить читателя сверхъестественными способностями. Важен не только текст, но и типографская краска и бумага; за раритетами охотятся несколько сект библиофилов, за право читать Книгу приходится сражаться с топором в руке…


"Елизаров и Сорокин работают на одном и том же материале, но Сорокин сознательно травестирует и пародирует этот материал (в духе соц-арта), тогда как Елизаров воспринимает его на полном серьёзе".
Виктор Топоров

Шаров Владимир Александрович

Владимир Шаров – писатель, под пером которого российская история приобретает совершенно фантастические черты. Провоцировать читателя, загадывать ему загадки, тем самым вовлекая в необыкновенное действо, – его манера.
В романе "Будьте как дети" Владимир Шаров пишет о событиях 1917 года, используя евангельскую притчу, и перед читателем проходят отряды беспризорников со всех концов России, маленький северный народ энцы, разбойники-душегубы, священники и шаманы, юродивые и блудницы, Ленин, жить которому осталось недолго. Все они идут в крестовый поход за светлым будущим, правда, каждый представляет его себе по-разному…

Кузнецов Сергей Юрьевич

Сергей Кузнецов – прозаик, журналист, культуртрегер. Автор вызвавших бурные споры романов "Шкурка бабочки", "Хоровод воды" (шорт-лист премии "Большая книга"), "Калейдоскоп: расходные материалы" (шорт-лист премий "НОС" и "Новые горизонты").
Сергей Кузнецов умеет чувствовать время и людей в нем, связывая воедино жизни разных персонажей. Герои его нового романа "Учитель Дымов", члены одной семьи, делают разный жизненный выбор: естественные науки, йога, журналистика, преподавание. Но что-то объединяет их всех. Женщина, которая их любит? Или страна, где им выпало жить на фоне сменяющихся эпох?
"Роман о призвании, о следовании зову сердца. О жизни частного человека, меняющего мир малыми делами, который не хочет быть втянутым в грубую государственную игру. О мечте. О любви, которая бывает только одна в жизни. О родителях, ценность которых люди осознают, только когда они уходят".
Сергей Кузнецов

Сергей Шаргунов (р. 1980) — прозаик, главный редактор сайта "Свободная пресса", радиоведущий, депутат. Автор биографии В.П.Катаева в серии ЖЗЛ (премия "Большая книга"), романов "Ура!" и "Книга без фотографий" (шорт-лист премии "Национальный бестселлер"), сборника рассказов "Свои".
Роман "1993" — семейная хроника, переплетенная с историческим расследованием.
1993-й — гражданская война в центре Москвы. Время больших надежд и больших потрясений. Он и она по разные стороны баррикад. История одной семьи вдруг оказывается историей всей страны…


"Оказавшийся в гуще народного восстания Виктор Брянцев чувствует ту же растерянность, что и Пьер Безухов, блуждающий по занятой французами Москве — от костра к костру, от одного горящего дома к другому, без видимой цели, лишь с тайным намерением убить Наполеона (Ельцина?) и тем спасти отечество.
Через поток сумбурных мыслей шаргуновского героя, в обрывочных речах, в мимолетных знакомствах предстает стихия русского бунта, в котором не бывает победителей и побежденных, где все — заложники неизбежного предательства, где все виноваты и правы одновременно".
Ольга Погодина-Кузмина


"…а за кого книжка, за красных или за белых?
Ответ простой: Шаргунов — писатель-гуманист, как учили. Поэтому он — за убитых".
Захар Прилепин
Авторы серии
Книги серии
Водолазкин Евгений Германович
Водолазкин Евгений Германович
Сенчин Роман Валерьевич
Водолазкин Евгений Германович
Водолазкин Евгений Германович
Водолазкин Евгений Германович
Елизаров Михаил Юрьевич
Шаров Владимир Александрович