Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Прочти первым: «Все, что мы хотели» Эмили Гиффин

Прочти первым: «Все, что мы хотели» Эмили Гиффин

05.11.2019

Новый роман для всех поклонников «Элеанор Олифант в полном порядке» от автора девяти бестселлеров The New York Times. Нина Браунинг — героиня романа «Все, что мы хотели» Эмили Гиффин — прилежная жена, заботливая мать и роскошная женщина. Она настоящая счастливица, заполучившая богатого мужа и уважение высшего света. Все ее силы брошены на воспитание сына: престижная частная школа, репетиторы, тренировки и долгожданное поступление в Принстон.

Специально для посетителей нашего сайта мы представляем Отрывок из нового романа Эмили Гиффин «Все, что мы хотели».

ОТРЫВОК КНИГИ «ВСЕ, ЧТО МЫ ХОТЕЛИ» ЭМИЛИ ГИФФИН

Все, что мы хотели

Гиффин Эмили

Глава вторая

Том

Считайте это отцовской интуицией, но я чувствовал, что с Лилой происходит нечто ужасное, ещё до того, как это узнал. Но опять же, может быть, моё чутьё не имело ничего общего с интуицией, с нашей тесной связью или с тем фактом, что я один воспитываю её, начиная с четырёх лет. Может быть, всему виной был непотребный наряд, в котором она несколько часов назад вознамерилась выйти из дома.

Я убирался в кухне, когда она проскользнула мимо меня в платье до того коротком, что всем желающим была видна её задница, уже и так знакомая во всех анатомических подробностях восьмистам подписчикам её Инстаграма благодаря бесчисленным и, по словам Лилы, стильным фото в бикини, которые она постила, пока я проводил чёткий инструктаж на тему недопустимости размещения пляжных фотографий в соцсетях.

— Пока, пап, — сказала она с натренированной беззаботностью.

— Эй, эй, — я перегородил ей путь к двери, — куда это ты собралась?

— К Грейс. Она за мной заехала, — Лила указала на окно, — видишь?

— Я вижу, — заметил я, глядя на белый джип Грейс возле нашего дома, — что твоему платью не хватает нижней половины.

Она закатила глаза и повесила на плечо огромную сумку. Я обратил внимание, что дочь не накрасилась. Пока. Я не азартный человек, но я готов был поставить сотню баксов, что к тому времени, как машина Грейс доберётся до Файв-Пойнтс, Лила намажет глаза своей любимой чёрной дрянью, а развязанные кроссовки сменит на туфли.

— Это называется мода, пап. — Ты эту моду у Софи взяла поносить? — поинтересовался я, имея в виду малышку, с которой Лила иногда оставалась посидеть. — Хотя оно, пожалуй, и для неё коротковато.

— Смешной ты, — безо всякого выражения произнесла Лила, глядя на меня одним глазом. Другой скрывала грива вьющихся тёмных волос. — Может, тебе в стендаперы пойти?

— Ладно. Послушай, Лила. В этом ты никуда не пойдёшь. — Я старался говорить тихо и спокойно, как советовал психолог, с которым мы общались на недавней лекции в школе Лилы. Когда мы на них кричим, они доводят нас ещё больше, — сказала эта женщина монотонным голосом. Я обвёл глазами аудиторию и был поражён, увидев, сколько родителей записывают. Интересно, они впрямь станут в кризисный момент сверяться с тетрадкой?

— Па-ап, — заныла дочь. — Мы просто поделаем домашку с Грейс и ещё кое с кем...

— Домашку? В субботний вечер? За кого ты меня принимаешь, вот честно?

— Скоро экзамены... и ещё у нас большой групповой проект. — Лила расстегнула молнию на сумке, вытащила оттуда учебник по биологии и предъявила мне в качестве доказательства. — Вот, видишь?

— И сколько мальчиков в вашей исследовательской группе? Она попыталась подавить ухмылку, но не смогла.

— Переодевайся. Сейчас же, — отрезал я, указывая на её спальню и стараясь не представлять, какой наглядный урок репродуктивной биологии преподнесут ей в таком платье.

— Хорошо, но учти: каждая минута, что мы с тобой препираемся, срезает мне балл.

— Я согласен на средний балл и нормальной длины платье, — ответил я и вновь занялся уборкой, давая понять, что разговор окончен, и чувствуя на себе её взгляд. Потом краем глаза увидел, как она повернулась и с топотом понеслась по коридору, чтобы несколько минут спустя вернуться в каком-то мешке из-под картошки. Я занервничал ещё больше: это означало, что она намерена переодеться на месте. Именно так она дурачила меня с макияжем.

— Не забудь, чтоб к одиннадцати была дома, — сказал я, хотя никак не мог проверить, сможет ли она соблюсти комендантский час, потому что сам намерен был вернуться гораздо позже. Вообще по профессии я плотник, но, чтобы подзаработать, несколько дней в неделю подрабатываю таксистом в «Убере» и «Лифте», а по субботам заказов больше всего.

— Я ночую у Грейс, помнишь? Я вздохнул, потому что сам ей разрешил, но забыл созвониться с матерью Грейс и уточнить планы. Я сказал себе, что не должен думать о Лиле так плохо. Она, конечно, порой бунтовала и проверяла границы на прочность, как это свойственно всем подросткам. Но я знал, в целом она — хорошая девочка. Умненькая, старательно учится, поэтому и поступила в Виндзорскую академию, до восьмого класса проучившись в обычной школе. Перевод нам обоим дался тяжело. Для меня — из-за дороги (она уже не могла ездить в школу на автобусе) и денег (учёба стоила тридцать штук в год, хорошо хоть процентов восемьдесят этих расходов покрывала финансовая поддержка). А Лиле стало труднее учиться и ещё труднее — сохранять статус. Она никогда прежде не общалась с богатыми детишками, и теперь ей пришлось бороться, чтобы отстоять место в их холёном, отполированном мире. Но теперь, к концу учёбы, она обзавелась друзьями и была вполне счастлива. Её лучшей подругой стала Грейс, девчонка-зажигалка, отец которой работал в музыкальной индустрии.

— Её родители дома? — спросил я.

— Мама да. А папа, кажется, уехал.

— А у Грейс есть комендантский час? — спросил я, уверенный, что есть. Я всего несколько раз видел её мать, но у меня сложилось впечатление, что у этой женщины есть голова на плечах, хотя её решение подарить шестнадцатилетней девчонке новенький джип казалось мне странноватым.

— Есть. Одиннадцать тридцать, — сказала Лила чопорно.

— Одиннадцать тридцать? Она же ещё школьница.

— Ну да. Всем можно приходить домой в одиннадцать тридцать или позже. Кроме меня.

Я не особенно этому поверил, но, тяжело вздохнув, сдался, давно привыкнув проигрывать.

— Ладно. Но чтоб обе были у неё дома ровно в одиннадцать тридцать.

— Спасибо, пап, — сказала она и у самых дверей послала мне воздушный поцелуй, как в детстве. Я сделал вид, что поймал его, и прижал ладонь к щеке — в её детстве я тоже так делал. Но она уже не видела меня. Она смотрела в телефон.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

Ты знала

Одрейн Эшли

Лягушачий король

Михалкова Елена Ивановна

Большой мятный дневник

Полярный Александр

Казус Кукоцкого

Улицкая Людмила Евгеньевна

Русские народные пословицы и поговорки

Сорокин Владимир Георгиевич

Плохая жена хорошего мужа

Снегирев Александр

Warcraft: Легенды. Том 5

Кнаак Ричард А.

Лавр [иллюстрации Леонида Губского]

Водолазкин Евгений Германович

Из крови и пепла

Арментроут Дженнифер

Латынь по-пацански

Самохин Никита Юрьевич

Древние греки

Дэйвис Джеймс

Фейсбук русской революции

Зыгарь Михаил Викторович

Как тебе такое, Iron Mask?

Савельев Игорь Викторович

Уроки французского. Повести и рассказы

Распутин Валентин Григорьевич

Идеал

Рэнд Айн

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Новости, новинки,
подборки и рекомендации