5 октября — Всемирный день учителя.

Сегодня мы не будем рекомендовать справочники и всяческие учебники и пособия, а расскажем о книгах, где главными героями становятся представители это замечательной и крайне необходимой человечеству профессии.

Дети мои

«Дети мои» — необыкновенный роман, продолжающий любимую автором тему удивительного сплетения этносов, культур, народов, людских судеб. Если в книге «Зулейха открывает глаза», как метко подметила писатель и переводчик Елена Костюкович, автор «швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас», то в новом романе пришло время другого исследования — трагических судеб, причудливого фольклора и жизненного уклада поволжских немцев, впоследствии разрушенного депортацией 1941 года. Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах — российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность. Учитель Дымов

В романе «Учитель Дымов» внимание писателя сосредоточено на одной семье. На фоне исторических пейзажей. От послевоенной разрушенной Москвы до шумных вечеринок в «О.Г.И.», от подпольных йога-клубов до современных глянцевых журналов. Каждое поколение Дымовых будет расти в новых «интерьерах». Год за годом, шаг за шагом в прошлое будут уходить страхи лагерей и репрессий, неуправляемого рэкета девяностых — больше свободы, больше возможностей. Но не иллюзия ли это? Ведь какими бы разными ни были условия времени, каждому из героев придется заключить свою сделку с действительностью. И в этом смысле «Учитель Дымов» — своеобразная история русской интеллигенции второй половины XX века. Людей, которые слышат и чувствуют время. Одна власть пытается их запугать, другая — приручить, третья — не заметить. Но, принося себя в жертву эпохе, Дымовы и такие как они, неизменно учат не поступаться своей совестью. Учитель фехтования

Один из самых захватывающих романов великого Дюма. Роман, в котором он изменяет своему обычному вольному обращению с историческими фактами — и точно, мастерски описывает восстание декабристов в России и жестокое его подавление, обернувшееся трагедией для дворянской интеллигенции. На фоне этой трагедии разворачивается история любви декабриста Ивана Александровича Анненкова и молодой французской модистки Полины Гёбль, ставших прототипами героев романа Дюма — графа Алексея Анненкова и Луизы Дюпюи, последовавшей за возлюбленным в ад сибирской ссылки. Время женщин

В романе «Крошки Цахес» — воспоминания девочки из другой эпохи. Середина 1970-х. Элитарная ленинградская школа. На подмостках школьной сцены ставятся шекспировские трагедии. Кажется, что этот мир высоких страстей совсем не похож на тот, в котором живут учителя и ученики. Роман получил две литературные премии: «Северная Пальмира» и премию журнала «Звезда». Географ глобус пропил

Это роман вовсе не о том, что весёлый парень Витька не может в своей жизни обрести опору. И не о том, что молодой учитель географии Служкин влюбляется в собственную ученицу. Это роман о стойкости человека в ситуации, когда нравственные ценности не востребованы обществом. Роман о том, как много человеку требуется мужества и смирения, чтобы сохранить «душу живую», не впасть в озлобление или гордыню, а жить по совести и любви. Педагогическая поэма

Автор прибывает под Полтаву, чтобы организовать колонию для беспризорных детей. Перед ним стоит непростая задача — перевоспитать несовершеннолетних правонарушителей. Пытаясь найти подход к каждому, даже самому сложному ребенку, Макаренко создает систему, основанную на трех принципах: труд, игра и влияние коллектива. И добивается блестящих результатов. «Педагогическая поэма» — один из наиболее значимых трудов, прошедший объективную проверку временем. Классика, ставшая настольной книгой не одного поколения учителей и воспитателей. Происхождение

Здесь мог быть любой роман Дэна Брауна о похождениях бравого профессора Лэнгдона, но мы почему-то решили взять самый свежий. Роберт Лэнгдон прибывает в музей Гуггенхайма в Бильбао по приглашению друга и бывшего студента Эдмонда Кирша. И этим вечером Кирш собирается «перевернуть все современные научные представления о мире», дав ответ на два главных: Откуда мы? Что нас ждет? Прежде чем Эдмонд успевает сделать заявление, роскошный прием превращается в хаос. Лэнгдону и директору музея, красавице Амбре Видаль, чудом удается бежать. Теперь их путь лежит в Барселону, где Кирш оставил для своего учителя закодированный ключ к тайне, которая была веками похоронена во тьме забвения. Тайне, которой, возможно, лучше бы никогда не увидеть света.