Свернуть меню
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
МЕНЮ
«17 страница» с Натальей О’Шей (Хелависой) и Андреем Рубановым

«17 страница» с Натальей О’Шей (Хелависой) и Андреем Рубановым

01.04.2019

В центре обсуждения был роман Андрея Рубанова «Финист — ясный сокол» — переосмысление старой сказки. Чтецом стал особенный гость, не понаслышке знакомый с мифопоэтикой, — Наталья О’Шей, известная так же как Хелависа — лидер фолк-рок группы «Мельница» и кандидат филологических наук.

Отрывок, выбранный Натальей, — описание гульбища, на котором девка Марья встречает птицечеловека Финиста, — оказался очень музыкальным: певица даже отбивала пальцами ритм бубна, в который бьет один из главных героев — глумила. Но не только музыкальность связывает Наталью с этим текстом: сюжет про Финиста — один из ее любимых, именно на нем строится песня «Княже мой, княже». Композицию же текста Наталья оценила как филолог, и именно ее отзыв помещен на обложке. Кроме того, оказалось, что часть ее фамилии — «Шей» — в переводе с ирландского означает «сокол».

Гостья рассказала в целом про свое отношение к мифам и фольклору разных народов:

«Я индоевропеист. У нас есть «Черный бык Норроуэйский», есть другие индоевропейские сказки примерно с тем же сюжетом. В любом случае у нас есть индоевропейский миф.  Давайте обратимся к любой другой истории: «Красавица и чудовище», «Амур и Психея», «Аленький цветочек». Мы не можем сказать, что «Аленький цветочек» — это русский фольклор в чистом виде, конечно же нет. Здесь то же самое. Если у меня есть дракон в сюжете, это не обязательно должен быть Великий Полоз, как в песне «Невеста Полоза». Естественно, это может быть любой дракон: Фафнир из скандинавских мифов или Вритра из санскрита. В любом случае, у нас есть Пропп, у нас есть Веселовский, мы можем на все это опираться, на историю и мифопоэтику. 
  • «17 страница» с Натальей О’Шей (Хелависой) и Андреем Рубановым

    «17 страница» с Натальей О’Шей (Хелависой) и Андреем Рубановым

Хелависа рассказала, что и сама создает мифы — как минимум в собственных литературных работах. Сейчас она заканчивает книгу и уже выпустила совместно с Натальей Лапкиной детский сборник «Сказки в октябре». Продолжая тему синтеза мифа, музыки и писательства, к разговору подключился Андрей Рубанов. Он поблагодарил Наталью за ее песни и спросил об утраченных в ходе истории гармониях:


А.Р.: Кажется ли вам, что в древности были другие, не дошедшие до нас гармонии, которые теперь утрачены?
Н.О.: Да. В Исландии есть определенный стиль пения. В какой-то момент эта пентатоническая музыка (кварты и квинты, исключительно расширенные интервалы) была запрещена как демоническая по всей католической Европе. Это оказалась очень непривычная гармония.
Ната́лья Андре́евна О’Шей (Хелави́са)

Ната́лья Андре́евна О’Шей (Хелави́са) — Российская певица, автор песен, музыкант, лингвист, специалист по кельтским и древнегерманским языкам, кандидат филологических наук, писатель.

Наталья даже наглядно продемонстрировала гостям такой стиль пения. Разговор о наглядности продолжился обсуждением другого опыта героев встречи: создания старинной национальной одежды и исторических реконструкций. Наталья создавала западноевропейские традиционные костюмы, а Андрей Рубанов в ходе работы над романом изготовил кожаные доспехи и шлем. Это, по словам писателя, тяжелый труд, однако всегда лучше непосредственно прикоснуться к тому, чем занимаешься:


«Если ты практикуешь что-то, то все сам узнаешь. Конечно, такой опыт влияет на тебя. Я был сценаристом фильма «Викинг». По задумке режиссера главная героиня Рогнеда должна была оторвать часть подола и перевязать рану Владимиру — такой романтический момент. Потом нам привезли сами платья, и режиссер понял, что его не оторвешь, это домотканое полотно. Пришлось убрать сцену. Вот это — правда. А если бы оторвала, было бы вранье. За это мне и нравится группа «Мельница», я понимаю, что там есть эта правда».

Затем гости рассказали о своих любимых сказках. Наталья призналась в любви ко всему страшному: «Медведь – липовая нога», «Мистер Фокс» — английский вариант «Синей бороды». Андрей рассказал, что ему всегда нравились сказки, «из которых сочится хтонь, типа ''Колобка''». В сказках, как и в кино, работают механизмы насилия. Если это страшно, это продается, как заверил писатель.

Прозвучали и вопросы из зала о нехватке в русской литературе сказок, мифов и фантастики. Наталья, будучи филологом, заверила, что с научной базой в этой сфере у нас все в порядке, выделив выдающихся русских ученых прошлого (Бахтин, Веселовский, Пропп) и настоящего (Ольга Александровна Смирницкая). Андрей Рубанов же поделился мнением о литературе художественной:

«Если говорить про художественную сторону, то у нас нет традиции написания фэнтези-литературы. В Советском Союзе ее просто не было — так, кто владел английским, тот и читал. Фэнтези появилось в начале 90-х, и сформировался круг писателей и читателей. Но чтобы выходило качественное фэнтези, которое делают американцы и англичане, толстое, солидное, должно пройти время, рынок должен сформироваться. Такую книгу нужно несколько лет делать, а потом куда ее девать? У нас сложный рынок, мы уступаем в этом вопросе. Сейчас пишут-то много славянского фэнтези, но тут есть и откровенные маргинальные сумасшедшие, и те же Мария Семенова, Громов и Ладыженский (Олди). Здесь вообще целый кластер, множество имен».

В конце встречи вернулись к обсуждению романа. Андрей рассказал, что вдохновлялся «Песней про нечисть» Высоцкого, а также опирался на западных антропологов — Леви-Стросса и Рене Жирара. К разговору подключилась и Аглая Набатникова — сценаристка, стоявшая у истоков «Финиста». Она рассказала, что Рубанов внес мужской взгляд в историю, которая получилась изначально слишком женской. Про то, как относиться к четкому гендерному разделению в мифологии, Андрея спросили и слушатели из зала:

«Девочка, которая сидит у окна и ждет суженого, — это один архетип. Девочка, которая бросается на коня и скачет сама, — это другой архетип. Если хотите рассказать историю, то вам нужно уметь работать с этими архетипами».

Завершая, поговорили о языке романов, обращающихся к древности. Наталья сравнила «Финиста» с « Лавром» Водолазкина. А Андрей призвал всегда конструировать свой язык: без исторических неточностей, но и не переполненный архаизмами, понятный читателю.


Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Возможно будет интересно
Подпишитесь на новости Скидка 30%
Раз в неделю о книгах, авторах и событиях На покупку книг в book24.ru при подписке на рассылку