Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Довлатов и окрестности

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная пухлая 84/60 Кама
Вес: 0.359 кг. | Страниц: 352 | Размер: 136 х 207 x 22 мм
ISBN 978-5-17-138948-2
Последний тираж: 30.07.2021 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Аннотация

«Довлатов и окрестности» Александра Гениса — уникальная книга о писателе, ставшем голосом поколения. Специальное издание к 80‑летию прозаика дополнено новыми эссе автора и послесловием литературоведа Марка Липовецкого.

«Генис написал не литературную биографию, не анализ поэтики, не философский комментарий и не воспоминания — а и то, и другое, и третье, назвав получившееся „филологическим романом“».

Марк Липовецкий

«Сегодня ничего не изменилось. Довлатова по‑прежнему любят все — от водопроводчика до академика, от левых до правых, от незатейливых поклонников до изощренных книжников. С тучных лет перестройки, вместе с которой Сергей возвращался в литературу метрополии, осталось не так уж много имен. Кумиры гласности, ради книг которых мечтали свести отечественные леса и рощи, остались в старых подписках толстых журналов. Но тонкие довлатовские книжки так и стоят не памятником эпохи, а на полке для живого чтения».

Александр Генис

О книге

Отзывы

«Само название рисует картину эпическую: гора Довлатов, высокая, недостижимая, святая, как Арарат, и долина — лежащие ниже окрестности».

Олег Кудрин, «Новый мир»

«Один из самых интересных мотивов в этой книге — Америка. Случай Довлатова поразителен тем, что, в отличие от многих в его поколении, его личная юношеская американская утопия совпала с действительностью. Или он в реальной Америке создал для себя действительность по своим меркам».

Лев Лосев

«Литературовед Генис смакует точность довлатовской детали, а мемуарист вспоминает о том, с каким удовольствием Довлатов плел паутину интриг. Генис сознательно впускает беспорядок в свою продуманную концепцию и тем самым придает ей не столько интеллектуальную, сколько эстетическую убедительность».

Марк Липовецкий

Цитаты

Довлатова интересовала не советская власть, а советский человек. Зная его по себе, Сергей не осуждал своего героя, но и не льстил ему. Он видел в нем естественное явление, имеющее право существовать не меньше, чем закат или листопад.
Прилагательное умнее и коварнее других частей речи. Оно не украшает существительное, а меняет его смысл. Как опытный каратист, использующий не свою, а чужую силу, прилагательное либо разворачивает предложение, либо дает ему пронестись мимо цели. Как в том же каратэ, прилагательные берут не давлением, а взрывной силой. В поэтическом арсенале они — как лимонки без чеки.
Опечатка демонстрирует уязвимость письма, несовершенство речи, беззащитность языка перед хаосом, который шутя и играя взламывает мертвенную серьезность печатной страницы.
Смех — это наши аплодисменты свободной случайности, сумевшей пробиться к смыслу.
Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Майя Ставитская пишет:

Довлатов навсегда

В преддверие довлатовского юбилея "Довлатов и окрестности" выходят дополненным изданием с P.S. куда вошла краткая история "Нового американца" - газеты под его главным редакторством и некоторые воспоминания, не вошедшие в первую версию. Такое "Двадцать лет спустя". Я, признаюсь, восприняла книгу в год выхода настороженно: вот, мол, примазываются всякие к славе нашего писателя - не стану читать. Прошедшие годы переменили мнение об Александре Генисе и его постоянном соавторе Петре Вайле, я узнала и полюбила их творчество, и сегодня книга стала для меня настоящим подарком. Филологический роман подзаголовком не случаен, это книга о литературе, о языке, обусловленная совместным пребыванием в континууме, не в меньшей степени, чем мемуаристика. Да, он был громадным (во всех возможных смыслах) глыба-человечище, уникальный литературный дар, сродни гениальности Высоцкого - любили пионеры и пенсионеры, уголовники и академики. Да демонстрировал колоссальную эрудицию и пребывание в одном с ним пространстве превращалось в бесконечную литературную игру, сорт буриме, но и накладывало серьезные обязательства - страшно оказаться недостаточно остроумным, знающим, ярким. Буквально ощущение, что для того, чтобы соответствовать, нужно изъясняться стихами экспромтом.Интересно? Да,, потому, что писатель - это не о том, как уходил в запои и умер от цирроза, не дожив до пятидесяти. Это о том что и как он писал, как относился к тому, что считал самым важным в своей жизни.

В преддверие довлатовского юбилея "Довлатов и окрестности" выходят дополненным изданием с P.S. куда вошла крат...

Характеристики
ISBN:
978-5-17-138948-2
Вес (кг):
0.359
Переплет:
Твердый
Страниц:
352
Ширина (мм):
136
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
30.07.2021 г.
Бумага:
Бумага офсетная пухлая 84/60 Кама
ББК:
83.3 (2Рос=Рус)6
УДК:
821.161.1.09
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Генис Александр Александрович
Александр Генис родился в Рязани (1953), вырос в Риге, живет (с 1977) в Нью-Йорке и горячо интересуется всем остальным миром, изрядная часть которого попала в его энергичные книги. Не зря Милорад Павич назвал их «пульсирующим потоком взрывов». В его биографии, описанной в книге «Обратный адрес», – работа в легендарным «Новом американце», Радио Свобода, ("Американский час"), авторская рубрика в "Новой газете", статьи в толстых журналах и колонки – в гламурных. Но больше всего, разумеется, книг, и для каждой Генис придумывает оригинальный жанр. Иногда это – лирическая культурология («Вавилонская башня»), иногда – филологический роман ("Довлатов и окрестности"), иногда – теологическая фантазия ("Трикотаж"), иногда – искусствоведческие капризы («Картинки с выставки»). Какими бы ни были его опусы, их объединяет кредо: писать густо и смешно, глубоко и просто. Поделив жизнь между письменным («Довлатов и окрестности») и обеденным («Колобок») столом, между Старым («6 пальцев») и Новым («Американская азбука») Светом, между Востоком («Билет в Китай») и Западом («Странник»), между литературой («Уроки чтения. Камастура книжника») и искусством («Картинки с выставки»), Генис в своих книгах упорно поднимает литературу нон-фикшн до той вершины, где она становится литературой просто, отвоевывая себе особое место.
Об авторе

Отзывы

Майя Ставитская пишет:

Довлатов навсегда

В преддверие довлатовского юбилея "Довлатов и окрестности" выходят дополненным изданием с P.S. куда вошла краткая история "Нового американца" - газеты под его главным редакторством и некоторые воспоминания, не вошедшие в первую версию. Такое "Двадцать лет спустя". Я, признаюсь, восприняла книгу в год выхода настороженно: вот, мол, примазываются всякие к славе нашего писателя - не стану читать. Прошедшие годы переменили мнение об Александре Генисе и его постоянном соавторе Петре Вайле, я узнала и полюбила их творчество, и сегодня книга стала для меня настоящим подарком. Филологический роман подзаголовком не случаен, это книга о литературе, о языке, обусловленная совместным пребыванием в континууме, не в меньшей степени, чем мемуаристика. Да, он был громадным (во всех возможных смыслах) глыба-человечище, уникальный литературный дар, сродни гениальности Высоцкого - любили пионеры и пенсионеры, уголовники и академики. Да демонстрировал колоссальную эрудицию и пребывание в одном с ним пространстве превращалось в бесконечную литературную игру, сорт буриме, но и накладывало серьезные обязательства - страшно оказаться недостаточно остроумным, знающим, ярким. Буквально ощущение, что для того, чтобы соответствовать, нужно изъясняться стихами экспромтом.Интересно? Да,, потому, что писатель - это не о том, как уходил в запои и умер от цирроза, не дожив до пятидесяти. Это о том что и как он писал, как относился к тому, что считал самым важным в своей жизни.

Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет
Смотрите также
Смотрите также

Приснившиеся люди

Воденников Дмитрий Борисович

Кожа времени. Книга перемен

Генис Александр Александрович

Сны о Чуне

Воденников Дмитрий Борисович

Гость: туда и обратно

Генис Александр Александрович

Картинки с выставки

Генис Александр Александрович

Камасутра книжника

Генис Александр Александрович

Обратный адрес

Генис Александр Александрович

Непереводимая игра слов

Гаррос Александр Петрович

Справа налево

Иличевский Александр

Напрасные совершенства и другие виньетки

Жолковский Александр Константинович

Русская кухня в изгнании

Генис Александр Александрович

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Довлатов и окрестности

Генис Александр Александрович

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации