Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная 84/80
Вес: 0.52 кг. | Страниц: 448 | Размер: 134 х 207 x 27 мм
ISBN 978-5-17-139415-8
Последний тираж: 10.09.2021 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Аннотация

«Десять лет ежедневных фейерверков. Стал ли автор настоящим парижанином? Конечно, нет! Парижанином можно только родиться. Да и зачем? Парижанин — вечно в делах, заботах и налогах. В Париже гораздо лучше живется иностранцу: можно радоваться, пить, есть, дышать воздухом, пахнущим соседним океаном и свежим хлебом. Вот об этом мы и поговорим».

Алексей Тарханов — журналист, архитектор, художественный критик, собственный корреспондент ИД «Коммерсантъ» во Франции. Вместе с автором мы увидим сегодняшний Париж — зимой и летом, на параде, на карантине, во время забастовок, в дни праздников и в дни трагедий. Поговорим о еде и вине, об искусстве, о моде, ее мифах и создателях из Louis Vuitton, Dior, Hermès. Услышим голоса тех, кто навсегда влюбился в Париж: Шарля Азнавура, Шарлотты Генсбур, Zaz, Пьера Кардена, Адель Экзаркопулос, Ренаты Литвиновой, Евы Грин.

О книге

Цитаты:

Во времена перестройки мы забавлялись фильмом «Окно в Париж»: в питерской коммуналке открывалось окошко, через которое можно было выйти на парижскую крышу.
Я не представлял, что вдруг настанет момент, когда это окошко откроется и для меня. И даже не окошко. Целая дверь. Парадное! А там — Париж.
Я бы понял, если у меня в парадном сидел бы человек в зеленой фуражке. Выходишь из дома, тебе корректный вопрос: «Цель поездки?»
— Личная. За хлебом.
— Проходите!

В Париже я бываю почти каждый день.
Случаются моменты, конечно, когда работа заедает. Нет никакой возможности даже высунуть нос на улицу.
Дело в том, что я здесь работаю журналистом.
Статьи образуются неожиданно. Проснешься с утра, а надо писать. Очень мешают террористы. Они вечно не вовремя со своими дикими выходками. Или политические инициативы. Или разные культурные фейерверки. Или демонстрации по субботам.
Но всегда есть возможность открыть дверь, спуститься по лестнице. Два этажа бегом.
А там Париж.
Я к этому так до конца и не привык.

В Париже не так уж много парижан. Поменьше, чем в Москве москвичей. Зато туристов в Париже в урожайный год почти столько же, сколько жителей в стране. Здесь к ним относятся не с таким холодным отчаянием и враждебностью, как в Венеции. В Париже на них смотрят как на голубей на площади: даже не прочь покормить с руки, учтиво показать дорогу, быстро и без особой настойчивости поухаживать за симпатичной туристкой . Но брать домой? Никаких хомяков!

У Адель Экзаркопулос под левой грудью написано «Pentru tine, de o mie de ori mai mult», что означает на румынском «Для тебя в тысячу раз больше».
— Я сделала ее в шестнадцать лет. Это из книги «Бегущий за ветром» Халеда Хоссейни о дружбе двух мальчиков. Это способ сказать: «Я тебя люблю». А на спине у меня выколоты кинжал и перчатка, знаки верности, в которую я верю. И третья татуировка — на арабском на моем запястье, «Мой ангел» — это для моей тунисской кузины. Все мои тату сделаны в путешествиях. Ошибки молодости? Нет, это рассказ о том, что я пережила, и какая разница, где он записан, в памяти или на теле.

Утренний круассан в Париже — декларация о том, как и с кем вы провели ночь. ««Что-то вы сегодня берете четыре», — говорит мне моя булочница, — а обычно ведь два?»

Париж и вправду удобен, и приятен для иностранца, если тот приезжает в гости, а не норовит остаться пожить. До тех пор, пока он не забывается и не считает себя равным французам. Например, на вопрос «Говорите ли вы по-французски?» не отвечает нагло: «Говорю!» вместо извиняющегося: «Говорю мало-мало».


Рождественские подарки — дополнительный налог, который берут с населения, из последних сил испытывающего свою покупательную способность. Итоги сбора будут понятны позднее, потому что в первые недели после праздников люди опять потянутся в магазины. Не потому, что они догуливают Рождество. Они приносят подарок обратно…


Мы готовы презирать парижан за то, что они не стали сражаться и не превратили волшебный город в руины. По-нашему, они должны были утопить в своей крови рейх, с которым мы в те годы дружили и с которым делили Польшу. Нам ближе пример Сталина, не испугавшегося голода Ленинграда и разрушения Сталинграда. Или Гитлера, взявшего с собой в могилу старый Берлин. Здесь было по-другому. В какой-то момент французы не захотели умирать. Они решили, что достаточно было жертв на Первой мировой, и не стали обороняться до последнего дома.


Все наперебой говорят, как изменилась Франция. Оброс диалектами язык, который французы со времен Расина берегли, как сокровище. У страны Гюго и Мопассана все более отчетливый восточный акцент. И все равно «Париж останется Парижем», как пел Морис Шевалье аккурат перед войной, перед капитуляцией и перед сдачей Парижа немцам. Ну и что? Ну, сдали. А где без проблем? Значит ли это, что Франция теперь не та и Париж больше не стоит мессы? Да ни в коем случае! Просто эта страна создана для человека, способного ее любить, других здесь не нужно. Один известный политик тут предложил главный критерий для иностранцев: «любишь ты Францию или нет». Правильно! Если не любишь, зачем себя мучить, о чем вообще с тобой можно разговаривать?

Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Майя Ставитская пишет:

..., который всегда с тобой

"До востребования. Париж" совершенный фейерверк, в точности такой, как обещает аннотация. Мой стартовый скепсис истаял и рассыпался брызгами радости примерно со второго текста. Да ничего там особенного, рассказывает человек, каким бесприютным показался ему Париж по приезде, который совпал с аномальными для Франции морозами. Но как рассказывает! И вот эти первые тексты, о приезде, поиске и нахождении съемного жилья, регистрации, обустройстве, они такие правильные, простые и одновременно захватывающе интересные, они именно погружают в атмосферу праздника, который пока не начался, но предвкушается, а ожидание радости в чем-то лучше самой радости, согласитесь. Рассуждения о сравнительных достоинствах круассанов, пирожков, бутербродов, каждый из которых, будучи купленным в одном месте, просто утолит голод, в то время как из другого, правильного, утвердит в убеждении, что Бог в своих небесах и в порядке мир. Простые гастрономические радости, которые расцвечивают повседневность красками праздника, и вдруг, без перехода Zaz. И не только с ней. Как вам перспектива прочесть интервью с Евой Грин? А с Пьером Карденом? Шарлем Азнавуром? Тут будет обо всем, но главным все-таки окажется ощущение праздника, что подсветит даже горькие и трагические страницы повествования, пробуждая в тебе-читателе восторженно детское "хочу еще, расскажи же, ну расскажи"

"До востребования. Париж" совершенный фейерверк, в точности такой, как обещает аннотация. Мой стартовый скепс...

Характеристики
ISBN:
978-5-17-139415-8
Вес (кг):
0.52
Переплет:
Твердый
Страниц:
448
Ширина (мм):
134
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
10.09.2021 г.
Бумага:
Бумага офсетная 84/80
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Тарханов Алексей Юлианович

Журналист, архитектор, художественный критик, собственный корреспондент ИД «Коммерсантъ» во Франции.

Об авторе

Отзывы

Майя Ставитская пишет:

..., который всегда с тобой

"До востребования. Париж" совершенный фейерверк, в точности такой, как обещает аннотация. Мой стартовый скепсис истаял и рассыпался брызгами радости примерно со второго текста. Да ничего там особенного, рассказывает человек, каким бесприютным показался ему Париж по приезде, который совпал с аномальными для Франции морозами. Но как рассказывает! И вот эти первые тексты, о приезде, поиске и нахождении съемного жилья, регистрации, обустройстве, они такие правильные, простые и одновременно захватывающе интересные, они именно погружают в атмосферу праздника, который пока не начался, но предвкушается, а ожидание радости в чем-то лучше самой радости, согласитесь. Рассуждения о сравнительных достоинствах круассанов, пирожков, бутербродов, каждый из которых, будучи купленным в одном месте, просто утолит голод, в то время как из другого, правильного, утвердит в убеждении, что Бог в своих небесах и в порядке мир. Простые гастрономические радости, которые расцвечивают повседневность красками праздника, и вдруг, без перехода Zaz. И не только с ней. Как вам перспектива прочесть интервью с Евой Грин? А с Пьером Карденом? Шарлем Азнавуром? Тут будет обо всем, но главным все-таки окажется ощущение праздника, что подсветит даже горькие и трагические страницы повествования, пробуждая в тебе-читателе восторженно детское "хочу еще, расскажи же, ну расскажи"

Смотрите также
Смотрите также

О чем молчит Биг-Бен

Писарева Анастасия Александровна

Лучшие детективы (Комплект из трех книг)

Дашкова Полина Викторовна

Девочка, которая всегда смеялась последней

Цыпкин Александр Евгеньевич

Лучшее всегда с нами (Комплект из 3 книг)

Дашкова Полина Викторовна

Зеленый шатер

Улицкая Людмила Евгеньевна

Образ врага

Дашкова Полина Викторовна

Обманщики

Драгунский Денис Викторович

Сердца четырех

Сорокин Владимир Георгиевич

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

До востребования, Париж

Тарханов Алексей Юлианович

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации
Загрузка