Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Пятничные чтения: «Гарторикс» Юлии Идлис

Пятничные чтения: «Гарторикс» Юлии Идлис

16.09.2022

2241 год. Жизнь человечества выстроена вокруг феномена Переноса: после получения «номера», загадочного биохимического кода, тело человека умирает, а сознание переносится в звероподобное тело на планете Гарторикс. Кому и когда придет номер — неизвестно; отказаться от него — нельзя, можно лишь передать другому.

На Гарториксе человеческие сознания могут менять тела и жить вечно — и за билетами в бессмертие идет настоящая охота: в телешоу, где можно выиграть «номер», вся планета выбирает победителей в прямом эфире, могущественный Департамент защиты сознания заменил все спецслужбы мира, преступные картели промышляют продажей номеров на чёрном рынке...

Вот только так ли хороша жизнь на Гарториксе?

ЧИТАЙТЕ ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ОТРЫВОК ИЗ романа «Гарторикс» Юлии Идлис

Гарторикс

Идлис Юлия Борисовна

Глава 4

Дрейк

Центр Сновидений Юго‑Западного округа находился в двух шагах от станции.

Прямо с перрона прозрачный пешеходный тоннель вел к полукруглому комплексу, похожему на ванильное безе. По обеим сторонам тоннеля стояли кадки с синтетическими пальмами; одинаковые листья трепетали под искусственным бризом комфортной температуры. Иногда между кадками вспыхивали белоснежные улыбки голограмм, которые на разные голоса восхищались природой Гарторикса и уверяли всех, кто проходил мимо, что после получения номера они будут жить вечно.

Поначалу Дрейк всматривался в голографические лица, ожидая увидеть среди них идеальные брови и гладкую прическу Джейн Банхофф, но скоро понял, что это не реальные клиенты или сотрудники глобальной программы Переноса, а мимические 3D‑модели. В Центре Сновидений серьезно относились к защите личных данных — и к миллиардным судебным издержкам, в которые выливалась любая утечка.

Джейн Банхофф ждала его в просторном холле, и она определенно была человеком — как минимум ниже пояса. Бёдра у нее были широкие и тяжелые, как у штангиста, а крепкие ноги в удобных туфлях, казалось, росли прямо из мраморного пола.

Увидев Дрейка, она улыбнулась и наклонила гладкую круглую голову, поймав на макушку солнечный зайчик, — секундой раньше, чем система распознавания лиц сопоставила Дрейка с образом из базы данных, и бесполый цифровой голос гостеприимно произнес, отражаясь от светлых стен:

— Добро пожаловать в Центр Сновидений, господин Холуэлл.

Дрейк быстро посмотрел по сторонам, но никто из посетителей в холле даже не обернулся.

— Не волнуйтесь, — сказала Джейн Банхофф. — Акустическая система настроена так, что, кроме вас, этого никто не слышит.

— Откуда вы знаете, чтo я услышал? — буркнул Дрейк. — Может, это был голос Создателя, который приказал мне убить вашу кошку.

— У меня нет кошки, — без тени улыбки сказала она. — Создатель должен бы знать такие вещи.

Дрейк криво усмехнулся. Джейн Банхофф развернулась и пошла к дверям, ведущим в правое крыло огромного комплекса. В тишине коридоров, залитых искусственным светом, каждый шаг отдавался гулким утробным эхом, словно снизу в мраморный пол бился кто‑то очень большой и тяжелый. Полупрозрачные двери бесшумно распахивались перед ними и с тихим чавканьем смыкались позади. Очень скоро Дрейку стало казаться, что его жует и глотает гигантское существо со множеством челюстей.

Наконец они добрались до круглого кабинета без окон. Джейн Банхофф коснулась стены, и потолок налился ровным дневным светом. Джейн показала Дрейку на кресло, а сама села за стол и сразу же превратилась в голографическую женщину с идеальными бровями и гладкой прической, которую Дрейк увидел над кроватью у себя в спальне.

— С момента Переноса вашей супруги прошло... — Джейн Банхофф прищурилась и смахнула окно на большом плоском экране, — тридцать четыре дня. За это время нам поступило два мыслеобраза, но, поскольку мы не имеем права хранить их без эксплицитного согласия адресата, они были удалены. — Она оторвалась от экрана и взглянула на Дрейка. — Мне очень жаль.

Дрейк молчал. Джейн Банхофф выждала пару секунд и доверительно наклонилась к нему через стол.

— Не расстраивайтесь, — сказала она с профессиональной мягкостью в голосе. — От клиентов, получивших номера напрямую, не от третьих лиц и не через Лотерею, мыслеобразы начинают поступать почти сразу, и их может быть довольно много. Я уверена, что уже очень скоро вы сможете увидеть свою супругу.

— Она у вас в криохранилище, — сказал Дрейк. — По правилам я могу увидеть ее в любой момент.

— Ваша супруга на Гарториксе, — улыбнулась Джейн Банхофф. — Давайте я расскажу вам, как следует воспринимать то, что вы можете наблюдать в мыслеобразах.

Она пробежалась пальцами по экрану, и над столом возникла полупрозрачная фигура с пепельно‑серой кожей, непропорционально длинными конечностями и четырьмя длинными загнутыми рогами. Существо было неопределенного пола и смотрело в пространство желтыми змеиными глазами с вертикальной щелью вместо зрачка.

— Мы еще не знаем всех обличий, которые принимают клиенты на Гарториксе, но у тех, кто осуществляет Перенос по собственному номеру, этот образ один из самых частотных.

Джейн Банхофф коснулась экрана, и на месте рогатого существа возникла фиолетовая шипастая ящерица.

— Это еще один частотный образ, — сказала она. — Многие адресаты отмечают его у своих близких.

— Это что, чей‑то дедушка?

Джейн Банхофф посмотрела на Дрейка поверх разъяренной голографической рептилии.

— Это 3D‑модель, — сказала она, как и раньше, без тени улыбки. — Мы не имеем права демонстрировать записанные мыслеобразы кому бы то ни было без эксплицитного согласия их адресатов.

Дрейк помолчал, глядя в распахнутую багровую пасть с несколькими рядами острых синеватых зубов.

— Я хочу увидеть ее, — наконец произнес он.

— Сперва нужно заполнить несколько стандартных форм, — улыбнулась Джейн Банхофф, и шипастая ящерица растворилась в воздухе. — Согласие на запись и хранение мыслеобразов; согласие на получение. И всем адресатам мы рекомендуем консультацию психолога. Она входит в базовый пакет услуг.

Дрейк посмотрел на три электронных бланка с углублениями для отпечатка пальца, которые лежали перед ним на столе, — точно такие же, как тот, что он подписал в клубе у Рогана. Только на этих бланках стояло его настоящее имя — и идентификатор номера, который получила Лиз, пока на другом конце континента он боролся с производителями и продавцами синтетического бесстрашия, ежегодно убивающего, по разным оценкам, от тридцати пяти до сорока миллионов человек.

— Вы не поняли, — сказал он. — Я хочу увидеть ее в криохранилище.

Джейн Банхофф подняла на него спокойные глаза.

— Я провожу вас, как только мы закончим со всеми формальностями, — сказала она, и Дрейк тут же вспомнил подземное существо, которое отчаянно билось в мраморный пол, пока они шли по коридору.

— Я хочу ее увидеть, — сказал он самому себе, протягивая руку за бланками.

Криохранилище находилось на нижнем этаже левого крыла. В огромном мраморном зале было прохладно и сумрачно. Потолок светился меланхоличным сероватым светом. Вдоль стен в несколько уровней шли ряды стеклянных дверей. Среди них попадались абсолютно черные, но большинство были прозрачными. Сквозь стекло были видны пустые комнатки, напоминавшие мертвые соты.

Джейн Банхофф подошла к одной из прозрачных дверей, достала из конверта новенькую карту‑ключ с логотипом Центра Сновидений и приложила ее к электронному замку.

— Это ваш персональный пропуск. Вы можете прийти сюда в любой момент, мы работаем круглосуточно, — сказала она, протягивая карту‑ключ Дрейку. — Если заблудитесь, наша кастомизированная аудиосистема подскажет вам дорогу.

Прозрачная дверь поднялась, пропуская их внутрь, и так же бесшумно опустилась. Потолок в тесной комнатке засветился приглушенным дневным светом. Дрейк оглянулся на дверь и увидел, что в огромный зал криохранилища вошла семья с маленьким ребенком.

— Они нас не видят, — сказала Джейн Банхофф. — Если в комнате кто‑то есть, снаружи дверь автоматически становится непрозрачной.

Напротив входа в стену был вделан черный экран. По такому же Томми Вальтер смотрел у себя в мотеле финалы Лотереи, только этот был новый, без трещин, и почему‑то повернутый вертикально.

— Вы раньше не посещали криохранилище?

Голос Джейн Банхофф у него за спиной прозвучал неожиданно мягко. Дрейк покачал головой, глядя на свое отражение в черном экране. Все его немногочисленные родственники умерли до того, как криохранилища подешевели и стали доступны тем, кто сидел на базовом социальном пособии.

— Кладете палец сюда, — Джейн Банхофф показала на углубление в стене. — Система узнaет вас по отпечатку и поднимет нужную вам капсулу.

Дрейк протянул руку и положил указательный палец в углубление. Раздался мелодичный звук, комната чуть заметно завибрировала. Черный экран начал светлеть и немного погодя стал совершенно белым.

— Капсула уже здесь, — сказала Джейн Банхофф. — Когда будете готовы, просто коснитесь экрана.

Дрейк стоял, опустив руки. Молочная белизна экрана резала ему глаза.

— Я оставлю вас наедине, — подождав, сказала Джейн Банхофф. — Чтобы закончить сеанс, нужно еще раз прикоснуться к экрану.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

Белоснежка

Мейер Марисса

Тайны не умирают

Ли Мелинда

Мастер и Маргарита

Булгаков Михаил Афанасьевич

Корейская уборка

Пак Хёнчжун

Дерево-призрак

Генри Кристина

Если друг оказался вдруг...

Высоцкий Владимир Семенович

Какие бывают дома?

Яхнин Леонид Львович

Математика с Петром Земсковым

Земсков Пётр Александрович

Кладовая солнца

Пришвин Михаил Михайлович

Тень и кость

Бардуго Ли

Иные песни

Дукай Яцек

Воспламеняющая

Кинг Стивен

Кровь и мёд

Махёрин Шелби

Дзен московского олигарха

Кретова Евгения Витальевна

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Новости, новинки,
подборки и рекомендации