Свернуть меню
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
МЕНЮ
Новое лицо «девочки со странным именем»

Новое лицо «девочки со странным именем»

20.02.2019

У Эдуарда Успенского есть удивительная книга о том, как имя воспитывает характер. Называется она «Про девочку со странным именем». История начиналась как рекламное сотрудничество с одной макаронной фабрикой, а вылилась в яркое и самодостаточное произведение, за которое автор получил Премию Правительства России. Последние десять лет эта повесть не появлялась на полках книжных магазинов. И вот в издательстве «Малыш» выходит её долгожданное переиздание. Новые рисунки к книге нарисовала Екатерина Муратова — любимая художница писателя.

— Екатерина, Эдуард Успенский называл вас своим любимым художником. С чего началась эта симпатия, как вы познакомились?

— Нас познакомило издательство «Малыш». Они предложили проиллюстрировать «25 профессий Маши Филиппенко». Когда мы встретились с Эдуардом Николаевичем в издательстве и ему показали карандашные наброски моей Маши, они ему сразу понравились. А мне понравился он — очень спокойный, располагающий к себе человек, совершенно без пафоса. Он был обаятельный, много шутил, так мне запомнилась наша первая встреча.

— Сколько книг по творчеству Успенского вы сделали с того момента?

— «Машу Филиппенко», большой сборник сказок, девочку со странным именем, а ещё повести «Камнегрыз со станции Клязьма» и «Профессор Чайников».

— Две последние Эдуард Николаевич уже не успел увидеть?

— Мы успели только утвердить персонаж Камнегрыза. Он сложный — это такой инопланетянин в виде коврика. То, что он красный и плоский, было понятно по тексту. А дальше тупик... На встрече мы договорились, что у него будет квадратная мордочка. Это придумал Эдуард Николаевич.

— А вы читали Успенского в детстве?

— С детства я обожала мультфильмы о героях Успенского, конечно же, и предположить не могла, что буду работать когда-нибудь с их создателем. А с книгами познакомилась только сейчас, когда начала их рисовать.

— Какое у вас ощущение от творчества Успенского? Как бы вы охарактеризовали его стиль?

— Он потрясающе орудует словом. У него можно встретить, например, такие выражения, как «строгая как сабля товарищ Сабинова». Сразу ощущаешь опасный характер этого персонажа. Его персонажей вообще легко себе представить, они очень органичны.

Вот та же Макша, к примеру. Если бы кто-то другой написал про неё, можно было бы подумать, что она грубиянка. Но у него это так здорово выходит, он так её описывает, что получается самостоятельная и упрямая девочка, он очень четко передает нюансы.

— Вы также художник по костюмам. Это помогает в работе иллюстратора?

— Конечно, помогает! У нас был очень сильный курс под руководством Эльвиры Петровны Маклаковой, она лауреат премии EMMI. Во МХАТе можно встретить её костюмы. После учебы у меня было порядка 20 спектаклей на разных площадках. Но когда я поняла, что могу рисовать книжки, что у меня это получается, то я не раздумывая сменила род деятельности. Я очень люблю это дело, хотя специально на иллюстратора не училась и до сих пор путаюсь в некоторых технических моментах.

— Есть ли у вас любимые персонажи из тех, кого вы нарисовали?

— Вот как раз мне очень понравилась история про девочку со странным именем. Возможно, поэтому она мне так легко далась. Хотя там была небольшая сложность. У неё большие зелёные глаза и она очень худенькая по тексту. А рисовать ребёнка, который ещё ходит в сад с очень худенькими длинными конечностями — это очень странно, потому что такие пропорции характерны скорее для подростка. И мы её сделали чуточку взрослее, чтобы вписать эту худобу. Мне очень понравилась её бабушка Олеся. Эдуард Николаевич говорит — давайте её сделаем полной женщиной. Я говорю — давайте, у меня была такая прабабушка, очень похожая на бабушку Олесю, она тоже всё время пыталась меня закормить, проводила со мной много времени, опекала. Бабушка вышла у меня сразу. Здорово было рисовать собак, в книжке целое собачье шоу — парад пород. Я долго изучала эти породы и с удовольствием их нарисовала: кто-то очень похож на хозяина, кто-то — полная его противоположность. Получилось забавно.

— Сколько всего рисунков вы сделали для этой книги?

— В книге около 150 страниц и практически на каждой есть иллюстрации.

— И ни разу Эдуард Николаевич не сделал никаких замечаний?

— Нет, он каждый раз очень радовался результату. Ему нравилось, что я придумываю какие-то свои ситуации в иллюстрациях, что у меня герои продолжают жить, отталкиваясь от сюжета и продолжая историю. Вообще с этой книгой получилась интересная история. Эдуард Николаевич предложил мне проиллюстрировать Макшу, когда было ещё неизвестно, будет ли переиздание и если будет, то когда. В планах у издательства на тот момент её не было. Так что работа началась полностью по инициативе Эдуарда Николаевича. Он предложил мне нарисовать эту книгу, я сделала макет и отрисовала половину иллюстраций. Эдуард Николаевич остался доволен и оплатил работу из своего кармана. Потом на некоторое время эта книжка законсервировалась, затем работа была продолжена и вот она, наконец, выходит! Я очень рада, что первоначальный макет, утвержденный Успенским, остался почти без изменений.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Возможно будет интересно
Подпишитесь на новости Скидка 30%
Раз в неделю о книгах, авторах и событиях На покупку книг в book24.ru при подписке на рассылку