Книга известной артистки «Мой балет».

Илзе Лиепа — продолжательница балетной династии Лиепа, народная артистка России и Карелии, актриса театра и кино. В книге «Мой балет» она пишет о биографиях известных балерин и балерунов, которые оставили яркий след в истории балета и на достижения которых до сих пор равняются танцоры по всему миру.

В этой книге собраны истории о жизни и творчестве самых знаменитых артистов балета — Марии Тальони, Анны Павловой, Александра Горского, Майи Плисецкой и многих других танцоров, которые изменили балет, внесли в него новые движения, невероятные прыжки, неповторимые техники. Илзе Лиепа пишет о том, как начиналась карьера каждой из этих звезд, достигала своего пика и медленно потухала, оставив после себя громкое имя и мировую славу.

Открыв эту книгу, вы целиком погрузитесь в завораживающий и притягательный мир балета. Узнаете об упражнениях и балетных техниках, выполнить которые способны единицы, о тренировках балерин и об их жизни вне стен лучших театров мира. Даже если вы хорошо знакомы с биографиями этих ярких личностей, вы все равно откроете для себя новые факты об их жизни, узнаете еще немного больше о легендах балета. Если вы человек, который не может равнодушно смотреть на прекрасное, если вам интересно узнать о жизни тех, кто являлся частью большого Искусства, то эта книга для вас!

Предлагаем вам прочитать отрывок из книги «Мой балет».

***


Будущая Сильфида — Мария Тальони родилась в Стокгольме. Она была дочерью итальянца и шведки и представительницей уже третьего поколения балетной династии. С детства и до конца ее карьеры с ней занимался и давал ей ежедневный класс ее отец — Филиппо Тальони. Именно он придумал для своей дочери специальный, труднейший балетный экзерсис.

Однажды мой брат Андрис прочитал биографию Марии Тальони, где было описание экзерсиса Филиппо Тальони, и увидел, что отец ежедневно требовал от Марии выполнения двухсот релеве. Выполнить это упражнение, казалось бы, очень просто для тех, кто занимается балетом. Для этого нужно, чтобы пятки касались друг друга, а носки были развернуты в первую балетную позицию — наружу, в одну линию. Сделав приседание с совершенно ровной спиной, нужно слегка оттолкнуться пятками и подняться на высокие полупальцы так, чтобы икра подтянулась наверх. Кажется, что это очень просто, но если сделать это упражнение десять раз, потом — двадцать, потом — тридцать, потом — сорок, потом — пятьдесят… это невыносимая нагрузка! Мой брат попробовал — это оказалось очень сложно, но в своем ежедневном балетном экзерсисе он оставил сто релеве и понял, что это упражнение дает невероятную силу ногам. Эмоционального и взрывного отца, Филиппо Тальони, не смущала излишне худая фигура дочери, слишком длинные руки и ноги и сильный покат плеч. Кстати, за это недоброжелатели звали ее «горбуньей». Отец учил Марию искать выгодные ракурсы для ее необычного тела и верил в ее талант. Природа одарила Марию легким прыжком, удивительным чувством позы, устойчивостью и танцевальной естественностью. На многочасовых уроках своего отца Мария иногда теряла сознание. Откуда у хрупкой девочки было столько силы? Тем не менее такой необычный метод подготовки балерины был создан для Марии Тальони и во имя ее.

Ей было 18 лет, когда она станцевала на сцене Венской оперы в одноактном балете на музыку Россини под символичным названием «Представление юной нимфы ко двору Терпсихоры». Отец понимал, что дочери нужен свой репертуар, где бы у нее не было соперниц. Так начался звездный путь юной балерины.

Но настоящий успех ждал отца и дочь в Париже, на премьере главного в их жизни балета — «Сильфида». Тальони сам поставил для дочери балет, учитывая ее необыкновенные данные, и создал безусловный шедевр. Критики писали, что Мария Тальони в роли Сильфиды произвела бескровную революцию. Успех был невероятный! Этому способствовал и романтический сюжет, в основе которого — образ легкокрылой юной девы воздуха Сильфиды, и удивительно изящная музыка Шнейцхоффера, и сам стиль и необычность техники. Этот образ идеально подошел данным Марии и был созвучен настроениям эпохи романтизма и мечтам об идеале. Казалось, что стихия воздуха была родной для нее: она будто попирала закон земного притяжения, и — поднялась на пуанты.

Мария Тальони, обладавшая особой силой ног, впервые встала на пуанты и затанцевала в них. Пуанты — итальянское изобретение, и Тальони-отец, итальянец по рождению, привил дочери эту, теперь уже ставшую естественной для балерины, технику пуантного танца. И сделал это не ради трюков, а во имя воздушности, во имя удивительного образа Сильфиды, замиравшей в изящной позе, в арабеске на пальцах выгнутой стопы. И невероятный костюм, ставший позже обыденным, придумал для нее художник-акварелист Эжен Лами: открывающий плечи лиф, обнаженные руки, длинная юбка-тюник из белого газа, прозрачные крылышки за спиной, венок на голове, жемчуг на шее и запястьях.

После премьеры «Сильфиды» Мария Тальони стала такой же достопримечательностью Парижа, как Нотр-Дам. А в моду вошли светлые платья, декольтированные, как у Марии Тальони, а-ля Сильфида, шали, узкие туфельки, жемчуг и цветы в прическах. Появились даже духи и конфеты с именем балерины (…)

Вот образец рецензии «Северной пчелы»: «С Тальони всякий балет — верх совершенства! Вот она, прекрасная и неуловимая, как мечта! Она летает, она танцует, да что мы говорим, танцует? Она поет — как скрипка Паганини, она рисует — как Рафаэль, — и все сказано!»