Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Пищеблок

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная пухлая 84/60 Кама
Вес: 0.408 кг. | Страниц: 416 | Размер: 135 х 207 x 26 мм
ISBN 978-5-17-135899-0
Последний тираж: 15.09.2021 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Аннотация

Жаркое лето 1980 года. Столицу сотрясает Олимпиада, а в небольшом пионерском лагере на берегу Волги всё тихо и спокойно. Пионеры маршируют на линейках, играют в футбол и по ночам рассказывают страшные истории; молодые вожатые влюбляются друг в друга; речной трамвайчик привозит бидоны с молоком, и у пищеблока вертятся деревенские собаки. Но жизнь пионерлагеря, на первый взгляд безмятежная, имеет свою тайную и тёмную сторону. Среди пионеров прячутся вампиры. Их воля и определяет то, что происходит у всех на виду.

«Пищеблок» — простая и весёлая история о сложных и серьёзных вещах. Есть дети как дети — с играми, ссорами, фантазиями и бестолковостью. Есть пионерство, уже никому не нужное и формальное. А есть вампиры, которым надо жить среди людей, но по своим вампирским правилам. Как вампирская мистика внедряется в мёртвые советские ритуалы и переделывает живое и естественное детское поведение? Как любовь и дружба противостоят выморочным законам идеологии и вампиризма? Словом, чей горн трубит для горниста и под чей барабан шагает барабанщик?

О книге
  • Алексей Иванов. Пищеблок: смотрите сериал — читайте книгу!

    Алексей Иванов. Пищеблок: смотрите сериал — читайте книгу!

  • Алексей Иванов о книге «Пищеблок»

    Алексей Иванов о книге «Пищеблок»

5 причин прочитать новое издание романа Алексея Иванова «Пищеблок» в кинооформлении

  1. Специальное издание к премьере одноименного сериала в онлайн‑кинотеатре КиноПоиск HD: смотрите кино — читайте книгу! В главных ролях: Петр Натаров, Даниил Вершинин, Ангелина Стречина, Ирина Пегова, Сергей Шакуров, Тимофей Трибунцев, Николай Фоменко, Роза Хайруллина, Никита Кологривый, Сергей Гилев, Яна Гладких и другие.
  2. Книгу экранизировала высокопрофессиональная команда. Режиссер сериала — Святослав Подгаевский («Пиковая дама: Черный обряд», «Яга. Кошмар темного леса»), оператор — Николай Богачёв («Метод 2», «Псих»). Автор сценария — Александр Талал («Дневной Дозор», «Черная молния»).
  3. Это захватывающая история, относящая читателя в пионерское детство, в лагерь с вожатыми, утренними побудками, песнями строем, первой влюбленностью и страшными историями на ночь, которые вдруг оказываются правдой.
  4. «Пищеблок» — абсолютно наджанровый роман — одновременно и напряженный по сюжету, и ностальгичный по настроению. Это не роман ужасов и не постмодернистская игра. Здесь детство — мир добрый, весёлый и солнечный.
  5. Несмотря на захватывающий сюжет, книга вполне серьезна по смыслу. Это история о том, что идеология, какой бы хорошей она ни была, в тоталитарном формате становится прибежищем зла, каких‑нибудь вампиров.

Цитаты из романа:

Скучавшая Жанка сразу подрулила к Гельбичу.

— Чего припёрся? — грубо спросила она.

— Да уж не к тебе! — широко улыбаясь, ответил Гельбич.

Жанка, будто примериваясь, оглядела Гельбича с головы до ног.

— Хочешь, расколдую, какая у твоей жены будет фамилия? Я умею.

— Ну, давай, — охотно согласился Гельбич.

Кружковцы затихли, заинтересованные каверзой Жанки.

— Вырви себе двадцать волос для гаданья, — велела Жанка.

Морщась и шипя от боли, Гельбич принялся выдирать волосы.

— Семь... Двенадцать... Девятнадцать... — считала Лёлик.

Ухмыляясь, Жанка протянула ладошку. Гельбич бережно уложил на неё свои волосы и почесал зудящую голову. Жанка прищурила один глаз, вытянула губы и нагло сдула волосы на пол.

— У твоей жены будет фамилия Гельбич, — сказала она.

Все вокруг захохотали, и Гельбич тоже.

— А местные есть? — боязливо спросил худенький и мелкий мальчик, имени которого Валерка ещё не знал.

— Местных здесь нет, — успокоил Серёжа. — Есть Беглые Зэки.

— Обацэ! — восхитился Гурька.

— В прошлом году никаких зэков не было! — заявил Гельбич.

— Может, тогда Зэки ещё у себя сидели. А щас они в лесу живут, за оградой, — темнея глазами, поведал Серёжа. — У них там землянки. Я сам видел. За ограду нельзя ходить — поймают.

Валерка дома во дворе не раз слышал легенды о Беглых Зэках. Убежав из зоны, зэки превращаются в каких‑то чудовищ, полулюдей‑полузверей.

— А поймают — что будет? — встревожился Гурька.

— Если без галстука попадёшься, может, отпустят, — Серёжа имел в виду пионерский галстук. — А если с галстуком — убьют. Старшаки говорили, что в другом году один пацан ушёл — и пропал. Потом только скелет нашли.

Мальчишки были впечатлены.

— Не все же зэки такие, Серый, — неохотно усомнился Лёва Хлопов. — Нам в секции тренер сказал, что был один футболист, олимпийский чемпион, и он тоже стал зэком. А потом его отпустили, и он опять стал футболистом.

— Он же не убегал, — возразил Серёжа.

Лёва вздохнул. Это верно. Если бы тот зэк‑футболист убежал, может, тоже обратился бы в людоеда и пасся возле какого-нибудь пионерлагеря.

Тем временем Гельбич знакомился с Жанкой.

— Ты где живёшь? — допытывалась Жанка.

— На «Стошке», — с гордостью отвечал Гельбич.

«Стошкой» называли посёлок «Сто шестнадцатый километр». Откуда отсчитывался этот километр, никто не ведал. Хулиганы из неблагополучной «Стошки» славились своей храбростью и доблестью.

— Кого знаешь?

— Сику знаю. Бокса. Баллона.

— А Беклю знаешь?

— Мой друган.

Жанка улыбалась. Ответы Гельбича её полностью удовлетворяли, и сам Гельбич был ничего такой — высокий, нормальный. Проверка пройдена.

— Давай галстук, — сдалась Жанка. — Я тебе распишусь.

Если девочка писала что‑либо на пионерском галстуке мальчика, это означало глубокую симпатию. Но у Гельбича не было с собой галстука. Он отчаянно закрутился на месте, увидел Альберта и бросился к нему.

— Слышь, дай галстук! — попросил он, хватая Альберта за руку. — У меня есть, только в корпусе! Я тебе вечером свой принесу!

Альберт в замешательстве пытался отцепить от себя пятерню Гельбича.

— Э‑э... нет‑нет! Я... э‑э... я не могу!

— Слово пацана — принесу! — горячо убеждал Гельбич. — Позарез надо!

— Галстук — это же символ!.. — беспомощно сопротивлялся Альберт, встряхивая своей богатой и ухоженной шевелюрой.

— Поглаженный принесу! — напирал Гельбич.

— Прекрати! — рассердился Альберт. — Оставь меня в покое!

Гельбич оглянулся. Жанка коварно ухмылялась, и Лёлик тоже.

И тогда Гельбич грубо заломил Альберту руку, будто милиционер — преступнику. Альберт, охнув, согнулся пополам, и его чёлка упала на лицо волной, как птичье крыло. Гельбич, удерживая пленника в наклон, сунул палец в узел его пионерского галстука и одним движением вытащил галстук за уголок — так фокусник выдёргивает платок из своей волшебной шляпы.

— Сам виноват! — Гельбич пихнул Альберта прочь от себя, выпуская на свободу. — Не надо крысить, когда пацаны просят!

— Дай ручку, — потребовала Жанка у Лёлика.

Гельбич возвращался победителем. Гордо расправив плечи, он растянул галстук за концы и расстелил у себя на груди, как манишку. Жанка попробовала ручку на своём запястье — пишет ли? — и принялась выводить на галстуке слова послания. Гельбич ласково смотрел на Жанку сверху вниз.

Валерка сощурился и прочитал две косые строчки: «На столе стоит стокан а в стокане лилия, что ты смотрешь на меня морда крокодилия». Гельбич тоже читал, хоть ему было и неудобно, и шептал от усилия понять. Послание привело его в восторг. Он заулыбался во всю пасть.

— Уроды, — с презрением подытожила Анастасийка.

Валерка перевёл взгляд на Альберта. С Альбертом происходило что‑то странное. Он побледнел до какого‑то неестественно пепельного цвета, под глазами легли тёмные тени, щёки пугающе запали, а губы почернели. И он весь вспотел, даже белая рубашка прилипла к спине. Его как‑то корчило, кривило, встряхивало толчками. И вдруг Альберт кинулся к Павлику, сорвал с него пилотку со звездой и нахлобучил на свою голову. Белобрысый Павлик застыл от изумления. Трясущимися руками Альберт отколол у Павлика с футболки пионерский значок и пришлёпнул себе — похоже, воткнул иголкой прямо в тело. А потом бросился бежать к Дружинному дому.

Все провожали его глазами.

— Стучать дриснул, глиста инкубаторская, — убеждённо выдал Гельбич.


Лёва тоже сидел на койке. Он был разлохмачен и печален. Он зачем‑то повязал пионерский галстук, хотя в лагере, в отличие от школы, галстук требовали надевать только на торжественные мероприятия.

— Нафиг ты весь напионерился? — удивился Гурька.

Лёва тяжело вздохнул.

— Вы, пацы, плохо в футбол играете, потому что не слушаетесь меня, — сообщил он. — Руслан Максимыч смотрел нас вчера и сказал Игорю Санычу, что надо капитана сменить. Гельбича назначить, он же знаменосец отряда.

Пацаны дружно взвыли, возмущённые не столько низложением Лёвы, сколько попранием достоинства своей палаты.

— Да мы Гельбастому этот флаг в жопу запинаем! — пообещал Гурька.

— Я не сдамся, — сурово пообещал Лёва. — Гельбич не хочет знаменосцем быть, не ценит чести. А я буду как настоящий пионер. Может, тогда Игорь Саныч передумает про Гельбича. Пацы, есть у кого пионерский значок? А то я свой дома забыл. Дайте поносить, пожалуйста.

— У Титяпы есть, — тотчас выдал Гурька.

— Нету у меня! — завертелся Титяпкин.

— Есть! Ты его Бекле на бритвочку хотел поменять!

Если честно, пионерский значок даже в лагере не имел особой ценности. Иголки, бельевые резинки, спички, гильзы, стержни от ручек, мотки цветной проволоки, магниты из электромоторчиков — это были богатства, не говоря уж о таких сокровищах, как ножик, лупа или олимпийский рубль. Обмен значка на бритвочку был выгодной сделкой, и Титяпу можно было понять.

— Он сказал «пожалуйста»! — закричал Титяпкину Колька Горохов. — Волшебное слово! Обязан исполнять!

— Я же твой друг, — Лёва посмотрел Титяпкину в бегающие глаза.

— Чё сразу друг‑то? — обиделся почти сломленный Титяпкин.

— У меня есть значок, — тихо сказал Лёве Юрик Тонких. — Я тебе дам.

За пологом у окна заскрипели пружины койки и шлёпнули босые ноги. Кто‑то встал с постели. «Это не Лёва!» — леденея, убеждал себя Валерка.

Тёмный силуэт заслонил синий квадрат окна за простынёй.

— Лагунов! — услышал Валерка голос Лёвы. — Лагунов!

Валерка зажал себе рот. «Сейчас скажет, что мне же лучше будет!»

— Тебе же лучше будет! — вкрадчиво прошелестел голос Лёвы. — От этого всем бывает лучше. Правда, Лагунов. Позови меня!

Валерка чувствовал, что из него так и рвётся ответ — «Зайди!». Только один миг ужаса — и он больше никогда не будет бояться, не будет мучиться. Это как в холодную воду нырнуть: бултых! — а затем уже хорошо. Но нельзя! Есть вещи, на которые нельзя соглашаться!

— Ты ещё сам захочешь, Лагунов! — замогильно пообещал Лёва.

Тёмный силуэт отодвинулся, и в «домик» под полог словно бы хлынул тёплый воздух. А босые ноги прошлёпали в сторону, потом стукнули о пол голые колени, зашуршала откинутая ткань, и раздалось мерзкое чмоканье.

Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Характеристики
ISBN:
978-5-17-135899-0
Ниша:
РУССКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА И ДРАМАТУРГИЯ
Вес (кг):
0.408
Переплет:
Твердый
Страниц:
416
Ширина (мм):
135
Высота (мм):
207
Дата последнего тиража:
15.09.2021 г.
Бумага:
Бумага офсетная пухлая 84/60 Кама
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Иванов Алексей Викторович

Алексей Иванов — известный писатель, сценарист и культуролог, автор бестселлеров «Ненастье», «Географ глобус пропил», «Сердце пармы», «Золото бунта». Лауреат премии «Книга года» в номинации «Проза года» за роман «Ненастье» в 2016 году. Он работает в самых разных литературных форматах. «Ненастье», «Общага‑на‑Крови», «Блуда и МУДО», «Географ глобус пропил» — современная городская проза. «Тобол», «Золото бунта» и «Сердце пармы» — модернистские исторические романы. «Псоглавцы» и «Комьюнити» — интеллектуальные триллеры. «Горнозаводская цивилизация», «Хребет России» и «Увидеть русский бунт» — масштабные фотокниги о национальной и нестоличной истории. «Дебри», «Ёбург» и «Вилы» — новый формат нон‑фикшн книг о географии и истории. По роману «Географ глобус пропил» в 2013 году был снят фильм (режиссер — Александр Велединский) с Константином Хабенским в главной роли. Кинокартина получила три премии «Золотой орел», пять премий «Ника», в том числе как лучший фильм года, а также Гран‑при 24‑го Открытого фестиваля «Кинотавр».

Об авторе
Смотрите также
Смотрите также

Тобол. Много званых

Иванов Алексей Викторович

Тобол. Мало избранных

Иванов Алексей Викторович

Ненастье

Иванов Алексей Викторович

Пищеблок

Иванов Алексей Викторович

Летоисчисление от Иоанна

Иванов Алексей Викторович

Охота на "Большую Медведицу"

Иванов Алексей Викторович

Комьюнити

Иванов Алексей Викторович

Комьюнити

Иванов Алексей Викторович

Псоглавцы

Иванов Алексей Викторович

Псоглавцы

Иванов Алексей Викторович

Географ глобус пропил

Иванов Алексей Викторович

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Пищеблок

Иванов Алексей Викторович

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации
Загрузка