Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная 84/65
Вес: 0.534 кг. | Страниц: 544 | Размер: 135 х 208 x 27.4 мм
ISBN 978-5-17-160185-0
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Описание


Аннотация

Алексей Варламов — прозаик, филолог, автор романов «Душа моя Павел» и «Мысленный волк», а также биографий русских писателей ХХ века. Лауреат премий «Антибукер», «Большая книга», «Студенческий Букер» и литературной премии Александра Солженицына.

Герой нового романа Алексея Варламова «Одсун» в конце 2010-х годов приезжает в Чехию читать лекции по литературе, но вместо университета оказывается в старом доме в Судетах, некогда принадлежавшем семье судетских немцев. Тайна этого дома и трагическая участь его обитателей после Второй мировой войны вызывают у героя острую рефлексию-воспоминание, где сошлись воедино и личная драма, и то, что принято называть большой историей.

Я сижу далеко за полночь в опустевшей «Зеленой жабе». Меня окружают лишь шкуры убитых зверей, темные зеркала, старинные шкафы, пивные бочонки, кружки и пустые экраны телевизоров, но я чувствую, что все равно не один в этом мире, где перепутались границы и времена. Меня обступают тени, я слышу далекий смех, возгласы, чужую грубую речь, но мы не можем пересечься.

О книге
  • Алексей Варламов о романе «Одсун»

    Алексей Варламов о романе «Одсун»

  • Алексей Варламов читает отрывок из романа «Одсун»

    Алексей Варламов читает отрывок из романа «Одсун»

5 причин прочитать книгу:

  1. Истории маленьких людей вновь и вновь вплетаются в большую историю — всегда цикличную и трагическую.
  2. Новый роман Алексея Варламова — исследование любви и ненависти, размышление о том, как глобальное влияет на внутреннее, а общее на частное.
  3. Воспоминания главного героя странным образом перекликаются со случайно открывшейся ему историей судетских немцев: люди в жерновах больших трагедий куда более схожи, чем счастливые семьи по классику.
  4. «Одсун» — классический большой роман, с множеством ветвящихся дорожек, которые сходятся в единый мотив поиска справедливости и равновесия между беспримесными злом и добром.
  5. Алексей Варламов — прозаик, литературовед, автор художественных романов и биографий русских писателей ХХ века, лауреат множества премий, член жюри премии «Ясная Поляна».

Цитаты

Я с тех пор таких нигде и не видал, все как-то поблекло, пожухло в подлунном мире. Так... соберутся на небе тучки, потрутся друг о дружку, блеснет далекая молния, погремит кое-где, поворчит и пройдет стороной. А тогда, бог ты мой, как страшно замирала природа, только слышался плач младенцев, когда приближались и сталкивались черные дрожащие облака, как сверкало, высвечивало небо и озаряло тьму, с каким чудовищным треском гремело вокруг, как отчаянно лупил дождь и сыпал град, какой бешеный дул ветер, пригибая деревья к земле, и как радостно они раскачивались и плясали, заламывая ветки, и гром от одной молнии не успевал стихнуть прежде, чем сверкала другая.
Мы не говорим с отцом Иржи о моем будущем, я не знаю, как велико его милосердие и сколько продлится мое пребывание в этом доме. Я вручил ему свою судьбу вместе с новеньким заграничным паспортом и истекшей визой и в ответ занимаюсь тем, что подметаю и без того чистый храм и жду, пока вырастет газон, чтобы его постричь.
Мне вообще много чего жаль из той жизни, и, чем дальше мы от нее уходим, тем больше я о ней жалею. При этом я абсолютно не согласен с теми, кто расхваливает совок — дурацкое слово, сам его не люблю, но еще меньше понимаю мечтающих туда вернуться; однако сегодня у меня сентиментальное настроение и я хочу сделать то, что запрещал себе все эти дни, — вспомнить Катю.
Помню, как все менялось на глазах: перестройка, гласность, Абуладзе, дети Арбата, белые одежды, факультет ненужных вещей, пусть Горбачев предъявит доказательства в «Московских новостях», и публичная лекция академика Афанасьева про Сталина на улице 25 Октября, куда было невозможно попасть, и народ стоял на улице и сквозь открытые окна ловил обрывки фраз. Это было время невероятной жажды правды, под видом которой нас так опоили новой ложью, что до сих пор не можем прийти в себя. Но ведь та жажда, честный отче, не на пустом месте возникла! Вам она ничего не скажет, у вас была своя нежная революция, и все закончилось миром, вы вон даже со словаками разошлись так, что никто не пострадал, а мы умылись кровью и продолжаем ее лить.
Я всегда жил, ни на что не рассчитывая и не думая о будущем. По-английски это звучит очень коротко: save tomorrow for tomorrow. Во всяком случае именно так пели в рок-опере «Иисус Христос — супер-звезда», которую в школьные годы я слушал часами.
По-русски выходит длиннее: не заботьтесь о дне завтрашнем, ибо завтрашний день сам о себе позаботится. Но, правда, и деньги, и карьера, и успех — всё это были для меня бранные слова, и, может быть, поэтому я оказался никому не нужен в родной стране в ее другие времена, как не нужен никому сегодня в чужой.
...из маленького атома наших отношений через много лет развилась катастрофа, масштаба которой мы еще не осознали.

Однажды днем во время послеобеденного сна, в десять минут четвертого, раздался чудовищный грохот.

Все, кто были в палате, подбежали к окну, а я подумал, что началась война с американцами, которой пугал нас маленький Юра, залез под одеяло и заревел. Сирены скорой помощи, пожарные, крики, дым, гудки — все неслось в окна, которые никто не догадался закрыть.

Это было, отец Иржи, столкновение товарного и пассажирского поездов на станции Купавна, о котором теперь можно прочитать в интернете, а тогда напрасно люди включали радио, зря слушали последние известия, смотрели программу «Время» и читали газеты — в них не было о железнодорожной катастрофе ни слова.

А еще в самом центре села стоял дом, в котором никто не жил. Большой, добротный, ну примерно такой, как у вас, и тоже пустой. Я даже подумал, что хорошо бы купить его и приезжать сюда летом, когда горные тропы и перевалы не занесены снегом, но потом нам рассказали его историю. Оказалось, что в этом доме когда-то обитала ведьма, самая настоящая босорканя, которая умела наводить порчу, воровала молоко у коров, насылала болезни детям и раздоры в семьи. А чтобы вершить эти злодейства, у нее имелся личный черт — выхованок. Она вывела его из неразвившегося куриного яйца. Весь Великий пост носила под левой мышкой, не мылась, не молилась, а когда народ пошел к светлой заутрене и запел «Христос воскресе!», Кудричка — так звали ведьму — пропела про себя «И мий воскрес!».

И так трудно было представить, что когда-то здесь все было наполнено звуками: кричали дети, мычали коровы, звонили колокола, была жизнь — трудная, не всегда ладная, но жизнь.

Это была древняя, обезображенная земля, откуда людей ссылали, увозили, переселяли, заполняя пространство лагерями и обнося колючей проволокой, и остатки этих лагерей нам тоже иногда попадались. И если бы не контраст между благополучием украинской земли и бедою русской, я бы не воспринимал все так остро.

...Я сижу в старом судетском доме, читаю эту романтическую историю и представляю себе долгую, полнокровную, прекрасную человеческую жизнь и думаю о братьях. Они могут ссориться и мириться, могут соперничать, а могут уступать друг другу и даже жить один вместо другого. Братская любовь совершенна.

Гляжу за окно, где, подсвеченная луной и звездами, таинственно светится церковь, а рядом с ней старая колокольня, тоже похожая на обсерваторию. Прежде я об этом не думал, но этой ночью понимаю совершенно точно.

И вдруг появился настоящий, твердый, в красной парафиновой оболочке, с превосходным запахом и круглыми дырочками сыр, однако стоил он так немыслимо, так абсурдно дорого, что оторопь брала. На всю мою месячную зарплату можно было купить от силы килограмма два! Нет, я догадывался, конечно, что за свободу надо платить.

Но не столько же!

Было какое-то странное отупение, анекдот: эсэсэсэра больше не существует.

Я в нем родился и вырос, и вот я есть, а он приказал долго жить. Он, такой могучий, великий, нерушимый, вечный, и я, слабый, немощный, но я его пережил. Как тут правда не выпить! А с другой стороны, ну пережил и пережил. Большие события вообще происходят незаметно, а на мелочи обращаешь внимание.

Боже мой, ну почему эта чертова судьба решалась при моей жизни так часто и какой лично мне был от ее решений прок?

Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Характеристики
Художник:
Рыбаков Андрий Иварсович
ISBN:
978-5-17-160185-0
Вес (кг):
0.534
Переплет:
Твердый
Страниц:
544
Ширина (мм):
135
Высота (мм):
208
Бумага:
Бумага офсетная 84/65
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
Содержание:
Часть первая. КУПАВНА
Почему они не зажигают камин?
Pozor, pes!
Где я мог ошибиться?
Суместно обместях
Открывающий звёзды
Злые мальчики
Конец света
Гора печали
Гегельянец в «Тайване»
Слово аспирантки
Разбор полета
Памяти «Памяти»
Горячо — холодно
Комитет молодежных организаций
Пепито ест огурцы
Одиннадцать одиннадцать
Неразумные
Алеша хороший
Язык и мова
Твербул
Каммингс-аут
Голова Гоголя
Кальвария
Дедушка Туполев
Мы все шалили
Любовник неба
Сплав
Живая вода
За волшебным колобком
Первый Неруда
Съест КПСС
Мы победили, брат!
Звездочка
Бен Гурнов
Арбитраж
Родство — опасное соседство
Мертвые и живые
Свидетельство о рождении
Надпись на чужом языке
Крутится-вертится
Первоцветы
Туве Янссон
Чем сердце успокоится?
Худой перевод
Три сестры
Криминальная хроника
Чего же ты хочешь?

Часть вторая. СУДЕТСКИЙ СУДЬЯ
Римское право
Ностальгия
Кто полагается на Бога
Вес Бхутто
Вражда племен
Мертвая линия
История зла
Ойоха
День студента
Есин
Горе немцев
Из Паустовского
Они не сделают вам ничего плохого
P.C. and non-P.C.
Накануне
Человек человеку
Maikäfer, flieg!
Идиотская болезнь
Чешские войны
Приложение к фотоальбому
Писатель при университете
Злые чехи
Попугай на Оке
Расписание поездов
Что вы на меня так смотрите?
Проблемы мира и социализм
Особое мнение
Ян Гус и его призраки
Fin de siècle
Бездомовцы
Даждь дождь
Ректор
Голос родины
Ничего нам от вас не надо
Железный Бородин
Судетский эндшпиль
Транзитная зона
Славянская филология
В логове змиевом
Я ведь тоже бежал
Это за Крым?
Я не хотел бы оказаться его врагом
Один и одна
Только русского надо менять
аlyona alyona
Любимая игра Аллы Пугачевой
Persona non grata
Капитан Павлик
El primer milagro
Матч-реванш
Спецоперация
Всё по чину
Прокурорское поле
Знак информационной продукции:
18+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Варламов Алексей Николаевич
(р.в 1963 г. Москва)Писатель, кандидат филологических наукавтор книг "Дом в Остожье" (1990), "Здравствуй, князь!" (1993), "Рождение" (1995), "Паломники" (1997) и др.; лауреат премий Лейпцигского литературного клуба "Lege Artis" за лучший русский рассказ (1995), "Антибукер" (1995), журнала "Октябрь" (1995, 1997), газеты "Московский железнодорожник" (1997), издательства "Роман-газета" (1998
Об авторе
Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет
Смотрите также
Смотрите также

Душа моя Павел

Варламов Алексей Николаевич

Ева и Мясоедов

Варламов Алексей Николаевич

Мысленный волк

Варламов Алексей Николаевич

Мысленный волк

Варламов Алексей Николаевич

Алексей Толстой: играть самого себя

Варламов Алексей Николаевич

Душа моя Павел

Варламов Алексей Николаевич

Мысленный волк

Варламов Алексей Николаевич

Как ловить рыбу удочкой

Варламов Алексей Николаевич

Все люди умеют плавать

Варламов Алексей Николаевич

Последние времена

Варламов Алексей Николаевич

11 сентября

Варламов Алексей Николаевич

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Одсун

Варламов Алексей Николаевич

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации