Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

Библиотекарь

18+
О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага типографская 84/60
Вес: 0.405 кг. | Страниц: 416 | Размер: 135 х 208 x 26 мм
ISBN 978-5-17-157514-4
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Описание

«Редакция Елены Шубиной» представляет специальное издание культового романа Михаила Елизарова «Библиотекарь». Книга подготовлена к премьере одноименной экранизации с Никитой Ефремовым в главной роли. История о великой идее и отчаянных средствах в 2008 году получила престижную литературную премию «Русский Букер» и до сих пор остается одним из самых обсуждаемых произведений автора.

Онлайн-сериал вышел в конце июня на платформах more.tv и Wink, телепремьера ожидается в эфире РЕН-ТВ.
В ролях: Никита Ефремов, Евгения Дмитриева, Марина Ворожищева, Михаил Тройник, Андрей Мерзликин, Михаил Трухин, Сергей Епишев, Елена Морозова, Мариам Псутури, Игорь Золотовицкий и Александра Урсуляк.
Режиссер-постановщик Игорь Твердохлебов.

Аннотация

Специальное издание к выходу сериала.

Михаил Елизаров — прозаик, музыкант, автор романов «Земля» (премия «Национальный бестселлер»), «Pasternak» и «Мультики», сборников «Ногти» (шорт-лист премии Андрея Белого), «Мы вышли покурить на 17 лет» (приз читательского голосования премии «НОС»), «Бураттини», «Скорлупы. Кубики».

«Библиотекарь» — роман, удостоенный премии «Русский Букер» и породивший скандалы и дискуссии в обществе; роман о священных текстах — но без «книжной пыли» Борхеса и Эко: книги здесь используются по прямому архетипическому назначению — оправленные в металл, они сокрушают слабенькие черепные коробки, ломают судьбы, зовут на костер и вторгаются в ткань мироздания.

...скучнейшие производственные романы всеми забытого советского писателя Громова спустя годы после его смерти обнаруживают в себе магические свойства: каждый способен наделить читателя сверхъестественными способностями. Важен не только текст, но и типографская краска и бумага; за раритетами охотятся несколько сект библиофилов, за право читать Книгу приходится сражаться с топором в руке...

О книге

Пять причин прочитать книгу

  1. Специальное издание подготовлено к выходу онлайн-сериала. В роли Алексея Вязинцева — Никита Ефремов. Режиссер-постановщик — Игорь Твердохлебов.
  2. Культовый роман о силе чтения — смертельно сокрушительной силе.
  3. Темное городское фэнтези об обретении смыслов и обратной стороне обладания тайным знанием.
  4. Что, если опускающиеся интеллигенты, мелкие маргиналы и одинокие старухи обретут сверхспособности? Останется ли место милосердию в их прокаченных магией сердцах и умах?
  5. Типичный Михаил Елизаров: шокирующий, беспощадный, ироничный и парадоксальный. Очень страшно. Страшно увлекательно.

Цитаты

«Страна, породившая Громова, могла публиковать тысячи авторов, которых никто не читал. Книги лежали в магазинах, их уценивали до нескольких копеек, сносили на склад, сдавали в утиль и выпускали новые никому не нужные книги. Последний раз Громова напечатали в семьдесят седьмом году, а потом в редакциях сменились люди, знавшие, что Громов — это безобидный словесный мусор ветерана войны, в котором общественность не особо нуждается, но и не имеет ничего против его существования. Громов отовсюду получал вежливые отказы. Государство, празднуя грядущее самоубийство, высиживало бесноватую литературу разрушителей».
«Это в обычной жизни книги Громова носили заглавия про всякие плёсы и травы. Среди собирателей Громова использовались совсем другие названия — Книга Силы, Книга Власти, Книга Ярости, Книга Терпения, Книга Радости, Книга Памяти, Книга Смысла...».
«К ночи с книгой было покончено. Сам того не подозревая, прилежный Лагудов выполнил Условие Непрерывности. Он не забывал о бдительности и прочёл повесть от первой строки до последней, не пропуская заунывные абзацы с описанием природы или какой-нибудь патриотический диалог. Так Лагудов выполнил Условие Тщания».
«Огнестрельное оружие категорически запрещалось. Речь шла не только о своеобразном ратном благородстве. Резаные или дроблёные раны для внешнего мира, с его моргами, больницами и правоохранительными структурами, всегда было проще замаскировать под несчастный случай, обычную „бытовуху“. Пулевые ранения исключали любую иную трактовку. Кроме прочего, этот вид оружия был шумным».
«Мохова построила во дворе свою дружину и поведала о Книгах и Великой Цели. Из её рассказа получалось, что всякий, кто пребудет с Моховой до конца, получит в награду вечность. Старухи, услышав это сомнительное благовестие, огласили плац ликующим рыком. У них появилась Великая Мечта».
«Надо сказать, вера в женскую слабость всегда была серьёзным заблуждением. За годы тяжёлого труда каждый организм накапливал в себе огромные мускульные силы. Женщины дряхлели психологически, забыв, что раньше они без устали махали ломами и топорами на стройках, таскали шпалы и части рельсов на железнодорожных работах, волокли вёдра и носилки, полные неподъёмного раствора».
«Мы сидели за семейным столом — папа, мама, я и сестра Вовка... Вообще-то по-настоящему её звали Наташа, а Вовка — это было домашнее прозвище. Когда Наташа родилась, отец повёз двухлетнего меня к роддому, пообещав показать там настоящую Дюймовочку. Под окнами я звал: „Мама, где Дюймовочка?!“ — а глуховатая, добродушная, как сенбернар, нянька, прибиравшая мусор на ступеньках, с улыбкой всякий раз повторяла: „Да не кричи, малый, вынесут сейчас вашего Вовочку“...».
«Для воплощения мечты в моём родном городе имелся Институт культуры, котёл, в котором бурлили все освежёванные музы».
«В забытого писателя, ныне мёртвого, автора магических Книг, поверить я не мог. Понял я следующее — что попал в руки к людям больным, маниакальным, восторженным и чудовищно жестоким».
«Расстояние между нами и гореловской читальней неумолимо сокращалось. Если бы враги кричали какое-нибудь „ура“, это выглядело бы не так страшно. Но они бежали молча, в грохочущей сапогами, шумно дышащей тишине».
«Людская масса забурлила, смешалась. Казалось, после приглашения на танцы все ринулись искать себе пару, чтобы начать замысловатое кружение; те же, кому не нашлось партнёра, точно исполнились гневом и начали яростно разбивать чужие пары».
«Уже спустя несколько месяцев я поделился этими трогательными воспоминаниями с Луцисом, сказав, что тогдашнее моё состояние напоминало мне мотивы культа Тескатлипоки, когда жертва, избранная жрецами как земное воплощение бога, окружалась царскими почестями, а потом обрекалась на заклание».
«Ещё в детстве я представил себе человеческий век подобием годового круговорота и разделил его на месяцы. Январь был белым пелёночным младенчеством, февраль — ранним детством с его примороженным медленным временем. С марта по апрель длилась школа, институтская учёба условно приходилась на май. В свои двадцать семь неожиданно с горьким изумлением я заметил, что подходит к концу июнь моей жизни...».
«Книги по сути представляют собой сложные сигнально-знаковые структуры дистанционного воздействия с широким психосоматическим спектром. Их можно назвать препаратами или, ещё лучше, программами. Каждая Книга-программа начинена субпрограммой-резидентом — закодированным подтекстом, который активизируется при соблюдении Двух Условий „пристального“ чтения. Резидент просеивается мимо сознания и, агрессивно вторгаясь в область подсознательного, временно изменяет или, лучше сказать, деформирует системы восприятия, мыслительные, физиологические процессы. Он как бы парализует читающую личность. На фоне ослабления духовной активности индивида и происходит жёсткая корректировка психофизиологических процессов организма, в результате чего достигается эффект гиперстимуляции внутренних ресурсов, мозговых центров, отвечающих за память, эмоции».
«Нахлынувший адреналин согрел, словно глоток спирта, живот счастливо задрожал, и я догадался, что это не страх, а гибельный азарт».
«Ещё в незапамятном школьном детстве, по примеру комсомольцев шестидесятых, отправлявших приветственные капсулы в коммунистическое будущее, я тоже слал себе письма.
Бывало, пишешь, заклеиваешь конверт и договариваешься, что распечатаешь лет через десять. Так я неожиданно узнал, что почерк старится вместе с человеком».
«Я уже был пионером с 22 апреля, но ради праздника с меня и ещё нескольких третьеклассников галстуки сняли, чтобы заоблачные гости из райских сфер могли поучаствовать в ритуале и по второму разу принять нас в ряды пионерской организации».
«Повзрослевший, я любил Союз не за то, каким он был, а за то, каким он мог стать, если бы по-другому сложились обстоятельства. И разве настолько виноват потенциально хороший человек, что из-за трудностей жизни не раскрылись его прекрасные качества?».
«Страна, в которой находились одновременно два моих детства — подлинное и вымышленное, — была единственной настоящей Родиной, которой я не мог отказать. И лежащая на подносе Книга Памяти была её повесткой...».
Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Характеристики
Художник:
Чёрный Алексей Георгиевич
ISBN:
978-5-17-157514-4
Вес (кг):
0.405
Переплет:
Твердый
Страниц:
416
Ширина (мм):
135
Высота (мм):
208
Бумага:
Бумага типографская 84/60
ББК:
84(2Рос=Рус)6-44
УДК:
821.161.1-31
ЕКН:
111.01.2.1
Содержание:
ЧАСТЬ I. КНИГИ
Громов
Лагудов
Шульга
Мохова
Моховская угроза
Библиотеки и читальни
Невербинская битва

ЧАСТЬ II. ШИРОНИНСКАЯ ЧИТАЛЬНЯ
Книга Памяти
Дядя Максим
Отрочество, юность, молодость
Наследство
Покупатель
Засада
Первая ночь. Первый день
Собрание
Книга
Страшно
Сатисфакция
Возвращение
Дома
Тимофей Степанович
Таня
Марат Андреевич
Остальные читатели
Должок
Библиотекарь
В Колонтайске
Павлики
Семь на семь
Углы
«Теремок»
Кремация
Карантин
Засыпались
«Дума о сталинском фарфоре»
Поиск смысла
Бегство
Сельсовет
Через лес
Передышка
Штурм
Явление Горн
«Внучек»

ЧАСТЬ III. ХРАНИТЕЛЬ РОДИНЫ
Бункер
В доме престарелых
Смотрины
Взаперти
Хранитель Родины
Знак информационной продукции:
18+
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Елизаров Михаил Юрьевич

Михаил Елизаров — автор романов «Библиотекарь» (премия «Русский Букер»), «Pasternak» и «Мультики» (шорт-лист премии «Национальный бестселлер»), сборников рассказов «Ногти» (шорт-лист премии Андрея Белого), «Мы вышли покурить на 17 лет» (приз читательского голосования премии «НОС»).

Об авторе
Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет
Смотрите также
Смотрите также

Подлинная история Анны Карениной

Басинский Павел Валерьевич

Ева. Я знаю, кто тебя убил

Баринова Любовь Павловна

Живые люди

Вагнер Яна

Вонгозеро

Вагнер Яна

1993

Шаргунов Сергей Александрович

Три минуты молчания. Снегирь

Владимов Георгий Николаевич

Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже

Добротворская Карина Анатольевна

Каменный мост. Волк

Терехов Александр Михайлович

Петровы в гриппе и вокруг него

Сальников Алексей Борисович

Немцы

Терехов Александр Михайлович

Обитель

Прилепин Захар

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали

Библиотекарь

Елизаров Михаил Юрьевич

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации