Мемуары - XX век

332
О серии
Количество книг в серии: 6
Рассказать друзьям:

Сергеева Людмила Георгиевна

В книге "Жизнь оказалась длинной" филолог и мемуарист Людмила Сергеева рассказывает о своих встречах с известными людьми.

"Вслед за Иосифом Бродским я надеюсь, что “Бог сохраняет всё; особенно – слова прощенья и любви, как собственный свой голос”. Книга моя – благодарная дань памяти".


Иосиф Бродский, приезжая в Москву, останавливался в доме Людмилы и Андрея Сергеевых ("тут был обжитый им диван, любимое кресло-качалка", велись "задушевные разговоры"); Сергеевы бывали у Анны Ахматовой ("поразили одновременно ее простота и величие"); автор сблизилась с Надеждой Мандельштам ("не великая вдова, а женщина, которая умеет внимательно слушать и весело смеяться"); Андрей Синявский был ее университетским учителем, а крестной матерью стала Мария Розанова ("связь наша не только дружественная, но и духовно родственная").

Я никогда не читал таких доброжелательных мемуаров. Я много интересного узнал о своей семье: то, что казалось семейными легендами, оказалось реальной жизнью.
Егор Синявский


В этой книге – голос человека, который был со всеми и во всем – поддерживая, питая, соединяя…
Никита Шкловский-Корди

У вас в книге все так достоверно и точно, что я цитирую вас как документ.
Сергей Чупринин

Колесников Андрей Владимирович

Андрей Колесников – эксперт Московского центра Карнеги, автор нескольких книг, среди которых "Спичрайтеры", "Семидесятые и ранее", "Холодная война на льду". Его отец – Владимир Колесников, работник аппарата ЦК КПСС – оставил короткие воспоминания. И сын "ответил за отца" – написал комментарии, личные и историко-социологические, к этим мемуарам. Довоенное детство, военное отрочество, послевоенная юность. Обстоятельства случившихся и не случившихся арестов. Любовь к еврейке, дочери врага народа, ставшей женой в эпоху борьбы с "космополитами". Карьера партработника. Череда советских политиков, проходящих через повествование, как по коридорам здания Центрального комитета на Старой площади... И портреты близких друзей из советского среднего класса, заставших войну и оттепель, застой и перестройку, принявших новые времена или не смирившихся с ними.
Эта книга – и попытка понять советскую Атлантиду, затонувшую, но все еще посылающую сигналы из-под толщи тяжелой воды истории, и запоздалый разговор сына с отцом о том, что было главным в жизни нескольких поколений.

Отец Александр Мень (1935–1990) – протоиерей, богослов, проповедник, автор множества книг о религии. Он был не просто священником, а в каком-то смысле духовным отцом целого поколения. На его проповеди в подмосковном храме собирались люди со всех концов огромной страны, многие приезжали из-за рубежа.
Название книги, составленной Юрием Пастернаком, отсылает к "Цветочкам Франциска Ассизского" – средневековому своду народных преданий о наивном и мудром основателе ордена нищенствующих монахов. Открытость отца Александра, его обаяние, харизма, внутренняя сила, а главное – умение и готовность найти общий язык с каждым, независимо от образования и общественного положения, – всё это продолжает восхищать и притягивать людей даже после его мученической кончины.
В книге собраны воспоминания тех, кто лично знал отца Александра. Среди авторов – писатели Александр Солженицын, Фазиль Искандер и Людмила Улицкая, филологи Сергей Аверинцев и Вячеслав В. Иванов, актёр Сергей Юрский, бард и диссидент Александр Галич, дирижёр Владимир Спиваков, режиссёр и сценарист Андрей Смирнов и многие другие.

Отец Александр Мень (1935–1990) – протоиерей, богослов, проповедник, автор множества книг о религии. Он был не просто священником, а в каком-то смысле духовным отцом целого поколения. На его проповеди в подмосковном храме собирались люди со всех концов огромной страны, многие приезжали из-за рубежа.
Название книги, составленной Юрием Пастернаком, отсылает к "Цветочкам Франциска Ассизского" – средневековому своду народных преданий о наивном и мудром основателе ордена нищенствующих монахов. Открытость отца Александра, его обаяние, харизма, внутренняя сила, а главное – умение и готовность найти общий язык с каждым, независимо от образования и общественного положения, – всё это продолжает восхищать и притягивать людей даже после его мученической кончины.
В книге собраны воспоминания тех, кто лично знал отца Александра. Среди авторов – писатели Александр Солженицын, Фазиль Искандер и Людмила Улицкая, филологи Сергей Аверинцев и Вячеслав В. Иванов, актёр Сергей Юрский, бард и диссидент Александр Галич, дирижёр Владимир Спиваков, режиссёр и сценарист Андрей Смирнов и многие другие.

Берберова Нина Николаевна

"Курсив мой" — самая знаменитая книга Н. Берберовой (1901—1993), сразу ставшая мировым бестселлером и сохранившая эти позиции сегодня.
Яркая, независимая, провокативная, глубоко личная — эта автобиография вызвала бурю нареканий со стороны ее "героев" и осталась уникальным свидетельством жизни первой русской эмиграции. Портреты И. Бунина, В. Ходасевича, М. Горького, А. Белого, М. Цветаевой, 3. Гиппиус, Г. Иванова, В. Набокова написаны абсолютно свободным человеком — без оглядки, без страха, то хлестко и иронично, то трепетно и нежно...

Цветаева Анастасия Ивановна

Анастасия Ивановна Цветаева (1894-1993) – прозаик, сестра Марины Цветаевой, дочь И.В. Цветаева, создателя ГМИИ им. А.С. Пушкина. В своих "Воспоминаниях" Анастасия Цветаева с ностальгией и упоением рассказывает о детстве, юности и молодости. Эта книга о матери, талантливой пианистке, об отце, безоглядно преданном своему Музею, о московском детстве и годах в европейских пансионах (1902-1906), о юности в Тарусе и литературном обществе в доме Волошина в Коктебеле, о мужьях и детях – своих и Марининых, о тяжелых военных годах. Последние главы посвящены поездке к Горькому в Сорренто и поиске могилы сестры в Елабуге.
Авторы серии
Книги серии
Сергеева Людмила Георгиевна
Колесников Андрей Владимирович
Берберова Нина Николаевна
Цветаева Анастасия Ивановна