Издательство «АСТ» спешит представить читателям новый монументальный роман художника, публициста, драматурга и прозаика Максима Кантора «Красный свет». Ещё до своего выхода в печати – по газетно-журнальным и сетевым препринтам - роман уже стал сенсацией в интернете и вошел в лонг-листы «Большой Книги» и «Национального бестселлера». Критики уже сейчас говорят о «толстовском и дантовском замахе» произведения, «возвращающим нас на новом историческом этапе к монументальным художественным полотнам Константина Симонова и… Алексея Толстого» («Известия»), о «смене парадигмы», «расчистке идейного пространства от устаревших политических мифов», которые оно предвозвещает («Эксперт»). 
 
кантор_обложка.jpgВ самом деле, роман «Красный свет» поражает своей многогранностью, глубиной мысли и широтой охвата – без малого 90 лет отечественной и зарубежной истории – от 1920-х годов до 2012-го. Поэтому он без сомнения придется по вкусу и любителям новейшей российской истории, и тех, кто рассуждает над судьбами современной России и мира. С другой стороны, он не просто описывает реальность, он её критически переосмысливает. Вдумчивый читатель найдет в романе не просто интересные факты, характеры и судьбы. Он найдет здесь неудобные вопросы, которые – возможно - поставят под сомнение его собственное мировоззрение, ответы на которые ему придется искать самому. «Красный свет» Максима Кантора – это призыв к критическому мышлению в такой же степени, как и пир для интеллекта. При этом он остается художественным произведением, написанным мастерски, со вкусом, так что даже самый искушенный литературный гурман останется довольным.
 
Тут, слава богу, подали десерт: шоколадный мусс с шариками ванильного мороженого, и внимание спорщиков переключилось с архивов зло козненных большевиков на поединок мороженого с шоколадом. Было на что посмотреть! Искусство хорошего повара не уступает искусству мастера инсталляций — хоть фотографируй блюдо и вешай фотографию в музее! 
 
«Холодный белый шарик, окруженный раскаленной коричневой массой, дрожал и таял. Твердый шарик мороженого терял очертания, растекался в лужицу, подобно войскам генерала Корнилова, окруженным в легендарном Ледяном походе красными полчищами. Подобно Белому движению, ванильный шарик держался до последнего, но стихия варварства одолевала героев! Адвокат Чичерин помогал шарику как мог: маленькой десертной ложечкой от отгонял шоколадную лаву от замороженного шарика, а тонкой вафелькой воздвиг своего рода плотину, дабы шоколадное нашествие разбивало о вафельку свои валы. Шоколадный мусс замедлил свой бег, и шарик мог передохнуть. Шансы у мороженого были — адвокат принялся стремительно подъедать мусс с краев, чтобы хоть как то уравновесить силы. Шоколадное озеро мельчало, и шансы мороженого росли — еще немного продержаться, и победа за нами! Так и былые союзники царской России (то бишь Антанта) посильно помогали Белому движению — высаживали войска в Архангельске, посылали корабли к Одессе, пытались удержать войска дикарей. Так победим! Адвокат аккуратно орудовал ложечкой в шоколадном муссе, и враги редели. Однако стихия неумолима. 

Вафельная плотина пропиталась горячим шоколадом и осела в блюдечке; в пробоину хлынул расплавленный шоколад, неумолимый и дикий, как Первая конная. Белый шарик стал подтекать, его перекосило, и вот он вдруг завалился на бок, рухнул в шоколадную лужу. Адвокат ужаснулся, он так растерялся, что даже перестал есть, обреченно уронил ложечку. Так и войска союзников внезапно прекратили оказывать помощь белым генералам — отозвали экспедиционные корпуса, оставили Колчака, предали Деникина. А шоколадный мусс воспользовался замешательством адвоката — ринулся на шарик и с другого бока, коричневые волны накрыли мороженое, затопили его вовсе. То, что некогда было хрустально твердым и снежно белым, — превратилось в коричневатую жижу, а вскоре и вовсе сплавилось в единую массу с шоколадным варевом. Так и белые герои — те, что не успели на пароходы в Севастополе, — растворились в среде дикарей, а постепенно и смешались с толпой, образовали вместе с ней единую субстанцию — советский народ. Sic transit! Адвокат Чичерин утратил интерес к десерту: попробовал на вкус, что же получилось из этой каши, — нет, не то! Ковырнул вафельку предательницу, но раскисшая вафелька была недостойна его внимания — так вот и интеллигенция, не сумев встать между восставшей стихией и культурным ядром, превратилась в жалкую слякоть. Адвокат оттолкнул от себя блюдечко — ах, если бы столь же легко можно было оттолкнуть от себя Россию с ее гнилой историей!»
Максим Кантор «Красный свет»