Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Прочти первым: «Море воспоминаний» Фионы Валпи

Прочти первым: «Море воспоминаний» Фионы Валпи

07.02.2021

Фиона Валпи уже снискала славу автора бестселлеров. Романы «Парижские сестры» и «Девушка в красном платке» пользуются популярностью во всем мире. Эти и другие книги шотландской писательницы переведены на 20 языков, серди которых французский, голландский, немецкий, норвежский, итальянский, чешский и турецкий.

В «Море воспоминаний», продолжении коллекции романтических хитов Фионы Валпи, главная героиня из фрагментов, всплывающих в памяти, собирает большую историю своей жизни. Эта история вместила любовь молодости, жестокую войну, моменты счастья и тяжелые дни, которые произошли в разное время и в совершенно разных точках земного шара. А еще самые удивительные переживания и чувства, которые неотвратимо влияют на судьбу человека.

Специально для читателей нашего сайта мы представляем эксклюзивный отрывок из романа «Море воспоминаний».

Читайте эксклюзивный отрывок из романа Фионы Валпи «Море воспоминаний»

Море воспоминаний

Валпи Фиона

Дом Мартэ на улице Аркад тоже был безмятежно элегантен, как и дом на острове Ре, хотя и чуть более респектабелен. Он представлял собой высокий особняк из камня цвета печенья, увенчанный мансардной крышей из серого сланца. По всему фасаду тянулся длинный ряд кованых балконов.

Марион открыла черную парадную дверь с блестящей медной фурнитурой и заключила Эллу в объятия:

— Входи, дорогая Элла! Bienvenue. Как прошло твое путешествие? А как поживает твоя дорогая мама?

Ее темные кудри, уложенные в такой же аккуратный пучок, что и на балу в особняке губернатора, казалось, были пронизаны тонкими серебряными нитями больше, чем прошлым летом. «Может быть, это просто парижский вечерний свет придает им такой вид», — подумала Элла.

В гостиной створчатые окна были распахнуты настежь, чтобы впустить вечерний воздух, охлаждающий комнату с высоким потолком. За окнами, обрамленными длинными портьерами из экзотического шелка, вышитого китайскими птицами и цветами, были видны загорающиеся огни в соседних домах, окутанных городскими сумерками. Длинные лилии в вазе, стоявшей на овальном библиотечном столике в дальнем конце гостиной, наполняли теплый воздух ароматом, который перенес Эллу прямиком в Губернаторский особняк на острове, в тот прекрасный вечер прошлым летом, когда они с Кристофом вальсировали, прижавшись друг к другу.

Теперь он сидел рядом с ней и улыбался, когда их глаза встречались. Интересно, вспоминает ли он тот вечер? Их лунный полет через дюны? Танцы на пляже? Их поцелуи среди морской травы? Она жаждала снова остаться с ним наедине, жаждала его прикосновений.

Месье Мартэ торопливо вошел, потирая руки.

— Элла, дорогая девочка, ты приехала. Добро пожаловать в Париж! Мы все с нетерпением тебя ждали, особенно Каролин и Кристоф, но ты наверняка знаешь об этом. Позволь мне налить тебе выпить. Марион любит «Негрони» — не хочешь ли попробовать?

Элла не была в этом уверена — в Морнингсайде о таком и не слышали. Что бы сказали ее родители, узнав, что она пьет коктейли перед ужином? Но это звучало настолько изысканно... И в конце концов, она уже находилась в Париже, готовая попробовать все, что может предложить город, поэтому взяла протянутый ей хозяином бокал и осторожно пригубила темно‑красную смесь. Ничего подобного она раньше не пробовала, интригующий баланс вкусов, сладкий, но с горькой ноткой, освежающий, но крепкий.

— Тебе нравится? — спросил месье Мартэ, усмехаясь кончиками усов.

— Да. Даже очень. Но думаю, что мне лучше выпить только один бокал, иначе я сильно сомневаюсь, что смогу встать с этого дивана.

Он широко улыбнулся, услышав ее ответ, и она почувствовала, что легкое напряжение в воздухе, которое он, казалось, принес с собой в комнату, почти исчезло. А возможно, все дело было в тепле вечера, пьянящих напитках и остром ощущении присутствия Кристофа, сидящего так близко к ней, что она совершенно расслабилась, а в голове внезапно стало легко‑легко.

Она наблюдала, откинувшись на мягкие подушки дивана, как месье Мартэ наклонился, чтобы передать жене коктейль, и бокал внезапно загорелся насыщенным карминным светом в закатных лучах солнца, пробивавшихся сквозь окна. Марион протянула руку, встретилась взглядом с мужем, улыбки озарили их лица, и было в них столько любви, что Элла покраснела, пораженная тем, что стала свидетелем такого интимного момента. Она никогда не думала, что месье Мартэ — обычно отстраненный и вечно озабоченный — способен на сильные чувства. Теперь она смотрела на родителей Кристофа совсем иначе, понимая, что в их отношениях есть скрытая глубина. Возможно, их разные характеры обеспечивали идеальный баланс: нежная, добрая и артистичная натура Марион отвечала решительному, прагматичному стремлению ее мужа создать сложный, но удачный брак, мало чем отличающийся от контрастных ингредиентов в стакане, который Элла держала в руках; компоненты смешивались и, дополняя друг друга, вместе превращались в хмельной коктейль.

Кристоф нежно подтолкнул ее локтем:

— Элла, ты глубоко задумалась. Вернись к нам!

Она улыбнулась, ощутив прикосновение его руки, и ответила:

— Я думаю, что это из‑за «Негрони», а может быть, Париж действует на меня опьяняюще.

За ужином разговор неизбежно коснулся последних известий из Германии.

— Париж все еще наводнен беженцами,—объяснила Марион Элле. — Люди обеспокоены тем, что Германия попирает договоренности и не собирается останавливаться после чехословацкой экспансии; ходят слухи о преследовании евреев в восточных странах. Моя кузина Агнес привезла свою семью в Париж, но она в ужасе от того, что может случиться, если нацистская догма распространится. В отличие от меня, видишь ли, она вышла замуж за еврея, тогда как я выбрала мужа вне обеих моих религий. Любовь во всем виновата, n’est‑ce pas, chéri?* — закончила она, одарив улыбкой своего любимого мужа, сидевшего напротив нее.

* Не так ли, дорогой?

Элла всерьез задумалась, разрезая turbot à la crème* на тарелке перед собой. Она и не подозревала, что у Марион еврейские корни. Разве вероисповедание не передается по материнской линии? Кристоф и Каролин иудеи? Она чувствовала себя такой глупой из‑за того, что не подумала об этом еще на острове, не придала значение тому, что они ни разу не посетили церковь. Ей, опьяненной тогда ощущением свободы, это и в голову не пришло.

*Тюрбо (рыба отряда камбало образных) в сливочном соусе.

— Как ты уже заметила, Элла,—словно прочитав ее мысли, сказала Каролин, — мы не слишком‑то религиозны, нас трудно назвать верующими. Отец Maman был из иудейской семьи, а Grand‑mère* — из католической. Но вообще семьи Maman и Papa стали атеистами поколение или два назад. Учитывая происходящее в мире, возможно, нам всем будет лучше от этого. Ты шокирована?

* Бабушка.

Элла на мгновение задумалась.

— Нет, не совсем так. Мне кажется, что вы все глубоко верите друг в друга, в истину и красоту, и, возможно, это единственная вера, которая действительно имеет значение. Мои родители всегда настаивали, чтобы мы посещали церковь каждое воскресенье, но я должна сказать, что никогда не испытывала при этом особого душевного подъема. На самом деле теперь, задумываясь об этом, я понимаю, что чувствовала себя ближе к любому из существующих богов, когда мы плыли на «Бижу» прошлым летом, чем находясь в каком‑либо храме.

Кристоф одобрительно хмыкнул.

— Вот видишь, она все прекрасно понимает. Бог присутствует в красоте и свободе. Вот что имеет значение. Месье Мартэ тихонько цокнул языком, но выражение его лица было трудно назвать неодобрительным. Он улыбался своей жене, и выражение его глаз красноречиво говорило, что он любит ее душой и телом.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

Сказки народов мира

Акунин Борис

Вальсирующая

Москвина Марина Львовна

Петровы в гриппе и вокруг него

Сальников Алексей Борисович

Расплетая радугу

Докинз Ричард

Кладовая солнца

Пришвин Михаил Михайлович

Восставшая Луна

Макдональд Йен

Сказы

Бажов Павел Петрович

Тени черного волка

Корецкий Данил Аркадьевич

Что такое православие?

Осипов Алексей Ильич

Звездный витамин

Горькавый Ник

Русский язык. Новое слово от @novoeslovo

Сотников Павел Дмитриевич

Один из нас - следующий

Макманус Карен М.

Палоло, или Как я путешествовал

Быков Дмитрий Львович

Смерти не было и нет: Ольга Берггольц

Громова Наталья Александровна

Птицы его жизни

Вильмонт Екатерина Николаевна

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Новости, новинки,
подборки и рекомендации