Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Прочти первым: «Братство» Ингара Йонсруда

Прочти первым: «Братство» Ингара Йонсруда

12.02.2021

Любите ли вы скандинавские триллеры? Специально для вас мы публикуем эксклюзивный отрывок из дебютной книги Ингара Йонсруда «Братство». Первый роман молодого норвежского писателя стал бестселлером № 1 сначала в родной стране, а после завоевал и весь мир.

Главный герой романа, инспектор полиции Фредрик Бейер расследует кровавое преступление — дочь влиятельного политика была убита членами религиозной общины. Инспектор начинает расследование и находит подпольную лабораторию, в которой творятся немыслимо жестокие эксперименты над людьми.

Бейер понимает, что в деле не все так просто, как казалось. Новые детали расследования заставляют его искать ответы глубоко в прошлом — именно там скрыты истинные мотивы настоящих преступлений. Однако до правды сложно докопаться, особенно когда есть те, кто не хочет, чтобы она стала известна.

ЧИТАЙТЕ ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА «БРАТСТВО» ИНГАРА ЙОНСРУДА

Братство

Йонсруд Ингар

Глава 15

Лондон. Февраль 1943 г.

— Нам надо поговорить, — прошептал низкий голос.

— Это ты! — тихо сказал Кольбейн.

— Наконец‑то я тебя нашел, — ответил человек. Они молча пошли пешком от Риджмонт‑Гарден через Гайд‑парк. Кольбейну пришлось напрячься, чтобы не отстать от почти двухметрового великана. Наконец они остановились напротив кирпичного дома эдвардианской эпохи в престижном районе Кенсингтон. Убедившись, что они одни, высокий мужчина открыл дверь.

Норвежец опустился на лавку в беленой кухне.

— Нам понадобится вот это, — сказал его собеседник. Зашторивая окно, он потянулся так, что его сшитые когда‑то на заказ поношенные хлопчатобумажные брюки едва не лопнули. Что‑то зазвенело. «Гленливет». Односолодовый виски.

— Они следят за тобой, Кольбейн.

Шотландский акцент был тот же, как он его запомнил. Значит, он все‑таки не сошел с ума. Его действительно преследовали.

— Они...? Власти...? Ты о чем?

Джон Монкленд Эктон пристально посмотрел на него, поставил на клетчатую красно‑белую скатерть два стакана для молока, откупорил бутылку и налил в каждый на два сантиметра спиртного. Ухмыльнувшись, он ничего не ответил. Лишь ухмыльнулся. Так значит, это правда. Кольбейн сбился со счета, сколько раз Элиас Бринк в гневе обвинял Джона в шпионаже в пользу Британии. И всякий раз Джон с негодованием опровергал эти обвинения: «Я предан науке. Вам лично и науке», — заверял он Бринка.

— Говорят, ты теперь называешься магистром. Что ты исследуешь, если ты хочешь, чтобы я тебе доверял? — спросил Джон.

Кольбейн достал расческу и пригладил русые волосы. Осушив стакан, он откинулся назад и почувствовал, как тепло алкоголя разливается по всему телу.

—Рептилий амниотов, — тихо ответил Кольбейн. — Ящериц и тому подобное, — добавил он, хотя Джон, конечно, и без того знал, о чем он говорил.

И это даже не было ложью. У него уже была степень магистра — его первая, которую он получил, когда занимался исследованиями в Бергенском музее.

Великан недоверчиво посмотрел на Кольбейна.

— Так значит, ты просто все бросил? С твоим талантом? С твоей славой?

— Вена — это законченная глава, — сказал Кольбейн, осушив стакан.

Джон подлил виски.

— Я ушел в тень. Мне нужна была новая страна. Новый город. Без призраков. Без прошлого.

Шотландец взглянул на него.

— И как, получилось? Все с начала?

Кольбейн фыркнул.

Джон покинул Вену вскоре после Кольбейна. Когда разразилась война, он стал дешифровщиком в британской военной разведке.

— Я работаю в особом неофициальном проекте. Нам запрещено о нем рассказывать. И о том, чем мы занимаемся, и о том, с кем работаем. Мы живем на военном объекте, и нас редко отпускают. Сейчас я здесь, потому что они думают, что я навещаю свою беременную сестру. И даже моя семья не знает, чем я занимаюсь.

Джон посмотрел Кольбейну в глаза.

— Я должен был убедиться, что за тобой нет слежки и что за мной нет хвоста. Только тогда я смог подойти к тебе. Человека в моем положении могут отдать под трибунал только за то, что я обменялся взглядом с таким, как ты.

Эти слова задели Кольбейна. «С таким, как ты». Как будто бы он ненавидел Элиаса Бринка меньше, чем какой‑то самодовольный британец. Это было лишним подтверждением того, что он принял правильное решение — скрывать свое прошлое. Потому что они не поймут. Никто не поймет.

Шотландец замолчал, а затем продолжил.

— Наша работа — расшифровывать немецкие кодированные сообщения. По причине, которую я не могу тебе назвать, мы чертовски хорошо умеем это делать.

Он не хвалился. Его голос звучал, скорее, печально. Ему было нелегко говорить об этом вслух постороннему человеку, и Кольбейну стало интересно, почему тот доверился ему.

Джон поднял руку, словно прочитав его мысли.

— Сейчас поясню, — сказал он.

Он встал, подошел к висевшей у двери холщовой сумке и достал тз нее толстый конверт.

— Помнишь?

В конверте лежала латунная рамка размером с книгу с черно‑белой фотографией под пыльным стеклом. На узком паспарту извилистым почерком было написано: «Вена, 1931». Кольбейн провел пальцем по лицам на фото. Ему не нужно было считать, он знал: их было восемь. Семеро студентов и один профессор на фоне больших арочных окон главного входа в здание университета, спроектированного архитектором Генрихом фон Ферстелем в 1884 году. UniversitätWien *.

* Венский университет

На заднем плане слева стоял швед Ульф Плантенстедт с зачесанными назад темными волосами, в костюме в черную полоску и с наметившимся вторым подбородком. Рядом с ним стоял Томас — австриец, математик. Его лицо украшала борода‑эспаньолка, а волосы были зачесаны на прямой пробор. Он держал во рту трубку, что придавало ему надменный вид. Рядом стоял и сам Кольбейн, с изящной прической и гладковыбритыми щеками. Он выглядел счастливым. И, надо признать, не таким уж самодовольным.

— Как давно это было, — задумчиво произнес Кольбейн.

— В апреле будет двенадцать лет, — ответил Джон.

Рядом с Кольбейном стоял Джон. Он был на голову выше других. Кудрявые волосы торчали из‑под темной фетровой шляпы, вроде тех, что носили чикагские гангстеры. Лицо Джона было угловатым и уверенным. Последним в заднем ряду стоял Зигмунд — химик с красивыми темными кудрями, в круглых очках. Он был единственным человеком на фотографии в лабораторном халате.

— Ты что‑нибудь о нем слышал? — спросил Кольбейн, показав пальцем на еврея на фотоснимке.

Джон мрачно покачал головой.

Возможно будет интересно

Рюриковичи. История первой династии

Бандиленко Марина Михайловна

Всё закончится в пятницу

Усачева Елена Александровна

Дыхание. Судьба принца

Коста Габриэль

Позже

Кинг Стивен

Парни из Билокси

Гришэм Джон

Солнечный Заяц и Медвежонок. Сказки

Козлов Сергей Григорьевич

Белая как снег

Бьорк Самюэль

Сквозняк из прошлого

Набоков Владимир Владимирович

Ловцы книг

Фрай Макс

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Вам уже есть 18 лет?
Да, есть
Ещё нет

Новости, новинки,
подборки и рекомендации