Автор представила книгу «Ольга Берггольц: смерти не было и нет».

1 июня на фестивале «Красная площадь» состоялась встреча с прозаиком, литературоведом, историком литературы, ведущим научным сотрудником отдела ГЛМ «Дом-музей Бориса Пастернака», автором серии книг о жизни русских писателей.

Наталья Александровна представила книгу «Ольга Берггольц: смерти не было и нет».

Ольга Берггольц — поэт, лауреат Сталинской премии, «блокадная мадонна», символ Ленинграда, автор «Февральского дневника», «Ленинградской поэмы» и автобиографической книги «Дневные звёзды»… И в то же время — первая жена поэта Бориса Корнилова, расстрелянного в 1938 году; сама пережившая арест и исключение из партии, мать, потерявшая двоих дочерей, автор потаенных дневников, голос блокадного Ленинграда. Новая книга Натальи Громовой — опыт прочтения судьбы Ольги Берггольц, основанный на дневниках и документальных материалах из ее личного архива. Рассказ о мучительных попытках преодолеть в себе свое время: из советского поэта стать просто Поэтом, из советского человека просто Человеком.

Вот несколько цитат из выступления Натальи Громовой на Красной площади: «Дневники очень долго прятались и никогда не должны были быть опубликованы. Ко мне в итоге пришла наследница Мария Фёдоровна с вопросом, что с этим со всем делать? В своих дневниках героиня пишет о себе без прикрас. Эти заметки двойственные, это разрыв человека внутри себя. Она хочет быть советской, но при этом она постоянно видит несоответсвие и ложь, когда говорят одно, а реальность представляет собой совсем другое».

«Ольга Берггольц взяла на себя миссию спасения брошенных людей в блокадном Ленинграде. После войны она была вынуждена воспевать то, что было для неё неприемлемо. Она пишет о себе, как о человеке, который больше не может терпеть ложь. Отсюда начинается её история. У неё из-за этого начался тяжёлый алкоголизм. Такой же путь прошли Твардовский и Светлов. Они хотели быть патриотами, но потом сломались».

«Дневники Ольги Берггольц – это история про ложь самой себе».

«В Санкт-Петербурге Берггольц почти богиня».


Наталья Громова на Красной площади  Наталья Громова


«Можно ли разделить писательские дневники на то что будет опубликовано и то что не для печати? Ольга хотела зафиксировать в своих дневниках время. Потом дневники стали её творчеством. Но она боялась своих дневников, при этом сохранила их, зарывала в землю около своего дома и прибивала на даче к другой стороне скамейки».


«Ольга писала: «посадила Кармилова - правильно сделали. За жизнь». А это отец её ребёнка. Но потом, после того как она сама сидела в тюрьме, она просила у него прощения».


«Она не убирала из своих дневников ничего! Берггольц в какой-то момент решила, что Бог её спас для того чтобы она была хронекером того времени».