Публикация открытого письма Михаила Шишкина, в котором он сообщил о своем отказе представлять "криминальный коррупционный режим" на международной книжной ярмарке в Нью-Йорке «БукЭкспо Америка-2013», породила оживленную полемику в прессе и блогосфере.

Ниже мы приводим наиболее интересные мнения pro and contra известных писателей, журналистов и общественных деятелей.

Эдуард Лимонов, писатель, общественный деятель: 
"Шишкину же я могу посоветовать вот что. Нужно жить так и писать такое, чтобы российским властям и в кошмарном сне не пришло бы в голову приглашать писателя представлять Россию в Соединенных Штатах" 
 
шишкин_фото.jpg
Марина Королева, журналист "Эха Москвы", писатель:
"А не представлен ли нам в лице Михаила Шишкина будущий Нобелевский лауреат по литературе?
Сейчас власти в ответ на его письмо сделают несколько... мммм... прекрасных и умных шагов, в своем стиле, как они одни умеют,- а они сделают - и готов новый Солженицын" 
 
Дмитрий Быков, журналист, писатель:
"Не факт, что это принесет ему Нобелевскую премию. Факт, что принесет очень много неприятностей. Но, Миша, я очень тебя люблю и очень рад, что ты сделал такое отважное заявление" 
 
И в то же время в «Новой газете»:
"Теперь для потомства, чей близится суд, он будет безгрешнее Папы, а мы, кто остался при Путине тут, выходит, конечно, сатрапы. Историки, нас извлекая из тьмы, решат в замешательстве тихом, что Шишкин с режимом боролся — а мы глотали икру по Барвихам. История скажет — я верю в прогресс, — что участь мы выбрали сами: покуда я тут отсыпался в КС — в Женеве Россию спасали" 
 
"Вы знаете, ну, для того, чтобы понять, кто тут прав, нужно один раз посмотреть на эти ярмарки. Я несколько лет имел довольно тесные отношения к книгоиздательскому делу и хорошо себе представляю, что это такое. 
Обычно стенд [страны] – это такая выставка достижений литературы на этом языке. Вот португальский стенд, вот лучшее, что написано за год на португальском языке. Везут лучшие книжки, лучших авторов, лучших иллюстраторов, лучших издателей. Люди выставляют, кому что удалось найти, написать, издать, а другие издатели приходят на этот стенд и, если им что-то понравилось, пытаются купить права на перевод на свой язык. И в этом, собственно, смысл.
Не то происходит на российском стенде. На российском стенде добиваются чего-то другого. Там демонстрируют мощь российской державы и верность Владимиру Владимировичу Путину. Российский стенд – это всегда колоссальное количество каких-то несусветных флагов и орлов, портретов Путина. Посередине стенда обычно имеется большой экран, на котором круглосуточно крутят какой-нибудь ролик, на котором то Путин, то еще какие-нибудь большие начальники российской власти произносят что-нибудь необыкновенно патриотическое, или просто таким, влажным проникновенным взглядом смотрят вдаль, а на фоне их что-нибудь колосится или что-нибудь зеленеет, или течет река Волга, или, не знаю, кто-нибудь кует что-нибудь железное..." 
 
"Когда он счел, что он взял в России все, что мог взять (он взял все премии), он пошел дальше. Это абсолютно политический акт с целью увеличения своего потенциала. Это и пиар, и чисто политический аспект..."
 
"Ничего нельзя возразить против выступления Шишкина о государстве Россия, а почему-то все равно хочется"
 
Ольга Славникова, писательница:
"В прошлом году Россия формально была почетным гостем на BookExpo America. А реально мы все сидели и даже что-то говорили в своем углу, на стенде, а ярмарка шла мимо нас, мы были мало кому интересны, меньше всего издателям. Это понятно: западный интеллектуал так настроен против России, что русские книги не покупает из самоуважения, а издатель их, соответственно, не издает. 
На самом деле нас, российских литераторов, власть взяла в заложники. Что бы она, власть, ни творила, мы – ответчики. У нас огромные начальные штрафные баллы по сравнению с авторами из любой части света. В глазах западной аудитории мы – часть единого черного целого, страны плохих парней, о которой нечего узнавать больше того, что они уже знают. И привлечь к себе внимание, выйти из игнорируемой зоны можно только одним способом: резким антироссийским высказыванием. Что и сделал Михаил Шишкин"
 
Евгений Попов, писатель:
"Теряюсь в догадках, отчего писателю не было стыдно посетить в прошлом году США по приглашению того самого Федерального агентства по печати, которое он теперь именует «министерством пропаганды»? Тогда власть другая была, хорошая?"
 
Григорий Дашевский, поэт, переводчик, критик:
"Претензии к Шишкину - "имел бы право отказываться от поездки, если бы жил в России; если бы давно боролся с режимом; если бы не ездил в такие поездки раньше; если бы не брал раньше у государства денег на переводы; если бы был великий писатель" и т.д. Самое элементарное право человека - отказаться от участия в чем угодно - воспринимается как особая привилегия, которую надо заслужить. У меня в школе всегда учителя (точнее, учительницы) так говорили: "Право иметь свое мнение ты, Иванов, еще должен заслужить"."
 
Павел Шехтман, гражданский активист:
"...Наше общество дошло до такого состояния, что простой вид писателя, который не лобызает начальственную ручку, не держит фигу в кармане, а спокойно показывает ее кому хочет – вызывает шок и скандал. Да как он смел? Да кто он такой? Да где он прописан? Да имеет ли он право с швейцарской регистрацией... Да имеет ли он право с российским гражданством... Успокойтесь, господа. Имеет. То, что сделал Шишкин, – это не подвиг и не предательство. Это нормальный человеческий поступок, самый обыкновенный, можно сказать заурядный. Только и всего"
 
"Человек делает публичный жест, желая привлечь внимание к проблеме или отмежеваться от безобразий. Жест такой имеет смысл, только если делающий его хорошо известен, иначе он просто останется незамеченным. Но в силу известности публичной фигуры жест этот редко достигает цели, зато обрастает, как мелкими ракушками, смыслами, которые не были запланированы."
 
"Я, говорит он, хочу свой символический капитал инвестировать сейчас — в следующий режим. Который будет тут после. И ездить за премиями я хочу уже сейчас от имени будущего режима."
 
Рассказать друзьям: