В мартовском журнале «Баку» опубликовано любопытное интервью-диалог двух наших постоянных авторов: Эльчин Сафарли и Улья Нова обсудили, что тревожит современного писателя.
Писатель Эльчин Сафарли живет в Баку и готовит книгу «Я хочу тебя забыть» для издательства АСТ. Накануне ее выхода в свет мы публикуем его переписку по скайпу с московской писательницей Ульей Новой.
УЛЬЯ НОВА: Эльчин, приветствую вас в скайпе! Как вы относитесь к чатам? Они же страшно поедают время, к тому же тут надо переключаться на разговорный язык общения, более разбавленный и небрежный.

ЭЛЬЧИН САФАРЛИ: Я рад вам писать, хоть сейчас как-то сложно складывать мысли и чувства в буквы. Внутреннее не сходится с внешним и наоборот. Такое периодически случается в жизни каждого из нас – когда все запуталось внутри, и вроде не раз пытался распутать, но бесполезно. И в итоге этих терзаний понимаешь, что надо просто переждать. У сложных задач, как правило, простые решения, вы замечали? Пока начало новой книги настаивается, я стараюсь как можно меньше писать в чатах, в блоге, даже на SMS не растрачиваюсь. Чаще молчу, больше курю, каждый вечер прихожу к морю. Оно уже по-осеннему меланхоличное и в цвете изменилось – синего стало больше.

журнал-баку.jpgУ.Н.: На какие темы вам не хотелось бы говорить ни в коем случае – в книгах, в блогах, в нашей беседе?

Э.С.: У меня нет запретных тем, я стараюсь быть максимально открытым. Но есть одна просьба: давайте меньше говорить обо мне, точнее, о моих книгах, дебюте, слоге, критике. Устал от этих «я» в современных интервью. Давайте лучше говорить о том, что интересно всем: любви, одиночестве, времени, надеждах и преодолениях.

У.Н.: Вы живете в Баку? Что волшебного в этом городе, есть ли там особые места, которые приносят счастье или несчастье, отвечают на вопросы, подсказывают, как поступить? Этот город – какие истории он вам нашептывает?

Э.С.: Я счастливчик. Знаете почему? Сейчас живу в 182 шагах от моря – лично отмерял, проверено своими ногами. :) Долго скитался: северные города, сумасшедшие столицы, часто дружелюбные, а порой такие чужие. С середины этого лета нахожусь в Баку. Планировал на месяц, отдохнуть. Задержался. Затянуло. Здесь и приступил к работе над новой книгой.

Живу я не в центре, а за городом, на Абшероне. Это полуостров на западном берегу Каспийского моря. Здесь нет живописных подмосковных лесов и кирпичных домов с деревянными заборами, зато много желтого песка, белого камня, влажного ветра, невероятно сладкого инжира и моря, конечно же. Когда меня спрашивают о родине, я отвечаю: «Абшерон».
По выходным езжу в центр Баку встретиться с теми, кем дорожу. Осталось не так много людей – время отсеивает тех, кто должен был уйти. Мой Баку так не похож на тот шумный южный город, почти мегаполис, где высотки буквально за каждой улицей, а пробки стали привычным явлением. Мой Баку камерный и не походит на фотографии в путеводителях.
И простите за поздний ответ. У меня тут творческий завал и много кабачков, которые предстоит законсервировать. Кстати, какие у вас отношения с кулинарией? Хорошо готовите? Для вас кулинария тоже второй способ самовыражения после писательства?

У.Н.: Эльчин, пользуясь случаем, хочу признаться, что я большая поклонница ваших колонок «Дневник восточного кулинара»! Могу смело сказать, что я начинающий кулинар-любитель. Пару лет назад на Открытом книжном фестивале наблюдала, как Алексей Зимин и Александр Гаврилов готовили ботвинью. В какой-то момент мне передался восторг приготовления блюда, муза кулинарии и особое кулинарное вдохновение. С тех пор я стала готовить с душой, с искоркой. Мне все интересно: от рецептов до кухонной утвари и пряностей. У меня есть одно странное свойство: могу пойти в ресторан или в гости, восхититься каким-нибудь блюдом, а потом на свой страх и риск воплотить его по интуиции, без рецепта. Иногда получается близко к оригиналу. Это прямо-таки кулинарный плутовской сюжет…
А расскажите, где вы сейчас? Что перед вами, что вы видите в окне?

Э.С.: Сейчас за моим окном море. Преданный друг. Когда его не хватает, я поднимаюсь на чердак, сажусь на подоконник маленького окна и разговариваю с морем. Про себя. Рассказываю ему о надеждах, страхах, победах и разочарованиях. Например, сегодня поведал ему о том, чего боюсь: «Вдруг мне не хватит сил на ту жизнь, что я себе надумал?» Так много хочется сделать: увидеть, услышать, помочь, отдать и отпустить. Моя тетя Джавахир говорит, что страх не успеть на пороге тридцатилетия – это нормально. «После тридцати отпустит, Эльчин! Научишься жить без планок, останутся цели». Надеюсь. Мне интересно, а что пугает вас? Именно на данном отрезке жизни. А я пока побежал на пешую прогулку к морю. Хочу его послушать. Сегодня ветер, и в его порывах с моря можно услышать массу интересного и неожиданного. Пригодится для книги :)

У.Н.: Эльчин, сейчас у меня такой период в жизни, когда я больше всего на свете боюсь цифр. Боюсь сумм денег, боюсь ограниченного отрезка минут, боюсь номеров и шифров, боюсь цен, боюсь цифр на часах и на весах. Наверное, о таких вещах молчат. Надеюсь, мне все же удастся как-нибудь пересилить и победить этот мимолетный страх :(

Начало книги – это святое. Не буду вас часто отвлекать. Высылаю вопрос на будущую неделю-две. У Памука в моей любимой книге «Меня зовут красный» есть мысль, что вокруг художника крутится шайтан, неустанно стремится сбить мастера с пути. В чем, на ваш взгляд, шайтан современного писателя, в чем искушения пишущего человека?

Э.С.: В этой же книге Орхан-бея есть такие слова: «Я раскрашиваю мир и говорю ему: «Будь!» И он становится моего цвета». Так вот, этот шайтан периодически пытается доказать мне, что и в моей жизни, и в моем творчестве – одни сплошные иллюзии. Помните в экранизации «Жанны Д'Арк» Бессона эпизод, когда отчаявшаяся за решеткой Жанна беседует с дьяволом Хоффманом? Вот у меня нечто подобное. Шайтан осмеивает мои успехи, которые, по его словам, не успехи вовсе, а очередное самовнушение. Шайтан утверждает, что мои книги никто не покупает, их бесплатно скачивают в Интернете, чуть пролистают и безжалостно отправляют файл в корзину. А еще он смеется над моими стремлениями и обещает, что я не получу «Букер» и сопьюсь от одиночества. В одном я точно могу возразить шайтану: выпивку я физически не переношу, так что алкогольная зависимость мне точно не светит. И хочется надеяться, что если шайтан ошибся в одном, то и в остальном он заблуждается. Шайтан современного писателя – это отсутствие веры в себя. Надо верить, что тебя читают, и при этом много работать. Не зря же Толстой говорил, что у писателя должен быть «железный зад». Хотя искушений не писать так много вокруг. К примеру, налаженная личная жизнь – когда ты счастлив, совсем не пишется. Моя первая книга «Сладкая соль Босфора» по меркам современных издателей была «неформатной». Когда я ее посылал в АСТ, верил, что меня издадут, но не предполагал, что все пойдет настолько удачно. «Сладкую соль Босфора» издали в твердом переплете, на хорошей белой бумаге, первый тираж раскупили за месяц, в итоге она оказалась в списке лидеров продаж книжного магазина «Москва» на Тверской. И это случилось без какого-либо пиара, у нас даже не было рекламного бюджета.