Аннотация
Новый роман Дмитрия Быкова – как всегда, яркий эксперимент, литературное событие. Три самостоятельные истории, три разных жанра. Трагикомедия, в которую попадает поэт, студент знаменитого ИФЛИ. Драма советского журналиста: любовь и измена, эмиграция и донос, арест и предательство. Гротескная, конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста. В центре всех историй – двадцатый век, предчувствие войны и судьбы людей в их столкновении с эпохой.
Характеристики
Название: Июнь
ISBN: 978-5-17-092368-7
Вес: 0.557
Переплет: Твердый (5)
Страниц: 512
Ширина (мм): 149
Высота (мм): 218
Дата последнего тиража:
Бумага: Бумага офсетная пухлая 60/60 Кама


Рассказать друзьям:
Описание
Каждый новый роман Дмитрия Быкова – это всегда яркое литературное событие, вызывающее восхищение, споры, дискуссии! И если одни писатели любимы за постоянство стиля и неповторимый авторский почерк, то главный козырь Быкова – эксперимент, творческий опыт над текстом, сюжетом, самим собой и читателем. «Июнь» ждали несколько лет. И это эксперимент втройне. Три, казалось бы, не связанные между собой истории, объединенные временем действия – конец тридцатых годов прошлого века. Это и трагикомедия, в которую попадает поэт, студент Института философии, литературы и истории (ИФЛИ). И драма советского журналиста: любовь и измена, эмиграция и донос, арест и предательство. И почти мистическая сказка об ученом, познавшем тайны языка и силу текста, с помощью которых можно управлять миром. Все эти три истории объединяет тревожная атмосфера надвигающейся войны. Причем Быков так подробно описывает открытия последнего героя, что закрадывается подозрение, не использует ли он сам эту «уникальную методику»? Где определяющую роль играет конструкция произведения, внутрь которой можно поместить любой сюжет, любой жанр и набор звуков – содержимое уже неважно. Но это только игра с читателем.
О книге



О КНИГЕ


«Июнь» Дмитрия Быкова – это тройной эксперимент, три самостоятельных истории, три разных жанра, объединенные временем. Это комедия положений, в которые попадает шалопай-поэт по незнанию жизни и юношескому максимализму. Это драма запутавшегося семьянина, разрывающегося между женой и любовницей. Наконец, это - гротескная конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста.

В тщательно структурированном «Июне», где три разноплановых рассказа с трех сторон рвутся к единому финалу, – в центре остается судьба человека и его столкновение с эпохой. Эпохой, когда одни жизни ломались на партсобраниях и в лагерях, а другие – от всепоглощающего страха. Реальность этих сломленных жизней ярче и гуще чувствуется, когда понимаешь, что Быков выдумал их только «наполовину». У каждого героя есть прототипы, пусть достаточно условные.



ОБ АВТОРЕ

Дмитрий Быков Дмитрий Быков Дмитрий Львович Быков — русский писатель, поэт, публицист, журналист, литературный критик, преподаватель литературы, радио- и телеведущий. Биограф Бориса Пастернака, Булата Окуджавы, Максима Горького и Владимира Маяковского. Лауреат множества литературных премий, среди которых «Большая книга» и «Золотое перо России».




АВТОР О КНИГЕ

«Ни одна книга не давалась мне так трудно, как эта, но и ни одна книга не рассказывала обо мне так много ужасных вещей». Дмитрий Быков


ПОЧЕМУ СТОИТ ПРОЧЕСТЬ

Быков так подробно описывает открытия героя, что закрадывается подозрение, не использует ли он сам эту «уникальную методику»? Но это - игра с читателем, где определяющую роль играет конструкция произведения, внутрь которой можно поместить любой сюжет, любой жанр и набор звуков.


ЦИТАТЫ
«Они встретились в буфете «Октябрьской». Рядом шумно обедали какие-то полярные летчики. Боря с Ивановой разговаривали тихо, как больные среди здоровых. Оба с первого взгляда поняли, что черная метка на них одна и оба были не из этих лет. Еще повезло вам, сказала она, закатывают и дальше по нашим-то статьям. Его не покоробило это «наше», хотя раньше он бы отдернулся. Да, еще, вы не удивляйтесь. Я ехала, все понимала, но не могла представить... Мы думаем, что там хоть что-то общее... с ними, с прежними. Хотя бы внешняя оболочка. Этого нет. – Как? – не понял Боря. – Так. Их просто нет. Это другая форма исчезновения. Даже если когда-нибудь, непостижимым образом они вернутся, – это будут совсем не они. Просто не ждите. Если вы действительно едете, – кажется, она не верила, что кому-то, кроме нее, обломится такая милость, – то не ждите, что вот... Там ничего, ни-че-го. Постарайтесь как-то заранее… Я не смогла скрыть, и он все прочел по глазам. И так улыбнулся, знаете... так, как мой муж никогда бы не улыбнулся».

«Надо было как можно скорей сочинить остальное, как можно больше выхватить из внезапно приоткрывшегося окна, которое вот-вот должно было затянуться снова, – тем более что и вечер начинал сгущаться, и было странное чувство, что кончается нечто огромное <…> Может быть, кончалось и само это жалкое чувство весеннего воскрешения, равноденствия (ах да – он вспомнил! – равноденствие), и подступало нечто гораздо более грозное».

«...всякий моральный выбор непременно превращал тебя в подлеца: если ты сопротивляешься, ты желаешь зла миллионам, которые счастливы. Если не сопротивляешься, ты предатель собственных взглядов. Слово «предатель» вообще становилось самым употребительным.







Смотрите также
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Быков Дмитрий Львович
Новости