Книги для тех, кто соскучился по контркультурной прозе.

Многие хотят вернуть две тысячи седьмой год, который, помимо всего прочего, запомнился ярко-оранжевыми обложками серии книг «Альтернатива». Кроме невероятно модного Паланика, здесь также выходили книги Хантера Томпсона, Уильяма Берроуза, Стюарта Хоума и других контркультурных авторов.

В начале нулевых «Альтернатива» открыла российским читателям знаковые произведения американских и европейских андеграундных писателей. Это были как книги, заслужившие статус культовых для поколений битников, хиппи и панков, так и сочинения, вышедшие уже в 90-х годах.

Нас часто спрашивают, планируются ли допечатки этой замечательной серии. Начнем с неприятного: «Альтернатива» закрыта, и никаких допечаток, и уж тем более новых книг, не будет. Однако любители подобной литературы могут обратиться к серии «Чак Паланик и его бойцовский клуб». Вопреки названию, здесь издается не только Чак Паланик и его «Бойцовский клуб», но и другие ваши любимые писатели.

Хантер Томпсон – «Поколение Свиней»


В 1986-1988 гг. Хантер С. Томпсон, знаменитый автор «Страха и отвращения в Лас-Вегасе», вел еженедельную колонку в San Francisco Examiner. Статьи, собранные под этой обложкой, – это летопись жизни Поколения свиней, чьи злые дела чувствуются во всем: от дела «Иран-контрас» до сообщения в СМИ об урагане «Глория»; от аппаратов для измерения артериального давления до Суперкубка; от чудовищ, которые управляют Денверским аэропортом, до разгула телепроповедников. Несравненный «доктор Гонзо» проделал немалый путь в поисках разумной жизни, а вместо нее обнаружил лишь полное безумие.


Уильям Берроуз – «Пристань святых»


«Пристань святых» (сейчас готовится к выходу) называли и «постмодернистским опытом автобиографии», и «путеводителем по Дантову аду человеческой психики», - но никакие определения не могут в полной мере передать всю глубину этой книги. Психоделическое путешествие героя постепенно превращается в подлинную одиссею по темным закоулкам времени и пространства, искусства, философии и сексуальности.


Джефф Нун – «Вирт»


Будущее. Близкое будущее. Время виртуальной реальности — и новых «средств», расширяющих сознание до невероятного предела. Время, когда компания отвязных молодых парней и девушек начинает странную Игру. Игру, в которой много правил, но первое из них: «Будьте осторожны. Будьте очень осторожны!» Перед вами — «Вирт». Книга, после которой окружающий мир для вас изменится навеки!


Кэтрин Данн – «Любовь гика»


Эксцентричная, остросюжетная, странная и завораживающая история семьи "цирковых уродов". Строго 18+! Итак, знакомьтесь: семья Биневски. Родители – Ал и Лили, решившие поставить на своем потомстве фармакологический эксперимент. Их дети: Артуро – гениальный манипулятор с тюленьими ластами вместо конечностей, которого обожают и чуть ли не обожествляют его многочисленные фанаты. Электра и Ифигения – потрясающе красивые сиамские близнецы, прекрасно играющие на фортепиано. Олимпия – карлица-альбиноска, влюбленная в старшего брата (Артуро). И наконец, единственный в семье ребенок, чья странность не проявилась внешне: красивый золотоволосый Фортунато. Мальчик, за ангельской внешностью которого скрывается могущественный паранормальный дар.


Джон Кеннеди Тул – «Сговор остолопов»


Новый Орлеан. Город, в котором смешалось невообразимое множество рас, характеров, вер и увлечений. Парадная роскошь – и задние улочки, где жизнь кипит и днем, и ночью. И именно здесь живет один из самых причудливых литературных персонажей Игнациус Райлли, или просто Туся, как зовет его мать. Он лентяй – но лентяй деятельный и страстный. Обжора, посмешище, идеолог и идиот, точно знающий, как наилучшим образом обустроить окружающий мир. Дон Кихот и Фальстаф в одном теле, он отважно выступает против Фрейда, гомосексуалов, гетеросексуалов, протестантов и всевозможных излишеств современности, набивая шишки и синяки и демонстрируя их с гордостью орденоносца.


Роберт Пёрсиг – «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом»


Книга «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом» возродила во второй половине двадцатого века жанр «философского романа-путешествия» века восемнадцатого. В романе Роберта Пёрсига необычно все – даже имя главного героя, философа-мотоциклиста, сразу отсылает читателя к теме «Диалогов» Платона и его идеи познания истины в спорах. Но еще более нестандартна сама тема романа: мы живем в рациональное время, и изменить этого нам не дано. Однако как совместить рационализм времени с идеализмом творческого начала? Возможно, помогут поиски новой философской теории, объединяющей в себе традиции Запада и Востока?..


Дуглас Копуленд – «Пока подружка в коме»


Конец света подкрался незаметно. И, честно говоря, очень вовремя. Это главная мысль самого постмодернистского романа Дугласа Коупленда, о котором критики писали: «Сюжет, достойный Воннегута, автора изложил в саркастической манере Брета Истона Эллиса». Его можно назвать ироничной антиутопией, социальной сатирой, интеллектуальной фантастикой и даже «романом взросления», но для читателя важнее другое: от этой книги просто невозможно оторваться.