История Российского государства в романах и повестях

543
О серии
Количество книг в серии: 8
Об авторе

Акунин Борис

Акунин Борис — российский писатель, учёный-японист, литературовед, переводчик и общественный деятель. Помимо романов и повестей из серии «Новый детектив», которые принесли ему известность, Акунин создал серии «Провинциальный детектив». В 2000 году Акунин был номинирован на премию «Букер — Smirnoff» за роман «Коронация, или Последний из Романов», однако не попал в число финалистов. В том же году был номинирован и стал лауреатом премии «Антибукер» с «Коронацией». В 2003 году роман «Азазель» попал в шорт-лист Британской Ассоциации писателей-криминалистов в разделе «Золотой кинжал».

Рассказать друзьям:

Акунин Борис

"... Но Господь судил иначе. Взял отрока робкого, в себя не верящего, ни к какому делу непригодного, за шкирку, будто котенка. Швырнул в стремнину. Можешь — плыви. Не можешь — тони..."
Начало XIII века. Русь раздроблена и слаба. Для Ингваря власть – тяжкая ноша, а долг перед подданными его небогатого княжества требует работать усердно, не зная отдыха. Вот уже и люди начали сводить концы с концами, и хрупкий мир с опасными соседями-половцами держится, и правитель наконец осмеливается поверить в скорое счастье. Но что будет, если человек, на плечо которого Игварь вправе рассчитывать, не сможет пройти искушение властью?
В книгу вошли "Плевок дьявола" и "Князь Клюква", являющиеся частью проекта Бориса Акунина "История Российского государства в романах и повестях".

Акунин Борис

"История делается не в лесах и степях, а в Византии и еще нескольких местах, освещенных солнцем исторической памяти. Весь остальной мир погружен в сумерки, где копошатся какие-то смутные тени, которые потом исчезают бесследно… ", — убежден отмеченный знаком особенной судьбы герой романа "Огненный перст". Однако именно такие "тени" нередко меняют ход времен. Самые поразительные, переломные моменты разных эпох показаны глазами представителей одной необычной семьи, от приключений которой захватывает дух даже у искушенного читателя!
Середина IX века. Дамианос Лекос, сын славянской рабыни, обладающий редкими способностями и возможностями, отправляется из греков в варяги…

Акунин Борис

"Русские не римляне, им хлеба и зрелищ много не нужно. Зато нужна великая цель, и мы ее дадим. А где цель, там и цепь... Если же всякий начнет печься о собственном счастье, то, что от России останется? "
Пьеса "Убить Змееныша" закрывает тему ХVII века в проекте Бориса Акунина "История Российского государства" и заставляет задуматься о развилках российской истории, о том, что все и всегда могло получиться иначе.
Пьеса стала частью нового спектакля-триптиха РАМТ "Последние дни" в постановке Алексея Бородина, где сходятся не только герои, но и авторы, разминувшиеся в веках: Александр Пушкин рассказывает историю "Медного всадника" и сам попадает в поле зрения Михаила Булгакова. А из XXI столетия Борис Акунин наблюдает за юным царевичем Петром:"…И ничего не будет. Ничего, о чем мечтали… Ни флота. Ни побед. Ни окна в Европу. Ни правильной столицы на морском берегу. Ни империи. Не быть России великой…"

Акунин Борис

"По-божьи, может, и не так. А по-человечьи так. Люди делятся на своих и чужих. Свои — те, кто с тобой и за тебя. Они-то и есть настоящие люди. Чужие — или враги, или никто. Они не имеют никакой важности. Своя собака дороже чужого хана. Со своими, как с чужими, обходиться нельзя. И наоборот: поступать с чужими, как со своими, тоже неправильно…

В начале XIII столетия Русь столкнулась не только с непобедимым врагом, но и с другим взглядом на мир. Борис Акунин в жесткой, драматической повести "Звездуха" рассказал о тяжелейшем времени противостояния монголо-татарской орде… и о невозможной самоотверженной любви.

Акунин Борис

"Москва идет! Хоронись!"   кричали на Руси испокон веков, боясь скорой на расправу и безжалостной власти.
Роман "Вдовий плат", действие которого происходит в 1470-х годах, посвящен столкновению двух систем государственного устройства: тоталитарной  московской и демократической новгородской. Роман является художественным сопровождением третьего тома "Истории Российского государства", посвященного периоду освобождения Руси от иноземного владычества до великой Смуты.

Акунин Борис

"Я всегда это знал: я один из всех человеков чувствую боль по-настоящему. Такое мне испытание от Господа. Прочие на пытке и визжат, и бабьим голосом орут, а все притворство. Им бы, как мне, один денек головной болезнью помаяться…" Повесть "Знак Каина", часть проекта Бориса Акунина "История Российского государства", описывает один день из жизни Иоанна Васильевича, царя, прозванного Грозным. Целая страна оказалась в заложниках его безумия, хотя сам он считал, что лишь исполняет высшую волю: "И делается мне по душевной моей благости умилительно. Вот ведь нередко бранюсь я, неблагодарный, на народ мой, а русский народ всех прочих языков возвышенней, Божьей воле и государю своему покорней. Поляки или немцы, да те же татаре давно взбунтовались бы, не стерпев испытаний – и тем огневили бы Господа, и погубили бы свои души. А мои голуби терпят и мою ярость, и мое окаянство. За то и спасутся".

Акунин Борис

"Бох и Шельма" – плутовская повесть о русском средневековье, а еще это уникальная возможность для читателя задуматься о ключевых вопросах, ответы на которые и сегодня остаются открытыми. Немецкий купец Бох знает, что русский парень Яшка - продувная бестия, но все равно нанимает его на работу. Зачем? Бох говорит: "На свете знаешь чего меньше всего? Нескучного. От людей мне давно скучно, а ты занятный. Дорога-то длинная". Изворотливый ум несет Яшке и удачу и беды — то он вор, а то герой. Начиная с мелкого жульничества, Шельма постепенно дорастает до первого крупного дела…

Акунин Борис

"Страна, которую мы называем Древней Русью, так сильно отличалась от России послемонгольской эпохи, что через толщу минувших столетий кажется нам какой-то сгинувшей, легендарной Атлантидой… Был ли на самом деле Рюрик? Приглашали ли славяне варягов? Прибивал ли Олег щит на врата Цареграда?" Борис Акунин адресует свою историю отечества широкой читательской аудитории: людям, которым интересно узнать (или вместе с автором увлеченно вычислить), как было на самом деле. И попытаться понять, чтó в нашем тысячелетнем государстве так и чтó не так (и почему).