Свернуть меню
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
МЕНЮ

Возвращение к Шекспиру

26.04.2016

Российский филолог, переводчик, профессор, действительный член Королевского бэконианского общества Марина Дмитриевна Литвинова больше пятидесяти лет занималась вопросами авторства наследия Уильяма Шекспира и пришла к собственному сенсационному открытию. Марина Дмитриевна рассказала нам, из-за чего вот уже 150 лет воюют шекспироведы, почему у знаменитого портрета драматурга два правых рукава и что нужно делать, чтобы дети не прошли мимо Шекспира.


MDLitvinova.jpg- Марина Дмитриевна, всю свою жизнь Вы посвятили изучению Шекспира, казалось бы, из ученного вдоль и поперек, признанного во всем мире автора. Что Вас подвигло к этому?
- Всю жизнь – не совсем точно. Шекспир вошел в мою жизнь, когда мне было тридцать два года. Через пять лет эта монументальная фигура культурной истории мира в моем сознании заколебалась. И оказалось, что не так уж хорошо он изучен.


Я занималась переводами «Гамлета» на русский язык и очень скоро принц Гамлет вызвал в моем уме и сердце протест – не мог ростовщик и откупщик, коим и был Шакспер из Стратфорда, написать такой трагедии. Я отправилась в Ленинку. К удивлению обнаружила, что не одна я так думаю, уже предложено несколько кандидатов. И меня охватило жгучее любопытство, кто же действительно написал «Гамлета, принца Датского». Следующие пятьдесят  лет и были посвящены поискам авторства Шекспира. Было бы куда лучше, если бы это со мной случилось еще в школьные годы. Тогда я бы уже в пятьдесят лет знала то, что знаю сейчас. Моя гипотеза: Уильям Шекспир – псевдоним двух авторов. Один – Учитель, Фрэнсис Бэкон, другой – Ученик, Пятый граф Ратленд,  поэт милостью Божией. 

- А сколько всего на сегодняшний день «ходовых» гипотез об истинном Шекспире?
- Существует порядка 10 кандидатов на роль автора.  В Англии и Америке идет ожесточенная борьба стратфордианцев и антистратфордианцев. Лагерь антистратфордитанцев возглавляет Аликсандр Во, поэт, музыкант, издатель, внук великого английского романиста Ивлина Во. Он же Президент международного Общества авторства Шекспира (SAC). Достижение последних лет – проблемы, связанные с авторством Шекспира проникают за стены университетов, начинают считаться научной отраслью шекспироведения. Разногласие не миновало и королевской семьи. Муж королевы Елизаветы принц Филипп – антистратфордианец, он склоняется к мысли, что Шекспиром был сэр Генри Невилл. А сын его, Чарльз – ярый стратфордианец. Таким образом, Шекспировский вопрос, которому уже более полутора веков,  хоть и медленно, но с успехом завоевывает позиции.

- Все спорят о личности автора, но только Вы предположили, что этих личностей было две. Как Вы пришли к такому выводу?
- До того как приступить к собственным изысканиям, я, где только могла, рассказывала о своих сомнениях и излагала гипотезу, основательно разработанную бельгийским профессором Селестином Дамблоном. Он считал бесспорным автором шекспировского наследия Роджера Мэннерса Пятого графа Ратленда. Дамблон основывался на фактах и хронологических совпадениях жизни Ратленда и развития драматургического творчества Шекспира. Например, Ратленд умер в 1612 году, а последнюю пьесу Шекспира, «Бурю», играли при дворе в ноябре 1611 года. Дамблон был въедливый и пытливый исследователь. Единственное уязвимое место – Ратленд чуть-чуть опоздал родиться. Он не мог написать исторических хроник, поскольку был слишком молод для такого труда.


В середине XIX века одна умная, талантливая американка предположила, что истинным Шекспиром был Фрэнсис Бэкон. Казалось бы, идеальный претендент на авторство, но он не писал стихов. И вдруг я подумала – а что, если соединить вместе именно их, Бэкона и Ратленда? Ведь Бэкон был опекун и учитель молодого Ратленда, сопровождал его на похороны отца… И тогда все стало на свои места.

- Почему же они не подписывались своими именами, зачем скрыли свой творческий союз?
- Дело в том, что в то время никакой тайны не было. Королева Елизавета, граф Саутгемптон, и другие придворные прекрасно знали, кто автор, об этом просто не было необходимости писать. Пятьдесят шесть именитых людей того времени – поэты (в том числе Бен Джонсон и Джон Донн), юристы, просто друзья, один священник – посвятили Томасу Кориэту (еще один псевдоним Ратленда, 1611г.) шутливые, добрые панегирики, из коих ясно, что все они были в курсе дела. Подтверждают гипотезу и сатиры Джона Марстона и Джосефа Холла, опубликованные в конце XVI века, комедии Бена Джонсона  Никто же не писал во времена Горького, вот, мол, какие дела, Горький-то – мещанин Пешков. Всем это было известно. Конечно, об истинном авторстве актеры шаксперовской труппы, может, и не знали, но люди круга Ратленда и Бекона все были осведомлены. 

- Как же получилось, что это знание исчезло? 
- Шакспер умер в 1616 году, а в 1641 году в Англии началась гражданская война, длившаяся с перерывами почти двадцать лет. В войне победили пуритане, Англия провозглашена республикой, король казнен, двор перестал существовать. Театр, рассадник греховных забав, был, как общественный институт, уничтожен, в 1642 сожжены все театры. Не погибли только ростки занимавшейся науки, нового знания. И только после Реставрации королевской власти 1660 года появилась первая робкая биография Шекспира в третьем томе «Знаменитые люди Англии», изданном посмертно в 1662 году.  Автор ее Томас Фуллер, капеллан королевской армии, еще до революции начал писать историю Англии через ее знаменитых людей. И вот теперь, приезжая с военным отрядом в какой-нибудь город,  спрашивал его жителей о знаменитостях. Так он верхом приехал в Стратфорд, где ему сказали: как же, как же, у нас похоронен знаменитый поэт Уильям Шекспир. И показали ему в местной церкви памятник. Правда, лицом этот Шекспир совсем не походил на поэта. А в 1664 году вышло третье фолио Шекспира. Так и прилепился стратфордский Шакспер с лицом унылого торговца шерстью к великому Шекспиру. 

- Но куда же смотрели исследователи, биографы, если подлог так очевиден?
- Дело в том, что в течение XVIII века первые исследователи Шекспира сделали из него культ. Между тем, о Шекспире, как о человеке, почти ничего не знали. Лишь в XIX веке стало известно, что стратфордский Шекспир был ростовщик, откупщик, прятал зерно, не продавал беднякам, а ждал голода, чтобы продать подороже. Это огорчало, не вязалось с образом поэта, рождаемым пьесами. Чего только шекспироведы XIX века не выдумывали, чтобы избавиться от этой несообразности. Беда была в том, что уже 100  с лишним лет стратфордский ростовщик почитался величайшей национальной святыней. Один шекспировед второй половины XIX века в отчаянии предположил: Шекспир погружался в хозяйственные заботы, чтобы не сойти с ума после сочинительства, например, «Короля Лира». Но уже было известно, что в завещании Шакспера ни слова не сказано ни о рукописях, ни о библиотеке,  а у великого драматурга она непременно должна была быть!  К тому же, и современники Шекспира оставили для нас недвусмысленное свидетельство того, что пьесы Шекспира писали два человека. Cловом, рано или поздно должно было наступить прозрение.

- Вы имеете в виду две правые руки на портрете Шекспира?
- Конечно! Это, пожалуй, главное доказательство. Я часто смотрю на этот портрет Шекспира на титуле Первого Фолио. Слишком высокий лоб, прямо-таки двойной. И два правых рукава. Когда я сказала об этом в Вашингтоне, в Фолджере, лучшей в мире шекспировской библиотеке, мне отвечали, это же гравюра, а гравюра является зеркальным отражением рисунка, значит, на титуле две левых руки. Но книга-то очень дорогая, с волнистым золотым обрезом, бумагу заказали во Франции, тираж около 750 экземпляров, и автор – «звезда поэтов». Так неужели ее издатели поскупились нанять искусного гравера? Я исследовала, как работают граверы. Первое, что они учитывают, – обратное изображение. Таких гравированных портретов в то время было немало. А что если гравюра была изначально замышлена как портрет, ведь фолиант предназначался для грядущих поколений? Он будет неоднократно переиздаваться, и читатель, по обыкновению, будет видеть на титуле не гравюру, а портрет драматурга, и на нем два правых рукава, то есть, две правых руки. А это совсем простой символ: к пьесам приложили руку два автора. Но есть еще один портрет, о нем в популярных изданиях не упоминают. Это портрет на шекспировском поэтическом сборнике 1640 года, изданном Джоном Бенсоном. На нём рукав, символизирующий вторую пишущую руку, занавешен плащом, а в открытой руке (портрет поясной) поэтический символ – лавровая ветвь. И этот портрет таит послание: стихи написаны одной правой рукой.

- Что думает обо всем этом традиционное шекспироведение?
- Традиционное шекспироведение, для которого Шекспиром был уроженец Стратфорда, лондонский актер Уильям Шакспер, или не дает никаких ответов, или дает спорные и малоубедительные. Делится шекспироведение на две группы – исследователи текстов, источников, параллельных мест, поэтической формы, и авторы шекспировских биографий. Первые собрали бесценный фактический материал, за что огромное им спасибо, вторые поражают читателя разнобоем существующих взглядов на Шекспира-человека. Все биографы сходятся в немногих фактах – год рождения, смерти, женитьба, дети, лондонская карьера актера. Остальное толкуют всяк по-своему. С каждым годом множится число людей, желающих высказаться о Шекспире. И постепенно живой, теплокровный, веселый и страдающий Шекспир, просвечивающий в его произведениях, полностью растворился во  множестве амбициозных, глупых, бесстыдных (пример последних – Грэм Холдернесс, «Девять жизней Уильяма Шекспира», 2011 г.) биографий. 


Сам Холдернесс, профессор одного из британских университетов, романист и поэт, в предисловии к своей книге замечает: раз уж нет никаких подробностей земного бытия Шекспира, можно пользоваться преданиями и прибегать к вымыслу, что он и делает. Так что на самом деле Шекспир сегодня неизвестная величина. 

- То есть, Шекспира толком никто не знает?
- Мало кто знает, скажем так, оттого и понимают немногие. Это относится не только к широкой публике. На слуху только четыре знаменитых трагедии и несколько комедий. Если комедию «Сон в летнюю ночь» зритель пойдет смотреть еще раз, то «Короля Лира» вряд ли захочет смотреть повторно. Да и  режиссеры не готовы ставить эту трагедию, а если и ставят, то зачастую предлагают публике собственные фантазии на темы, предложенные Шекспиром. Из-за нерешенных загадок и отсутствия органической связи между личностью Шекспира-Стратфордца и шекспировскими произведениями, связи, которая узаконена многовековым опытом всемирной литературы, авторский замысел остается непостижимым не только для режиссеров, но и для читающей публики. От этого произведения Великого барда читаются неохотно, если вообще читаются. 

- Да, сегодня нечасто встретишь школьника, который бы искренне полюбил Шекспира, пройдя его по программе.
- Точнее сказать, пройдя мимо него. Если рассказывать биографию стратфордского Шекспира по вертикали – вот он родился, женился, приехал из Стратфорда в Лондон, стал актером, пайщиком театра, писал пьесы, умер – скуки не оберешься. Но, главное, Шекспир как писатель и человек останется невидимкой. А ведь именно в школе следует развиваться пытливость. В подростковом возрасте мозг все схватывает, запоминает, его можно сильно заинтересовать, особенно если предложишь загадку. А творчество Шекспира и есть такая загадка. Вернее сказать, сотни нерешенных загадок. Вот одна из них. Дайте старшекласснику прочитать в русском переводе комедию «Сон в летнюю ночь» и трагедию «Король Лир». Первое, что вы услышите от него – Неужели это написал один и тот же писатель? 

- Вы считаете, дело в том, что эти пьесы писались разными людьми?
- Не совсем так. «Двенадцатая ночь», как полагают, написана в 1600-1601г. Это задорная, остроумная, очень веселая комедия. А в 1603 году выходит Первое кварто «Гамлета», и начался период великих трагедий. Cреди них «Тимон Афинский», пьеса о легендарном человеконенавистнике Тимоне, которая считается одним из самых сложных и тёмных произведений. Что же случилась в эти год-полтора, легшие между двумя шекспировскими пьесами? Что привело в такое смятение душу и ум автора? Объяснения этому у традиционного шекспироведения нет. Предполагают, что была какая-то личная трагедия. Да, 7 сентября 1601 года умер отец Шекспира, Джон Шекспир, это большое горе. Но никаких других потрясений не было, а смерть отца, конечно, не могла погрузить душу в безысходный мрак на несколько лет. Что же так подействовало на мироощущение Шекспира? Сегодня очевидно, стратфордианская гипотеза эту загадку решить не может. Значит, нужна какая-то другая. Антистратфордианцы считают, что Шекспиром непременно должен быть друг и пособник Эссекса. Восстание Эссекса как раз произошло в феврале 1601 года. Длилось оно всего один день, заговорщики были арестованы, отправлены в Тауэр. Главные зачинщики –  граф Эссекс, граф Ратленд, граф Саутгемптон.  Эссексу отрубили голову, Саутгемптона заточили пожизненно в Тауер, Ратленда сослали в старый замок двоюродного деда. Многих казнили ужасной казнью. Нелепый бунт, судьи – вчерашние приятели, страшная гибель друзей – осмысление всего этого привело к смене мировосприятия от светлого к черному. Из всех наиболее подходящих претендентов только два принимали участие в заговоре Эссекса. Один –  граф Ратленд, второй – сэр Генри Невилл, появившийся только в 2005 году. Кто из них Шекспир? И этот вопрос исследователям предстоит решить.  

- Возвращаясь к теме школьной программы, хотелось бы спросить: с чего Вы рекомендовали бы школьникам начинать знакомство с Шекспиром? Всё-таки, это не самые простые для восприятия тексты.
- Знаете, как я приучила Машу, свою дочку, к Шекспиру? Это была очень удивительная история. Мы купили дом в деревне и летом поехали туда жить. Она очень любила читать, уже училась во втором классе, но я не взяла с собой ни одной детской книги – только третий том Шекспира, специально, в этом томе только комедии. И поставила его на маленькой полочке над диваном. Как-то прихожу, Маша лежит на диване, читает и хохочет. «Мамочка, а у нас еще есть книги этого автора?». К концу школы она хорошо знала все пьесы Шекспира, даже «Зимнюю сказку» и «Цимбелина». Не только обогатился ее внутренний мир, но и выработалось чуткое неприятие в литературе празднословия и пошлости, этому способствовало, конечно, и чтение великой русской поэзии и прозы, что помогало ей в ее редакторской и авторской деятельности.     


Очень важно, чтобы ребенок не для галочки, а с живым интересом читал Шекспира, погружаясь в эпоху четырехвековой давности. Это не только развивает пытливость и образует вкус, но  и пробуждает чувство причастности к ходу истории, предыдущим поколениям, зримое осознание толщи прошедших веков, их целенаправленной переменчивости. Ничто этому не способствует больше художественной литературы, не ремесленной, а истинной. Шекспир – ее величайший представитель, и это не банальность, а бесспорная истина, которую полезно понять еще в ранней юности.

В 2016 году в издательстве АСТ вышло подарочное издание «Ромео и Джульетты» с новыми иллюстрациями Александры Семёновой. 

Оформление пьесы прекрасно передает дух средневековой Вероны – все интерьеры и виды художница рисовала с натуры, отправившись на родину самых знаменитых влюбленных всех времен.


Book_2.jpg

Возможно будет интересно

Подпишитесь на новости

Раз в неделю о книгах, авторах и событиях