Закончилась пресс-конференция Джорджа Мартина, но многие вопросы читателей так и остались без ответа. Представляем вам список не самых оригинальных вопросов, которые не были заданы на пресс-конференции, так как писатель уже неоднократно на них отвечал. Возможно, среди них есть и ваш.






Когда выйдут «Ветра зимы»? Написаны ли «Ветра зимы»? На каком этапе написания «Ветров зимы» вы находитесь?


Любой прогноз относительно сроков завершения шестой части саги «Песнь Льда и Пламени» был бы сейчас скоропалительным и условным. Сам Джордж Р. Р. Мартин неоднократно отмечал, что о завершении книги будет заявлено непосредственно перед ее публикацией. С большой осторожностью можно предположить, что это случится в грядущем 2018-м году.



Следите ли вы за развитием событий в 7-м сезоне телесериала «Игра престолов»? Нравится ли вам 7-й сезон телесериала «Игра престолов»? Что ждет зрителя в 7-м сезоне телесериала «Игра престолов»?


Вотчина Джорджа Р. Р. Мартина – это в первую очередь писательство, а потом уже съемки телесериала. На данный момент автор работает над книгой, поэтому ему некогда смотреть новый сезон «Игры престолов», и он будет искренне благодарен вам за отсутствие спойлеров!



Готов ли сценарий для 8-го сезона телесериала «Игра престолов»? Что ждет зрителей в 8-м сезоне телесериала «Игра престолов»? Станет ли 8-й сезон телесериала «Игра престолов» финальным?


О 8-м сезоне «Игры престолов» пока известно только одно – он будет. Что касается содержания сезона, очевидно, что любые попытки пересказать его – не что иное, как спойлер (причем не только 8-го, но и едва вошедшего в свои права 7-го сезона), в котором не заинтересованы ни зрители, ни создатели сериала, ни Джордж Р. Р. Мартин.



Как соотносятся содержание книг и сюжет сериала?


«Их нужно воспринимать раздельно… Это различные сферы творчества, представляющие различные версии одной истории… Мы бы до сих пор не продвинулись дальше первой книги, если бы дословно экранизировали каждую сцену, страницу или диалог. Нужно что-то сокращать, объединять, упрощать — и это сложные решения. Поймите и примите это».



Какие персонажи книг и сериала – любимые?


Джордж Р. Р. Мартин не задумываясь называет своим любимцем Тириона Ланнистера. Однако он неоднократно отмечал, что любит всех своих героев, даже Джоффри: «Не стоит давать неограниченную власть тринадцатилетнему. Будь я королем в этом возрасте, я легко мог бы приказать своим школьным обидчикам сражаться насмерть. Это было бы потрясающе!».



Какую сцену в книжной серии «Песнь Льда и Пламени» было написать тяжелее всего?


В своих интервью Джордж Р. Р. Мартин говорит, что эта сцена, несомненно, Красная свадьба:

«Я знал, что Красная свадьба рано или поздно случится, я запланировал ее задолго до написания, но когда я добрался до этой главы, то есть написал уже где-то две трети «Бури мечей», то обнаружил, что конкретно эту главу написать не могу. Я пропустил ее и написал сотни последующих страниц — всю книгу, за исключением сцены с Красной свадьбой и сцен с ее итогами. Писать было сложно, ведь я так долго смотрел на мир глазами Кейтилин, и, конечно, я питал самые теплые чувства и к Роббу, хотя он никогда не был персонажем, глазами которого показывалось действие, скорее даже второстепенным героям. Я привязался ко всем и знал, что в этом месте книги они все умрут. Это была одна из самых сложных в написании сцен за всю мою писательскую карьеру, но это также одна из самых мощных сцен, которые я когда-либо написал».



Почему вы стали писателем?


«Ну, я не думаю, что это было сознательное решение, когда однажды я сел и сказал: «Ну и дела, начну-ка я писать!». В уме я всегда писал, даже до того, как собственно писать научился – я всегда придумывал истории. Даже будучи ребёнком и играя в игры, я изобретал героев, играл по сценарию, с историями, рассказывал их другим детям. Поэтому я не думаю, что писательское ремесло это что-то, к чему я пришёл после длительного обдумывания, это то, что всегда со мной, это моё место в жизни, с ним я родился.

Я начал посылать свои рассказы и публиковать их поначалу на фанатском уровне: учась в старшей школе, я был активным участником фэндома комиксов, который только набирал силу в Соединённых Штатах. Я был настоящим фанатом комиксов. Поэтому я писал огромное количество фантастических рассказов на эту тему, а затем, уже в колледже, поступила в продажу моя первая профессиональная книга
».



Кто воодушевляет вас как писателя? Кто ваши любимые авторы?


«Есть много авторов, которых я люблю. Но наибольший эффект на моё творчество оказали авторы, которых я читал в молодости. Я думаю, что те книги, что вы поглощаете на подсознательном уровне, ещё не умея писать, самые важные. Я имею в виду, что я вырос, читая Андре Нортон, Хайнлайна (первой серьёзной книгой, что подарили Мартину в детстве, была «Имею скафандр – готов путешествовать» Хайнлайна), Эрика Франка Рассела (замечательный, но незаслуженно забытый автор). Лавкрафт: когда я открыл для себя Лавкрафта, то пришёл в неописуемый восторг, по причинам, которые я не могу объяснить, хотя мне уже далеко не пятнадцать [смеётся].

Список моих любимых авторов очень разнообразен. Я большой поклонник Джека Вэнса. Даже не знаю, что в нём такого… Вэнс сильно повлиял на Таффа, и этот эффект был заметен ещё в первой истории, «Тварь Норна», которая была моей первой сознательной попыткой писать истории в стиле Джека Вэнса, и если вам понравилась «Тварь Норна», то знайте, что я очень старался подражать Вэнсу. И другие приключения Таффа также очень сильно похожи на книги этого автора. Но даже, несмотря на это, я всё равно считаю, что Вэнс положительно повлиял на мой стиль.

В те дни я много читал книг авторов того жанра, в котором я работаю. Лари МакМатри, Вильям Голдмэн, Пэт Конрой. Список получится довольно длинным. Правда, могу кого-нибудь забыть
».



Что писать проще — сценарии или романы?


«Формально сценарии пишутся легче, но это не так. Но нужно учитывать некоторые сложности. Романы пишутся для себя, для читателя, для редактора, который может помочь и что-то предложить, но в конечном счете ты сам себе хозяин. При работе над сценарием ты работаешь с другими авторами, продюсерами, режиссерами, актерами, цензорами — и у каждого свое мнение, которое нужно учесть, заново переписать все до тех пор, пока все не будут удовлетворены. От этого с ума можно сойти».



Что писать проще — сценарии или романы?


«Формально сценарии пишутся легче, но это не так. Но нужно учитывать некоторые сложности. Романы пишутся для себя, для читателя, для редактора, который может помочь и что-то предложить, но в конечном счете ты сам себе хозяин. При работе над сценарием ты работаешь с другими авторами, продюсерами, режиссерами, актерами, цензорами — и у каждого свое мнение, которое нужно учесть, заново переписать все до тех пор, пока все не будут удовлетворены. От этого с ума можно сойти».



Вас часто сравнивают с Толкином. По вкусу ли вам это?


«Толкин — создатель современного фэнтези. Оказаться в одном списке с ним — это даже комплимент. Меня могли сравнить с писателями, которые не так хороши».



Перечитываете ли вы свои собственные книги?


В интервью Джордж Р. Р. Мартин рассказывает, что не перечитывает свои книги для удовольствия, но, начиная работать над новой главой персонажа, читает одну-три последних главы, чтобы подхватить стиль повествования.



Ожидали ли вы нынешнего успеха?


«Даже не помышлял. Да и ожиданий никаких не было. Все-таки это происходило 20 лет назад, и я к тому дню писал уже 20 лет — первую свою историю я продал в 1971 году. До Песни Льда и Пламени я уже опубликовал пять романов и бессчетное число рассказов, работал на телевидении и в кино; за это время я успел усвоить один урок: глупо рассчитывать на успех или ожидать его. Каждая книга, каждый фильм — это лотерея. Делай, что должно и как можно лучше, но лишь фэны и читатели определят, насколько хорошо у тебя вышло.

Именно читатели сделали серию успешной — все было совсем не так в 1996 году, когда вышла первая книга. Успех приходил понемногу, с каждой новой книгой. Поначалу работало сарафанное радио, народная молва: читатели рекомендовали книгу своим друзьям, те — своим. Это был, как говорится, долгий и извилистый путь
».



Почему в ваших книгах много жестокости?


«…Я думаю, что даже в фэнтези, которая принадлежит к царству воображения и опирается на волшебные миры, – так вот, даже в фэнтези есть нужда говорить правду, пытаться отражать какие-то реалии того мира, в котором мы живем. Слишком многие пишут фэнтези заведомо нечестную, фэнтези, где полыхает пожар гигантской войны, но никого это особо не беспокоит. Мы видим опустошенные деревни, в которых жили безымянные крестьяне, и все они мертвы, но герои просто проносятся мимо, убивая людей направо и налево, оставаясь в живых в любой ситуации. Но это же вранье… Автор может ведь и не писать про войну. Не нужно писать про войну, если она вам неинтересна или вы находите ее чересчур жестокой. Но если уж вы решились на это, то должны писать правду, а правда состоит в том, что люди умирают, и умирают страшной смертью, и некоторые хорошие парни умирают тоже».

Смотрите также



Подпишитесь на новости