Первый в мире памятник Самуилу Маршаку открывается сегодня, 28 октября, в его родном городе Воронеже. Эта дата предваряет день рождения поэта, на стихах которого выросло не одно поколение читателей: 3 ноября исполнится 128 лет со дня рождения Самуила Яковлевича. Символично также, что событие выпало на 2015 год, объявленный в России годом литературы. Монумент будет установлен в центре города, недалеко от дома, где Маршак жил в 1916–1917 гг.

Автором первого памятника поэту стал воронежский скульптор Максим Дикунов. Он рассказывает, что однажды увидел его во сне. Образ мужчины в старомодном пальто и маленькой девочки рядом с ним был настолько ярким, что сразу же перешел в наброски будущей скульптуры, получившей название «Маршак и муза». Памятник будет установлен на народные средства, сбор которых продолжается по сей день.

Почему это произошло только сейчас и почему в стране до сих пор нет музея, посвященного Маршаку? Эти и другие вопросы мы задали внуку поэта Александру Иммануэлевичу Маршаку, которому принадлежат права на творческое наследие деда.

С.Маршак_памятник_b.jpg
- Здравствуйте, Александр Иммануэлевич. Скажите, пожалуйста, понравился ли Вам проект первого памятника Вашему деду? Был ли он с Вами согласован? 
- Да, я его видел, и мое мнение при его создании учитывали. Мне памятник понравился. Замечательная девочка-муза, символичная птичка, к которой она тянется…  Мой дед говорил, что всякое искусство хорошо настолько, насколько в нем содержится поэзия. Правда, потом с огорчением добавлял, что к стихам это тоже относится. Так вот, мне показалось, что поэтическая составляющая в этом памятнике есть. В нем нет никакого пафоса, нет монументализма. Это хороший памятник поэту и я рад, что первый памятник Маршаку встанет в городе, в котором дед родился.

- Как Вы думаете, почему первый памятник Маршаку появился только сейчас?
- Я думаю, что лучший его памятник - это его книги. А почему…  Знаете, у Самуила Яковлевича есть много стихов о времени и есть такие строки… 

«Мы принимаем всё, что получаем,
За медную монету, а потом —
Порою поздно — пробу различаем
На ободке чеканно-золотом».

Я думаю, что это проблема смутного времени, которое было у нас, в России… Людям было не до этого. Сейчас время пришло. Недавно в одной из дискуссий по поводу памятников Юрий Каннер (президент Российского еврейского конгресса) сказал, что с его точки зрения нужно ставить памятники гениальным и безукоризненно чистым людям Бунину и Маршаку. Учитывая, что Бунин был одним из любимых поэтов деда, это очень лестно.

- Насколько нам известно, в Москве, да и вообще в России нет не только памятника, но и музея Маршака…
- В свое время семья ставила вопрос о создании мемориальной квартиры, это было в конце прошлого века. Сначала мой отец пытался это сделать, когда его не стало, я продолжил. К сожалению, государство нас не поддержало в этом. Тем не менее, мы сохраняем кабинет Самуила Яковлевича в его первозданном виде, в музейном состоянии. Но это наша личная инициатива. Насколько я знаю, существует педагогический лицей имени Самуила Яковлевича Маршака в районе Академической улицы в Москве и там был небольшой музей, посвященный ему… 

- Издательство «Малыш» приурочило к этому событию сразу несколько уникальных книг Маршака, в выпуске которых Вы принимали непосредственное участие. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее.
- Действительно, за последнее время издан ряд очень важных, замечательных и красивых изданий, в частности, две книги Лебедева – «Бабушкины сказки», а также переиздание книги «Сказки. Стихи. Загадки», набор которой был рассыпан в 36-м году. Голубое издание, именно так оно было изначально задумано. Эта книга была создана в 35 году, потом были гонения на художников, и в частности под эту кампанию попал Лебедев. В «Правде» вышла  статья о «художниках-пачкунах», с нее все и началось. 

222.jpg
В 70-х годах мой отец был инициатором переиздания этой книги, с тех пор почти 50 лет она не переиздавалась  и вышла только недавно. Также сейчас подряд выходит чудесный сборник Конашевича и замечательная книга с рисунками Кабакова, которую мы на днях сдали в печать. Вышел потрясающий двухтомник с иллюстрациями Мая Митурича. Очень красивые книги оформляли молодые художники. Например, «Кошкин дом» с иллюстрациями Саши Семеновой получился просто блестяще.  Но самое лучшее и самое значительное, что было издано, это четырехтомное собрание избранных переводов Самуила Яковлевича с рисунками Фаворского и Полянского. Четыре полноценных тома, вышли они пару лет назад. Очень хорошее издание, если не видели – посмотрите, оно замечательное.

- Александр Иммануэлевич, сегодня Вы сами уже дедушка. Скажите, любят ли Ваши внуки стихи своего прапрадеда?
- Да у нас уже взрослый внук, ему 14, и маленькая внучка. Конечно, они любят Маршака. У нас есть традиция чтения вслух в семье. Отец мне в свое время много прочел. А я позволил себе начитать диск детских переводов деда. И  еще недавно выпустил по-настоящему большой диск. У Самуила Яковлевича Маршака была сестра Лилия Яковлевна, которая взяла себе псевдоним Елена Ильина. Она написала ряд очень талантливых книг, одна из которых – «Четвертая высота» об Гуле Королевой издавалась миллионными тиражами. В наше время не было семьи, в которой эту книжку не читали. В память о тете Леле я начитал этот диск… И когда увидел обложку, то сам удивился, потому что идет он 9 часов 36 минут. Получилась хорошая работа. Мне очень приятно, что она вышла в свет, потому что эту книгу немного забыли, а это одна из любимых книг моего деда. 

- Самуил Яковлевич Маршак был не только прекрасным детским переводчиком и поэтом, но также писал очень глубокие стихотворения, адресованные взрослым. Есть ли у Вас любимые строки, которые помогают Вам в жизни?
- О… Их немало…  Сейчас попробую выбрать, минуточку… Минуточку…

«Года четыре был я бессмертен, 
Года четыре был я беспечен
Ибо не знал я о будущей смерти
Ибо не знал я, что дед мой не вечен.
Вы, что умеете жить настоящим
В смерть, как беспечные дети, не верьте.
Миг этот будет всегда предстоящим
Даже за час, за мгновенье до смерти».