Владимир Шаров – писатель и историк, автор культовых романов «Репетиции», «До и во время», «Старая девочка», «Будьте как дети» – никогда не боялся уронить репутацию серьезного прозаика. Любимый прием – историческая реальность, как будто перевернутая вверх дном, в то же время и на шаг не отступающая от библейских сюжетов. 

шаров_обложка.jpg«Возвращение в Египет» – история в письмах семьи, связанной родством с… Николаем Васильевичем Гоголем. ХХ век, вереница людей, счастливые и несчастливые судьбы, до революции ежегодные сборы в малороссийском имении, чтобы вместе поставить и сыграть «Ревизора», позже – кто-то погиб, другие уехали, третьи затаились. И – странная, передающаяся из поколения в поколение идея – допиши классик свою поэму «Мертвые души», российская история пошла бы по другому пути…


Как это часто бывает, роман родился случайно. Я перечитывал собрание сочинений Гоголя и обнаружил на полях комментарии моего отца. Что написано, разобрать не сумел, но пометы были сделаны в тех же местах, на которых останавливался я сам. Пройти мимо таких вещей трудно. Потом меня вдруг стали приглашать на разные конференции, связанные с Гоголем. И так одно цепляло другое, правда, поначалу я думал, что дело ограничится небольшим эссе, и сам не понимаю, как и почему написал целый архивный фонд почти из тысячи писем.<…>

Гоголь один из центров притяжения большинства писем. Вообще, после революции многие взять того же Розанова стали считать, что Николай Васильевич как никто понимал, куда катится (вернее, куда, не разбирая дороги, несется) страна. О том же размышляют и мои герои, уже отступив от Гоголя на несколько поколений, прожив большую часть и своих жизней. Время ведь самый честный, часто и самый страшный комментатор того, что написано. И такой же комментатор твоя собственная судьба.

Но этот роман не только о Гоголе, он о нескольких запутавшихся поколениях, которые не знают, куда они идут. Жизнь героев так или иначе соотнесена с библейской книгой Исхода, отсюда и  название романа «Возвращение в Египет». Революция, гражданская война наш переход через Красное море, и вот посередине дороги, уже не видя ни египетского берега, ни синайского, не понимая, кто Моисей, а кто лжепророк, мы сбиваемся с пути и вместо Земли обетованной возвращаемся в египетскую пустыню, в еще горшее рабство.