Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Гуляем с книгой: на Север с романом «Вонгозеро»

Гуляем с книгой: на Север с романом «Вонгозеро»

23.06.2020

На этот раз, если вы возьмете в руки книгу «Вонгозеро» Яны Вагнер, то придется уже не просто прогуляться по городу, а сесть в автомобиль и проехать без малого 1600 километров, чтобы повторить опасный маршрут героев книги. Причем лучше всего обзавестись Mitsubishi Pajero, как у Сереги, абсолютного мачо, умеющего все на свете, неформального главы спонтанной экспедиции. Или 200-й Land Cruiser, как у зажиточного Лёни, едва оставшегося живым. Или Suzuki Vitara, как у Ани, главной героини, которая и поведала нам всю эту историю. С Витарой поаккуратнее, пожалуйста. – Ане, например, пришлось бросить свою машину где-то на правом берегу Онежского озера.

Дебютный роман Яны Вагнер 2011 года, который переведен на 11 языков, вошел в лонг-листы премий «НОС» и «Национальный бестселлер» и стал финалистом премий Prix Bob Morane и Grand Prix des lectrices de Elle. А в 2019-м, всего за несколько месяцев до того, как события романа чуть было не превратились в настоящую реальность, на экраны вышел сериал «Эпидемия», основанный на сюжете книги.

Все дело в том, что в дорогу героев произведения погнали не красоты севера и не какой-нибудь древний клад и жажда приключений, а необходимость убежать и спастись от безжалостно убивающего вируса и от людей, которые перед лицом надвигающейся катастрофы потеряли все человеческие качества.

Кроме темы апокалипсиса, Яна Вагнер рассмотрела обычные человеческие характеры, изменения в их поведении в экстраэкстремальных условиях. Но об этом вы прочитаете в самой книге. А мы же вам расскажем, каким маршрутом двигались герои к вожделенному Вонгозеру – просто выбранной в самой глуши точке на карте, где, возможно, их ждало спасение.

Путешествуйте с героями книг, делайте фотографии и размещайте их в любых соцсетях с тегом #гуляемскнигой. Лучшие фотографии будут опубликованы в специальной фотогаллерее на сайте ast.ru и в соцсетях Издательства АСТ.

Новая Рига. Новопетровское.

Сидя на карантине и работая на удаленке где-то в Подмосковье на Новой Риге, основываясь скорее на интуиции, чем на новостях, которым уже никто не верил, вполне благополучная семья бросает свой дом и отправляется прочь от Москвы.

Москва умирала от неизвестного вируса. Заразившиеся сгорали за неделю, а те, кто еще был жив, бросились из огромного смертельного города по всем направлениям, сметая все на своем пути. Мародеры сжигали разграбленные дома, а самой большой ценностью для тех, кто еще не потерял головы, становились канистры с дизтопливом и бензином.

«Мы на общей волне, так что никаких деталей — кто мы, где мы, на чем мы, поняла? Если этот мужик сказал правду, сейчас даже за тот небольшой запас топлива, который у нас с собой, нам снесет башку любой добропорядочный гражданин. Не говоря уж обо всех остальных, которых на этой трассе было полно даже в лучшие времена.

— Я знаю, — повторила я все так же раздраженно, и больше мы уже ничего не говорили. Молчал и Сережа; в полной тишине три наших машины свернули на развилке направо и сразу же въехали под табличку с надписью „Новопетровское“, за которой по обеим сторонам дороги начались жилые кварталы».

«Китайская стена» длинный дом на улице Костычева, 42.

Железнодорожный переезд сразу на выезде из Новопетровска

чем на мирное шествие железнодорожников. Тот самый переезд из романа вы встретите сразу на выезде из Новопетровска. 

«— Ну-ну, Аня, дальше ничего страшного. Обычная деревня. Кажется, это Нудоль. Нам даже проезжать ее не надо, она в стороне. Теперь до самого Клина будем ехать спокойно.
— Мы что, поедем через Клин? — спросила я, холодея. Мысль о том, что нужно будет проехать сквозь город — какой угодно город, — внушала мне ужас. — Мы же хотели объезжать города стороной?..»

Клин

Платная трасса М-11 Москва-Санкт Петербург в годы написания романа существовала только в планах, поэтому вспомните о поездках по старой Ленинградке. Именно к ней стремятся внедорожники, чтобы убраться подальше от московского очага страшной болезни.

«...этот город явно был жив. Волна, от которой мы бежали, еще не добралась до него, еще не заставила спрятаться прохожих, не перекрыла улицы, и это означало, что мы успеваем. Что мы похоже, еще не опоздали».

Тверь

В отличие от пандемии коронавируса, когда закрывали глухой стеной целые города с больными, в случае с более страшным вирусом, закрываться пришлось «здоровым» городам. И Тверь, наверное, была еще жива. Она закрылась от вируса и от всех приезжих грозными блокпостами в надежде спастись.

«Правый рукав трассы, ведущей в центр города, оказался перекрыт знакомыми бетонными балками, за которыми торчала приземистая бронированная машина на широких колесах. Над дорожным указателем возвышался огромный желтый плакат: „ВНИМАНИЕ, ВОДИТЕЛИ! ВЪЕЗД В Г. ТВЕРЬ ЗАКРЫТ. ПРОДОЛЖАЙТЕ ДВИЖЕНИЕ В ОБЪЕЗД — 27 КМ“.»
«Желтые плакаты — такие же, как тот, первый, встретились нам еще несколько раз. Они торчали по правой стороне дороги на всех съездах, ведущих к городу, и так же белели уложенные поперек куски бетона, за которыми ждали молчаливые, неподвижные военные машины».

Выползово

«Это случилось за Вышним Волочком. <...> Я увидела припаркованную под прямым углом к дороге бело-синюю машину ДПС с выключенными фарами, а возле нее, чуть впереди, человеческую фигуру в ядовито-желтом жилете. Увидев нас, человек в жилете поднял руку с жезлом и шагнул к дороге, и в ту же секунду Лендкрузер сбросил скорость, дал правый поворотник и начал медленно съезжать к обочине. Что она делает, идиотка, подумала я с отчаянием, ну какие здесь могут быть гаишники — сейчас, в это время, в этом месте? Я громко сказала „Марина!“, словно она могла меня услышать...»

Там, где обычная мирная жизнь уже дала сбой, где люди потеряли контроль над собой и убедились во вседозволенности ситуации, там начинался кошмар пострашнее убийственного, но предсказуемого вируса — непредсказуемые люди. На этот раз путешественников пронесло:

«...рация заговорила Сережиным голосом:
— Внимание в канале, на питерской трассе перед Выползово на дороге бандиты. Осторожнее, ребята, повторяю...»

Дальше путешественников ждали Валдай, Новгород, объезд Питера и чистое спокойное озеро в далекой Карелии.

Валдай

Но в Питер оказалось уже нельзя. Он, как и Москва, слишком большой и слишком людный. Зараза попавшая в густонаселенный город, вмиг разошлась, разлетелась по кварталам и подъездам, используя людей как дорожную сеть. Питер был обречен. Волна спасающихся бегством – и больных, и здоровых – бросилась из города. Случайно встреченные на трассе знакомые рассказали свою страшную историю. Они едва выбрались живыми в попытке добраться до родственников в Санкт-Петербурге и теперь просто не знали куда податься. 

«— Мы едем обратно, Серега, потому что трасса Москва-Питер теперь заканчивается перед Новгородом.
— То есть как это — заканчивается? — не веря своим ушам, переспросила я.
— А вот так, — просто ответил он. — Они перекрыли мост. У Белой горы, через Мсту, знаете? Так вот, там теперь стоят грузовики, прямо поперек. Заехать на мост можно, а вот съехать уже нельзя. Их человек двадцать-тридцать с оружием. Если бы вы видели, что они там устроили.»

Увеличившаяся еще на одну машину колонна не изменила своей цели, но ей пришлось изменить маршрут. Перед Валдаем она повернула на северо-восток, чтобы держаться как можно дальше от Питера. 

Устюжна

Древний городок встретил путешественников нечищеными дорогами, заколоченными окнами и людьми, везущими на санках умерших родственников и знакомых на центральную площадь города.

«Справа от дороги, между домами на короткое время распахнулся просвет, в котором открылась небольшая площадь — широкое пустое место, окруженное невысокими каменными домами; мелькнул обязательный памятник Ленину со снежными погонами на плечах, но где-то дальше, на площади, стояла еще и церковь. Ее не было видно целиком, но из-за домов виднелись пять сине-зеленых припорошенных снегом круглых церковных голов и отдельно «— остроконечная звонница. Именно туда, на эту площадь, и сворачивал редкий, неплотный поток с санками».
Устюжна

Устюжна. Пять сине-зеленых куполов принадлежат собору Рождества Пресвятой Богородицы.

Проезжая через Устюжну по Коммунистическому переулку и вправду справа можно заметить центральную площадь. Но, чтобы разглядеть памятник Ленина и остов церкви Воскресения Христова «В зарядье», надо свернуть и преодолеть 200 метров до площади. А те пять сине-зеленых куполов, что видны с основной дороги принадлежат собору Рождества Пресвятой Богородицы, который находится чуть дальше.

«— Не смотри, Аня, — отозвался папа. — Сейчас все кончится, мы почти снаружи.
Витара еще раз повернула, и засыпанный снегом город, невысокий, розовый с голубым, со своими церквями, прозрачным воздухом и пустыми улицами, весь оказался справа, а после совсем исчез. Просто остался позади, и не хотелось оборачиваться, чтобы взглянуть на него еще раз.
Сразу после перечеркнутой таблички с надписью „Устюжна“ у обочины ждал Паджеро Сергея...»

Кириллов

К счастью, в 300-тысячный Череповец бегущим от больной цивилизации героям книги заезжать не пришлось. Но они были вынуждены провести трудную неделю в пустом дачном поселке, где-то за городом по трассе А-114. Наконец, они продолжили путь к далекой цели и от аэропорта Череповца их дорога пролегала на Север.

«До Кириллова мы добрались уже почти в сумерках. Въезжая в город, мы не знали, что именно он для нас приготовил — баррикады и кордоны, мародеров или авторов чудовищной зачистки, случившейся в каких-то шестидесяти километрах отсюда, или беспомощное и безразличное умирание, которым встретила нас Устюжна. Мы готовились к чему угодно и не могли предвидеть только одного: что маленький этот город окажется пуст, брошен, словно все его жители, все до единого, напуганные судьбой, постигшей соседние деревни, собрались и ушли куда-то...»
«— Вон там, видите? Длинная каменная стена? Это монастырь. Огромный, старинный, тут еще Иван Грозный останавливался. Отсюда мы толком ничего не разглядим, но ничего похожего вы в жизни своей не видели. Там, за этими стенами. Целый город — башни, церкви, каменные палаты, настоящая крепость. <...>
— А может, они никуда и не уходили? Может, они все сейчас там, внутри. Это же крепость, она гораздо надежней этих домишек, посмотри, какая огромная. Туда поместился бы весь этот город целиком, и там же наверняка все есть, что им нужно. А эта стена, она бы их защитила, разве нет?»
Пермь. Набережная по левому берегу Камы до реконструкции 2013-2018 гг.

Кириллов. Стены Кирилло-Белозерского монастыря.

Очень хочется надеяться, что, как и в древние времена стены Кирилло-Белозерского монастыря защитят, спасут население города.

Правый берег Онежского озера

Миновав Вытегру, автомобилям пришлось пробираться по заснеженной нечищеной дороге вдоль правого берега огромного Онежского озера. И около деревушки Гакугса, не доезжая Нигижмы, им встретился на пути и добрый человек. Если бы не эта встреча, то вряд ли нашим путешественникам удалось бы добраться до Вонгозера. 

Михалыч:

«... сам рассказал о том, как две недели назад прямо по льду, пешком, в деревню пришли два человека, то ли священники, то ли монахи, „у нас монастырь тут на мысу между озерами, там, считай, дороги вообще нету, тайга да болото, летом разве что на лодке, но далеко, по реке да через озеро все пятнадцать километров, а зимой только так, когда лед крепко встанет“, и предложили жителям деревни убежище в своем неприступном монастыре, отрезанном от зараженных умирающих городов километрами заболоченного леса и воды и потому безопасном».
Онежское озеро. Муромский Успенский монастырь.

Онежское озеро. Муромский Успенский монастырь.

Действительно там на мысе, между огромным Онежским и небольшим озером Муромское, уже более 600 лет стоит мужской Муромский Успенский монастырь. Когда-то красивый, а сегодня наполовину разрушенный и печальный. Но там по-прежнему живут и работают люди.

Пудож

«Через двадцать минут мы уже въезжали в Пудож.
Они все были очень похожи друг на друга, эти маленькие северные городки, все население которых легко поместилось бы в нескольких московских многоэтажках: десяток улиц, редкие каменные здания, высокие деревья и тонущие в них крыши частных домов. Кривые заборчики, смешные вывески. Ничего, ровным счетом ничего плохого не должно случиться с человеком, попавшим в такое место...»

Но в романе Пудож оказался уже больным, агрессивным и ищущим спасения поселком. Оттуда наши герои стремительно уехали в полном ужасе.

Пудож. Карелия.

Медвежьегорск

Несмотря на то что 12 человек были уже почти у цели, а большие города остались позади, путешествие было все таким же опасным, как и две недели назад, в густонаселенном Подмосковье.

«— ...с другой, с другой стороны давай!.. — заорала рация, и одновременно с этим выкриком неожиданно грохнул выстрел, одиночный, с оглушительным эхом, и сразу за ним — еще один, а потом выстрелы пошли недлинными густыми очередями — та-та-там, та-там, та-та-та-там, словно заработала гигантская швейная машинка.
Сережа опустил стекло. Мы как проезжали стелу со смешным медведем и аляповатой надписью „Добро пожаловать в Медвежьегорск“»
Медвежьегорск.

Вонгозеро

До цели побега, до озера, где, возможно, удастся найти безопасное пристанище, остаются последние 200 км. Если поискать в этих краях Вонгозеро, то найдется целых три озера с таким названием. Но Аня, Сергей и примкнувшие к ним люди стремятся именно к этому. Совершенно безлюдное, оно спряталось в тайге, по дороге через Юстозеро с единственным правым поворотом после небольшого поселка Поросозеро.

Но и эти последние километры не дались легко. А на самом озере наших путешественников ждала новая неожиданность.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

Немецкая тетрадь. Субъективный взгляд

Познер Владимир Владимирович

Кощеева дочка и бабушкина внучка

Арифуллина Елена Юрьевна

Пламя

Дуглас Пенелопа

MINECRAFT. Полное руководство

Стэнли Джульетта

Любимые стихи

Заходер Борис Владимирович

Как устроены скорая, пожарная, полиция

Собе-Панек Марина Викторовна

Чернобыль 01:23:40

Ливербарроу Эндрю

Соблазняющий разум

Миллер Джеффри

Бенуарики. Повелительница драконов

Шевчук Игорь Михайлович

Закон Шухарта

Силлов Дмитрий Олегович

Река моих сожалений

Мирай Медина

ЕДАбилие

Гурме Катерина

Кладовая солнца

Пришвин Михаил Михайлович

Где обедал, воробей?

Маршак Самуил Яковлевич

Маги без времени

Лукьяненко Сергей Васильевич

Чужой: Изоляция

Де Кандидо Кит Р.А.

Не мешки

Фрай Макс

Туманная долина

Арден Кэтрин

Не буди дьявола

Вердон Джон

Код средневековья. Иероним Босх

Косякова Валерия Александровна

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте одну из 100 книг бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте одну из 100 книг бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности