Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Прочти первым: «Позже» Стивена Кинга

Прочти первым: «Позже» Стивена Кинга

30.07.2021

Маэстро Стивен Кинг возвращается с новой книгой! Джейми Конклин, живущий с матерью в Нью‑Йорке, хочет быть всего лишь обычным подростком... но у него есть весьма необычный дар. Дар, который его мама настоятельно просит скрывать от других. Джейми умеет разговаривать с теми, кого уже нет на этом свете, а значит, ему доступны секреты, ушедшие с покойным в могилу. Однако обладание этим даром может стоить Джейми слишком дорого. В чем он скоро и убеждается, когда мамина подруга, детектив Лиз Даттон, просит его помочь разгадать последнее послание серийного подрывника. А на кону — десятки, сотни невинных жизней...

ЧИТАЙТЕ ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ОТРЫВОК из нового романа «Позже» Стивена Кинга

Позже

Кинг Стивен

В общем, я вижу мертвых. Сколько я себя помню, столько и вижу. Но не так, как в том фильме с Брюсом Уиллисом. Это может быть интересно, может быть страшно (как с тем дяденькой в Центральном парке), иногда это бесит, но обычно все происходит вполне буднично. Просто таким я родился. Вроде того, как люди рождаются левшами, или уже в три года проявляют способности к исполнению классической музыки, или страдают болезнью Альцгеймера с ранним началом, как это случилось с моим дядей Гарри, когда ему было всего сорок два года. В шесть лет мне казалось, что сорок два — уже старость, но даже тогда я понимал, что это все‑таки рановато, чтобы забыть, кто ты такой. Или забыть, как называются все окружающие предметы — почему‑то именно это пугало меня сильнее всего, когда мы ездили навещать дядю Гарри. Его мысли не утонули в крови от кровоизлияния в мозг, но они все равно утонули.

Мы подошли к нашей квартире, 3С, и мама открыла дверь. Ей пришлось повозиться с ключами, потому что дверь запиралась на три замка. Мама однажды сказала, что такова цена красивой жизни. У нас была большая шестикомнатная квартира с видом на Парк‑авеню. Мама называла ее нашим «Парковым дворцом». Дважды в неделю к нам приходила уборщица. Мамин «ренджровер» стоял в гараже на Второй авеню, и иногда мы на нем ездили в Спеонк к дяде Гарри. Благодаря Риджису Томасу и некоторым другим авторам (но в основном все‑таки старому доброму Риджису) мы жили, что называется, на широкую ногу. Так продолжалось недолго, вскоре все изменилось — и не в лучшую сторону, — о чем я еще расскажу. Теперь, глядя в прошлое, я иногда думаю, что жил как бы в романе Диккенса, только с нецензурной бранью.

Мама бросила на диван сумку с рукописью и уселась сама. Диван издал звук, как будто кто‑то перднул. Обычно он нас смешил, но в тот день нам было не до смеха.

— Пипец, — сказала мама и тут же шлепнула себя по губам. — Ты...

— Я ничего не слышал, — быстро проговорил я.

— Хорошо. Надо бы завести себе ошейник с электрошокером, чтобы меня било током каждый раз, когда я матерюсь при ребенке. Чтобы была мне наука. — Она выпятила нижнюю губу и сдула с глаз челку. — Мне надо прочесть еще двести страниц новой книги Риджиса...

— Как она называется? — спросил я, уже зная, что в названии обязательно будет присутствовать слово «Роанок». Оно было в названиях всех его книг.

— «Дева‑призрак Роанока». Кстати, вполне неплохая книга. Одна из лучших у Риджиса. Куча се... поцелуйчиков и обнимашек.

Я сморщил нос.

— Прости, малыш, но взрослым тетенькам нравятся все эти трепещущие сердца и горячие бедра. — Она посмотрела на сумку, в которой лежала рукопись «Девы‑призрака Роанока», стянутая, как обычно, несколькими канцелярскими резинками. Эти резинки постоянно рвались, в связи с чем мама всегда выдавала изрядную порцию своих лучших ругательств. Многие из которых я использую до сих пор. — Мне сейчас совершенно не хочется ничего делать, разве что выпить бокал вина. Или даже целую бутылку. Мона Беркетт была та еще язва, и, возможно, ему без нее будет лучше, но сейчас он убит горем. Надеюсь, у него есть какие‑то родственники, а то меня как‑то совсем не прельщает выступить в роли главной утешительницы.

— Она тоже его любила, — сказал я.

Мама странно на меня посмотрела.

— Да? Ты так думаешь?

— Я точно знаю. Она обругала мою индейку, но потом заплакала и поцеловала его в щеку.

— Тебе померещилось, Джеймс, — сказала мама, но как‑то не слишком уверенно. Тогда она уже знала, не сомневаюсь, что знала, но взрослым трудно поверить в то, что им кажется невозможным, и я объясню почему. Когда еще в детстве они узнают, что Санта‑Клауса не существует, Златовласка — не настоящая девочка, а пасхальный заяц — сплошная выдумка (это лишь три примера, я могу привести больше), у них образуется комплекс, и они перестают верить в то, чего не видят своими глазами.

— Не померещилось. Она сказала, что я никакой не Рембрандт. А кто это?

— Художник, — ответила мама и опять сдула с глаз челку. Не знаю, почему она не подстриглась короче или не изменила прическу. Ей пошла бы любая прическа. Мама всегда была очень красивой.

— Когда мы пойдем к мистеру Беркетту, даже не заикайся о том, что, как тебе кажется, ты увидел.

— Хорошо, — сказал я, — но миссис Беркетт была права. У меня получилась паршивая индейка.

Честно сказать, я расстроился.

Видимо, это отразилось у меня на лице, потому что мама раскинула руки.

— Иди ко мне, малыш.

Я подошел и обнял маму.

— У тебя очень красивая индейка. Я в жизни не видела таких красивых индеек. Я повешу ее на холодильник, и она останется там навсегда.

Я еще крепче сжал маму в объятиях, уткнулся лицом ей в ключицу и вдохнул запах ее духов.

— Я люблю тебя, мам.

— Я тоже тебя люблю, Джейми, очень‑очень люблю. А теперь иди поиграй или посмотри телевизор. Мне надо сделать кучу звонков по работе, а потом мы закажем китайской еды и пойдем к мистеру Беркетту.

— Хорошо. — Я пошел в свою комнату, но остановился в дверях. — Она положила кольца в шкаф в коридоре, на верхнюю полку, за старыми альбомами.

Мама уставилась на меня, открыв рот.

— Зачем ей так делать?

— Я спросил, и она мне ответила, что не знает. Сказала, что ее мысли уже утонули в крови.

— О боже, — прошептала мама и схватилась рукой за шею.

— Подумай, как лучше сказать ему, где лежат кольца. Чтобы он не волновался. Можно мне курицу в сладком соусе?

— Можно, — кивнула мама. — Но с коричневым рисом, не с белым.

— Да‑да‑да, — сказал я и пошел играть с «Лего».

Я строил робота.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

История о магии

Колфер Крис

Картинные девушки

Матвеева Анна

Квартира №41

Свешникова Мария Константиновна

World of Warcraft. День дракона

Кнаак Ричард А.

Питер верит в любовь

Прах Вячеслав

Динка

Осеева Валентина Александровна

Затаившийся

Олсен Грегг

Числа-великаны

Перельман Яков Исидорович

Солнце полуночи

Майер Стефани

Край земли

Каннингем Майкл

Красная линия

Рэйн Сола

Русские народные пословицы и поговорки

Сорокин Владимир Георгиевич

Чудо йога: гармония тела и сознания

Чудакова Дарья Владимировна

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Новости, новинки,
подборки и рекомендации