В интернете активно обсуждают новость о том, что Национальная библиотека Израиля откроет широкий доступ к рукописям Франца Кафки, которые прошли тернистый путь и сменили нескольких держателей.


Все началось с того, что Кафка завещал свои работы близкому другу - Максу Броду, чтобы тот уничтожил их, не читая после его смерти. Возлюбленная писателя Дора Диамант, которой также досталась часть рукописей, выполнила волю Кафки. Однако Брод решил не торопиться, прочитав наброски и поняв, какое значение они могут иметь. Он забрал рукописи с собой в Палестину, куда он бежал из Праги от преследований нацистов в 1939 году.

Брод не прогадал: подготовленные им посмертные издания «Замка» и «Процесса» принесли Кафке посмертную славу. Брод скончался в Израиле в 1968 году, все его собственные бумаги вместе с рукописями Кафки остались у его секретарши Эстер Хоффе. Она должна была «опубликовать его работы и проследить, чтобы после ее смерти литературное состояние Кафки было отдано на хранение в подходящее учреждение», сказано в записях суда.

Хоффе не только не передала документы как дар, но даже продала часть бумаг из архива, хранящегося в двух частях в банковских ячейках в Цюрихе и Тель-Авиве. Еще в 1973 году после того, как стало известно, что Хоффе предлагала рукописи Кафки заграничным аукционам, генеральный прокурор Израиля предупредил ее, что, «по воле Брода, она не должна распоряжаться ни одним из документов».

Теперь же за право обладать рукописями борются дочки и внучки Хоффе, подчеркивая, что получили их в подарок. Однако еще в ходе предыдущих этапов разбирательства суд счел, что рукописи не могут считаться подарком, так как акт дарения не был оформлен. Кроме того, как указала Национальная библиотека еще в первом иске, Брод завещал своему секретарю передать его бумаги в дар какому-либо общественному архиву или библиотеке самое позднее - сразу после ее смерти. Попытки наследниц продать рукописи в 2007 году уже были опротестованы в суде.

Наконец, 9 августа председатель совета директоров Национальной библиотеки Израиля Давид Блумберг заявил, что выполнит просьбу Высшего суда справедливости «сделать все возможное для предоставления общественности широкого доступа к архиву». Среди рукописей, состоящих из десятков тысяч страниц - личный дневник Брода, заметки Кафки, переписка писателя с Бродом и литераторами, среди которых - Стефан Цвейг и Шин Шалом.



В связи с этой новостью предлагаем вспомнить пять русских авторов, любивших уничтожать свои труды. К счастью, им это не всегда удавалось.



Булгаков Михаил Афанасьевич Мастер и Маргарита

Известный по цитате «Рукописи не горят», сам Михаил Булгаков регулярно пытался ее опровергнуть. Первая версия романа «Мастер и Маргарита» была полностью уничтожена автором, в итоге он был собран по уцелевшим рукописям. Та же участь постигла второй и третий тома «Белой гвардии» и другие произведения. Впрочем, зачастую акты сожжения были обусловлены арестами булгаковских друзей и знакомых, обнародовавших произведения, в которых цензура усматривала опасность




Гоголь Николай Васильевич Мертвые души

В молодости Николай Гоголь написал романтическую поэму «Ганс Кюхельгартен», но и сам остался ею не доволен, и у критиков она вызвала не самую позитивную реакцию. Раздосадованный Николай Васильевич взял за правило решать проблемы огнем – та же участь (на радость школьникам) постигла второй том поэмы «Мертвые души».




Пастернак Борис Леонидович Доктор Живаго

После того, как написанная по заказу МХАТа пьеса «На этом свете» была жестко раскритикована и произведению присвоили статус «неудобного для нашего времени», Борис Пастернак уничтожил рукопись. К счастью, ряд сцен Пастернак в дальнейшем использовал в романе «Доктор Живаго».




Пушкин Александр Сергеевич Дубровский

«Солнцу русской поэзии» тоже свойственно было разочаровываться. Александр Сергеевич Пушкин уничтожил поэму «Разбойники» (которая впоследствии легла в основу «Бахчисарайского фонтана»). Также он сжег второй том поэмы «Дубровский».




Набоков Владимир Владимирович Лолита. Король, дама, валет. Подвиг

Жена Владимира Набокова, в отличии от возлюбленной Кафки Доры Диамант, хранила все его черновики, а роман «Лолита», принесший автору невероятную славу, вытащила из мусорного ведра.




Вергилий П. М. Энеида. Приключения Энея

Автор «Энэиды», живший в 70 — 19 г.г. до н.э., - еще один кошмар студентов-филологов. Когда Вергилий заболел, работа над «Энеидой» еще не была завершена, и, находясь на смертном одре, он попросил сжечь рукопись. Почему он не хотел уничтожить поэму – неизвестно, однако, в результате именно она сделала его имя бессмертным.