Замечательная московская писательница Улья Нова, которая совсем недавно порадовала своих читателей новинкой «Как делать погоду», побеседовала с корреспондентом популярного минского fashion-журнала «Эш». Писательница с удовольствием поделилась своим видением современной литературы и рассказала о своем опыте литературного творчества. 
 
– Читая книги современных молодых писателей и просматривая только вышедшие на экраны фильмы, складывается ощущение, что хеппи-эндов все меньше и меньше. Почему так, на Ваш взгляд?
 
– Разве? А подчас, как раз наоборот, кажется, что современная масс-культура существует в розовых очках, насаждает шаблоны приторно-позитивного отношения к жизни. Возможно, это как-то связано со стимулированием потребления. Ведь, если люди не будут уверены в хеппи-энде, в счастливом течении своей судьбы, станут ли они так же восторженно тратить деньги? 
 
— Какие литературные герои Вам симпатичны больше всего?
 
– Мне как читателю более всего симпатичны обитатели булгаковской «нехорошей квартирки». А также очаровательные хулиганы и обаятельные аферисты. Вообще, люблю истории о дерзких, самоотверженных и неунывающих. 
 
— А если бы писали произведение про афериста, каким бы он был?  
 
– Мой аферист был бы в чем-то близок герою фильма «Как украсть миллион» — безымянный и талантливый художник, который подделывает картины и статуи великих и известных живописцев и скульпторов. 
 
— Можете ли сказать, что Ваша профессия — писательница? Как реагируют далекие от современной литературы люди, когда узнают, что у Вас уже несколько книг издано?
 
– Я не промышляю, а утешаюсь, и пытаюсь утешить писательством. Иной раз жизнь катастрофически заостряется, сатанеет и начинает напоминать усложняющийся с каждым часом квест. Пройти и этот уровень, прикончить всех монстров, не утратить себя, не растерять дорогих людей и при этом сохранить главное свое качество — умение рассказывать истории, дарить их миру. Все сложнее с каждым годом, зато нескучно. Кстати, у меня нет внутренней необходимости сообщать кому-либо о своих книгах. И я очень люблю говорить с далекими от современной литературы людьми о том, чем они живут, что их искренне интересует. Когда делаешь это участливо, искренне, неожиданно с тобой делятся чем-то сокровенным. Вот это важно. 
 
— Какой род войск Вы бы выбрали, если бы внезапно в российскую армию начали призывать и девушек? 
 
– Обожаю вертолеты. Мне кажется, вертолет — совершенно неотразимый, немыслимый летательный аппарат… Пойду в вертолетчицы. Буду возить в отдаленные регионы земли бесплатный военно-полевой wi-fi, чтобы военные могли проверить электронную почту, чтобы они общались с семьями по скайпу, шутили с друзьями в гуглтоке. Это будет такой новый вид военной почты. 
 
улья_фото.jpg— А участие в пацифистских акциях протеста принимали бы?
 
– Я за любые мыслимые и немыслимые средства поддержания мира. Но, в случае чего, отправлюсь по стопам моих воевавших в Великую отечественную бабушек. У меня они обе были медсестрами в военных госпиталях. И, кстати, обе встретили там свою судьбу, нашли своих будущих мужей, с которыми прожили душа в душу всю жизнь. По их рассказам я знаю, что военный госпиталь — это целая вселенная. Жестокая, страшная, тревожная. Это кровоточащая изнанка войны, где существует своя правда и своя романтика. 
 
— Какая прочитанная книга оказалась самой бесполезной в Вашей жизни?
 
– Что-нибудь вроде учебника тригонометрии. Совершенно неприменимая к моей жизни книга. 
 
— Насколько Ваши книги соответствуют современной литературной моде и может ли литература, которая является популярной на заре 21 веке впоследствии стать классикой?
 
– Трудно сказать. Но ведь многое из того, что имеет отношение к моде — на самом деле из животного мира. Из разговора об аппетите. Перекусить нечто питательное на бегу. Если же говорить о том, что имеет отношение к культуре, можно смело утверждать, что всегда будут интересны книги, которые будоражат, заставляют запнуться, очнуться, оглядеться вокруг. Книги, которые задают вопросы. И мне бы хотелось создавать именно такие, не сиюминутные книги. По крайней мере, я всеми силами пытаюсь это делать. Вот прямо сейчас читаю «Горизонтальное положение» Дмитрия Данилова. Это одна из таких книг, она вполне может стать классикой впоследствии. 
 
— Нет ли у Вас ощущения некоего груза и необратимости, когда выходит Ваша очередная книга?
 
– С одной стороны, с выходом книги возникает непередаваемая легкость, освобождение от воплотившегося, от заключенной в книгу боли. Но одновременно озадачиваешься, «чувствуешь себя бездомной собакой», роешься, как в старинной шкатулке, в своем прошлом, слушаешь людей и наблюдаешь, раздумываешь о смысле жизни, о ее радостях, горестях и чудесах, чтобы рассказывать дальше. 
 
— Часто ли Вы общаетесь со своими читателями? Есть ли какой-то собирательный образ человека, который держит в руках книгу Вашего авторства?
 
– Бывает, иногда встречаюсь с читателями лицом к лицу. Обычно это происходит на книжных ярмарках, на чтениях. Не так давно участвовала в фестивале «Бульвар Искусств», рассказывала о своей книге «Как делать погоду» на Петровском бульваре прогуливающимся, прохожим. Что касается читателей, в основном, это довольно молодые люди. Или не утратившие задорную искорку в глазах и интерес к жизни взрослые. Современные, городские, ищущие, мечтательные и очень вдохновляющие. 
 
Беседовал Андрей Диченко. Фото Жанна Бобракова