Друзья! Накануне юбилея Геннадия Михайловича Цыферова мы взяли интервью у его дочери - Людмилы Геннадиевны Цыферовой. Разговор получился очень интересным, и у вас есть уникальная возможность стать первым читателем этой беседы.


Людмила Геннадиевна, расскажите, пожалуйста, как это – быть дочкой сказочника? Сказки окружали вас все детство?
В детстве быть дочкой сказочника очень легко. На каждом шагу вас поджидает удивление, вы узнаете и познаете что-то новое. И чудо, т.е. сказка, в этом возрасте естественна и органична. С возрастом это чувство притупляется. Но если вы росли в мире сказок, то с вами произойдет то же, что и в папином произведении: «…чудо обязательно когда-нибудь покажет вам свое лукавое ушко».

сказки старинного города (2).png
Повлиял ли отец, его творчество, на ваш выбор профессии, на ваши увлечения, выбор жизненного пути?
Папа повлиял не на выбор профессии, хотя я всю жизнь связана с книгой (сначала я работала в библиотеке, а потом 40 лет проработала в научном издательстве), прежде всего он повлиял на мое восприятие мира, мои вкусы, на отношения к людям.

Известно, что первые произведения Геннадия Михайловича не хотели печатать ни в одном издательстве. Почему он получал отказ?
Геннадий Михайлович получал отказ в публикации своих произведений, потому что его жизненная философия в то время была не угодна идеологии государства. 

Мы очень горды тем, что впервые произведения Геннадия Михайловича были опубликованы в нашем издательстве «Малыш». Как вы думаете, в чем секрет популярности сказок Геннадия Цыферова? Ведь они переиздаются год за годом.
Секрет популярности книг Цыферова Г.М. очень прост: он умеет говорить с ребенком на его языке. И те жизненные ситуации и проблемы, которые могут встретиться у ребенка, Геннадий Михайлович через героев-зверушек решает понятным для ребенка образом. Одним словом, писатель вместе с ребенком смеется, плачет и познает этот мир.

Ваш отец долгие годы работал сценаристом на студии «Союзмульфильм». Многие его произведения в первую очередь стали известны благодаря мультфильмам. Как он относился к этой работе? 
Работа над мультфильмами не была главной в его жизни. Главное это было создание книг. Но так как в те времена издание произведений писателя было трудно осуществить, то мультипликация оказалась той нишей, в которой можно было реализоваться. Тем более, что тогда на Студии «Союзмульфильм» собрался талантливый творческий коллектив, искавший новые эстетические и литературные формы. Все эти люди – энтузиасты своего дела вывели советскую мультипликацию на мировой уровень. И, конечно, работать с такими людьми для Цыферова было счастьем.

паровозик из ромашково.png
Бывали ли вы на работе отца? Наблюдали ли за созданием мультфильмов?
На самой студии я никогда не была. А вот с папиными друзьями режиссерами-художниками – Вадимом Курчевским и Николаем Серебряковым, которые бывали у нас дома, я общалась. Когда они приходили, то обязательно обсуждали работу над мультфильмом. Делали наброски героев, намечали план раскадровки мультика. Здесь был важен момент: как оба автора – сценарист и режиссер-постановщик - видят будущий мультфильм. Еще хочется рассказать о том, что нигде почти не упоминается. Геннадий Михайлович вместе с Генрихом Сапгиром писали пьесы для кукольных театров. И туда меня папа часто водил за кулисы. Помню, когда я первый раз попала за кулисы, то была очень расстроена: все куклы лежали вповалку. Лица у них были выцветшими, у некоторых кукол были облупившиеся носы. И вообще, они мне показались мертвыми. Я поделилась с папой своим наблюдением, и он мне возразил: «Ты не права. Куклы вовсе не мертвые, просто они сейчас отдыхают после спектакля». А потом подошел актер взял в руки куклу, и она заговорила и стала живой. И вся моя грусть улетучилась. А о своей любви к кукольному театру писатель рассказывает в юношеской повести для детей «Пьеро Иванович».

Занимаетесь ли вы сохранением творческого наследия Геннадия Михайловича? Храните ли рукописи, наброски?
Папа был очень несобранным человеком и еще в связи с его ранним уходом из жизни, архив был очень в плачевном состоянии. Один листочек там, второй в другом месте, а третий нужно было откапывать еще где-нибудь. Понадобилось много времени и усилий, чтобы привести архив в надлежащий вид. Сейчас практически все разобрано. И мне стало легко ориентироваться в творчестве папы, Но для этого понадобились годы.

Что бы вы пожелали современным юным читателям?
Современным читателя я пожелала бы, как и мой папа: «Относитесь друг к другу с трепетом и любовью. И тогда наш мир станет добрей».