Редакция: Здравствуйте, девушки! Скажите, чем же привлекли вас антиутопии, что побудило написать роман именно в этом жанре?








Маргарита Тара

Маргарита Тара: Скорее, любопытство: получится ли? В свое время я была восхищена "Голодными играми" - особенно после выхода фильма, и восхищена больше не миром, не фантазией автора, а главной героиней Китнисс Эвердин - сильной, упорной, знающей, что такое и жертвенность, и доброта. Захотелось написать о таких героях, готовых практически в одиночку пойти против целого мира, сломить систему, кажущуюся нерушимой. Соединение двух задумок и стало идеей нового романа. Так что для меня "Сомнирум" – чистой воды эксперимент, на особый успех которого я и не рассчитывала. Но довольна тем, что получилось.



Галина Манукян

Галина Манукян: Как ни странно, я не была поклонником антиутопий, историю в этом жанре мне навеял сон. Мне приснилась девушка, обиженная и разозленная. Она бродила по полуразрушенному офисному зданию и нашла 19-литровую бутыль. И я поняла, что в этом мире вода — большая ценность, валюта. Изумленная, девушка коснулась диспенсера ладонями, и тот включился! Вода зашумела, начала бурлить и закипела. Девушка набрала ведро горячей воды и потащила к себе домой. А, на секундочку, ее дом — это заброшенная лаборатория с облупленным белым кафелем. Внезапно появились воины с копьями и начали ломать дверь в отсек...

И тут я проснулась. Картинка стояла перед глазами, живая, эмоциональная и цепляющая. И мне захотелось выяснить, в чем все-таки дело? На кого злилась девушка? Почему она жила в НИИ? В каком НИИ? Где есть такие лаборатории? Я поискала в Интернете и обнаружила, что в Сколково! «Ого, - подумала я. - А откуда там взялись воины с копьями?» Вот так, мысль за мыслью, у меня сложилась картина о мире, который оказался постапокалиптическим, и началась история.

Что касается антиутопий, то до написания собственной книги я читала лишь романы «1984» Джорджа Оруэлла и «Тепло наших тел» Айзека Мариона. Вторую книгу я, кстати. считаю шедевром. Также мне нравятся первые сезоны американских сериалов «Сотня» и «Революция», а также фильм «Обливион».

Уже после написания романа я прочитала ныне популярные «Дивергент» и «Голодные игры», затем «Царство медное» Елены Ершовой и «Метро 2033» Дмитрия Глуховского. Теперь я стараюсь читать и других авторов. В частности, из серии «Дивные новые миры».



Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: К жанру антиутопий я пришла не сразу, но меня всегда увлекал вопрос: как люди будут жить после апокалипсиса? Почему-то в своей голове я всегда проводила чёткую связь между концом света (в любой из трактовок) и антиутопическим будущим, как его итогом. Первой прочитанной книгой этого жанра стал роман «Мы» Замятина, правда, когда его прочла – даже не думала, что когда-нибудь буду писать свою антиутопию. Естественно, и «Голодные Игры» не обошли меня стороной, как и первая часть «Дивергента». Но, если быть честной до конца, на создание романа меня вдохновили не известные книги и даже не снятые по ним фильмы, меня вдохновил аниме-сериал «Атака титанов» (вообще «Атака на титанов» - но наши переводчики всегда что-то да изменят). Посмотрев его, я поняла, что у меня прям-таки чешутся руки создать свою модель будущего, в котором будут несколько иные законы. Вообще обожаю японское аниме, и «Рин» - не первый роман, созданный под его влиянием...





Редакция: Как правило, писатели получаются из ярых читателей. Сначала ты читаешь множество чужих историй, потом у тебя появляется желание рассказать свою? Так ли это, и какими книгами зачитываетесь вы?





Милена Оливсон

Милена Оливсон: Конечно, вначале были книги. Молодежные антиутопии я почти не читаю, по крайней мере, не могу сказать, что хорошо в них разбираюсь. Но фантастики в своё время было прочитано немало, как и подростковых романов. В какой-то момент стали появляться идеи новых историй, но обычно я их не записывала. Писать что-то, кроме мелких рассказов и набросков, я начала только два года назад. В какой момент мне захотелось написать именно антиутопию – сейчас и не вспомню, наверное, дело в том, что они были на слуху, а мне хотелось поэкспериментировать и попробовать себя в новом жанре. Я даже не была уверена, что закончу роман, но история в какой-то момент зажила своей жизнью.



Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: У меня, как и у многих писателей, все началось с чтения книг. Даже не просто чтения – я буквально заглатывала романы сотнями. Я могла ночь не спать, но дочитать четырёхсот страничную книгу за сутки. Я читала буквально всё: от Василия Головачёва до Харуки Мураками, от русской классики до американских подростковых бестселлеров. Когда потеряла счёт прочитанному поняла, что уже не могу найти что-то новое и такое же захватывающее. И дело, конечно, не в том, что хорошие книги извелись, а в том, что в моей голове начали зреть мои собственные истории, которые требовали своего появления на свет. Но я всё продолжала искать и искать, и таким образом в один прекрасный день забрела на портал самиздата, где это «новое» буквально рождалось авторами «здесь и сейчас». Побродив по просторам сайта пару месяцев, я поняла, что созрела, и села за свой первый роман…



Маргарита Тара

Маргарита Тара: Однозначно, это мой случай. Честно говоря, я даже удивлена, что начала писать так поздно – разнообразные истории в моей голове начали рождаться еще в детстве. Лет в десять я до дыр зачитывала серию "Черный котенок". Одной книги хватало на сутки, и каждый день после школы я заходила в библиотеку "за новой порцией". Но очень быстро переросла детские и подростковые книги и переключилась на более взрослые. Была практически всеядна, но, что самое любопытное, фэнтези долгое время почему-то обходила стороной. Читала, в основном, детективы и фантастику. Увлекалась книгами Герберта Уэллса, затем Рэя Брэдбери - по сей день это мой любимейший автор. Потом был очень долгий период увлечения Стивеном Кингом - фактически, я росла на нем; прочитала, наверное, все его произведения, и романы, и рассказы. Обожала Агату Кристи. Уже позже открыла для себя Нила Геймана, совсем недавно - Константина Образцова. Это те, кто больше всего запомнился, а вообще читаю очень много и разное, всех авторов и не перечислить - кого-то забуду наверняка. Но сейчас в основном читаю фэнтези и мистику.





Редакция: Расскажите, пожалуйста, о своих главных героях. Как они родились, сколько в них ваших черт, удивляли ли они вас во время написания книги?





Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: Главные герои моего романа – бойцы, искалеченные Миром После (так я называю свой мир в книге) и морально, и физически. Рин – сбежавшая из секретных лабораторий подопытная, которая предпочла жить в лесах, обходя стороной любые людские поселения. Трой – психопат и лучший боец Централи, командир элитного разведывательного отряда, отряда Демонов, как их называют другие разведчики, в который по случайности попадает главная героиня. АСТ – нет, такой спойлер я оставить не могу… Всех героев моего романа объединяет одна «ненормальность», она связана с проявлением эмоций: одна старается их вообще не показывать, второй – в принципе псих, третий напрочь лишен каких-либо чувств. Именно поэтому, положа руку на сердце, могу сказать – в них нет моих черт вообще (я в жизни гиперэмоциональна). Мне интересно создавать персонажей, не похожих ни на кого, потому эта троица рождалась исключительно из моего воображения и моей фантазии на тему «а как было бы, если…». Поэтому герои книги постоянно удивляли меня своими выходками и неожиданными реакциями – особенно это касается Троя, его было прописывать интереснее всего.



Галина Манукян

Галина Манукян: Главная героиня Лиссандра, как я уже говорила, мне приснилась. Это был готовый образ, который мне осталось только записать — семнадцатилетняя девушка, являющаяся по сути живой катушкой Тесла. Лисса на меня практически не похожа. Да и зачем описывать себя? Гораздо интереснее позволить персонажу жить своей жизнью и увидеть, как он поступит в той или иной ситуации. Сюрпризов было много! Скажу сразу, что смелости и умению рисковать я могу у Лиссандры только поучиться. Во второй книге она раскроется совершенно неожиданно, хотя и ситуации будут не ординарные.

Второй главный герой Эдэр, 22-летний сын коммандос и начальник стражи, по духу революционер и экспериментатор. Одна читательница назвала его Михайло Ломоносовым с мечом. И это сравнение мне очень нравится. Эдэр красив, щедр, добр, любопытен, но чрезвычайно вспыльчив. Другая читательница написала мне «Эдэр — это диагноз», и в этом сложно с ней не согласиться.



Маргарита Тара

Маргарита Тара: Ближе всех, наверное, мне все-таки Блэки. Она чем-то мне напоминает меня саму, пятнадцати-шестнадцатилетнюю. Это юная мечтательница, немного "не от мира сего", но получилась она сильнее, тверже, чем я изначально задумывала. После всего, что ей довелось пережить, Блэки изменилась, но не изменила самой себе - даже оказавшись на краю пропасти, мечтать и верить в лучшее она не перестала.

Десс, сестре Блэки, достались другие мои черты, которые, признаюсь, иногда осложняют мою жизнь - импульсивность, категоричность, упрямство. Она дерзкая, сильная, чем нравится мне безумно. В начале романа Десс фанатично преданна Системе, она делит мир строго на черное и белое, не допуская ни малейших полутонов. Но происходящие события заставляют ее взглянуть на мир под другим углом и принять собственные ошибки.

Харт - эмоциональный, вспыльчивый. Изначально он представлялся мне немного легкомысленным пареньком с озорной мальчишеской улыбкой. Но когда Система отбирает дорогого тебе человека, невозможно не измениться. Харт не растерял оптимизма, но научился принимать сложные решения, защищать других и бороться за свою правду.



Милена Оливсон

Милена Оливсон: Я всегда стараюсь, чтобы герои не были похожи на меня. Иначе, боюсь, такие персонажи становились бы моими любимчиками, а это всегда заметно. Главная героиня Вероника – обычная девочка, которая застряла где-то между подростковым возрастом и взрослой жизнью. В начале романа она плохо представляет свою будущую жизнь. Но со временем, пройдя через многое, она взрослеет и становится более уверенной в том, чего хочет.

Не последнюю роль в этом играет другой важный персонаж – Адам, сила воли и решительность которого отчасти передаются Веронике. Но и Адама преследуют страхи и болезненные воспоминания, хоть он и научился их скрывать.





Редакция: Говорят, что писатели делятся на два типа. Одни заранее знают, чем все закончится, другие предпочитают пускаться в путешествие, не зная конечной точки и совершая по пути множество открытий. А к какому типу принадлежите вы?





Галина Манукян

Галина Манукян: Мне нравятся приключения и путешествия, но я понимаю, что какой-то вектор у истории должен быть. Он, как правило, появляется не с первой главы. Затем я набрасываю очень приблизительный план, который иногда персонажи заставляют меня перекраивать, и история приобретает совершенно новую окраску. Часто я - просто первый читатель своего романа, но бывают и исключения, как с романом «Свидетель».



Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: Садясь за новую книгу, я никогда не знаю, чем она закончится. Более того - я даже не знаю, кем является моя главная героиня: чаще всего этот секрет она открывает мне сама в ходе написания романа, как и остальные герои, которые всегда имеют кучу тайн и от героини, и от меня лично, и не спешат ими делиться. Поэтому весь процесс создания романа для меня – это увлекательнейшее путешествие в чертоги собственного разума, которое всегда завершается самым неожиданным для меня самой образом.



Маргарита Тара

Маргарита Тара: Я люблю, чтобы все было структурировано и разложено по полочкам. В папке с материалами книги у меня всегда есть подробно расписанный план сюжета, карточки героев - их внешность и краткая характеристика, особенности мира - названия континентов и городов, кланы и расы, приспособления и т.д. Один-единственный раз я попыталась писать без плана, и прокляла все на свете, потому что текст в конечном счете пришлось основательно перекраивать. Изначально задумывалась легкая история, но вплелась политика, тайны прошлого, и все это пришлось увязывать между собой, что стоило мне огромного труда. Больше таких ошибок я не повторяю.

Конечно, по мере написания книги я включаю только что придуманные сцены (или даже героев или целые ответвления сюжета), которых не было в плане. Но я всегда точно знаю, к чему приду. Это важно для сохранения логики повествования, важно, чтобы не допустить ляпов и групых ошибок. К тому же, в моих книгах часто не одна и даже не две сюжетные линии, а в них легко запутаться, если не знать четкой схемы.



Милена Оливсон

Милена Оливсон: Я обычно продумываю весь сюжет и расписываю короткий план до того, как садиться за роман. Тяжело писать, когда не знаешь, к чему всё идёт.








Редакция: Опишите как проходит свой рабочий процесс. Когда вы предпочитаете писать, есть ли у вас какие-то привычки или приемы?





Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: Я - сова, потому за книгу чаще всего сажусь после десяти или одиннадцати вечера и пишу, бывает, до четырёх утра. Конечно, если есть надобность, я могу писать и днём – но это для меня до сих пор довольно непривычно… Работаю я актрисой в театре, поэтому имею гибкий график и могу позволить себе такие капризы, как «ночные бдения», к тому же муж уже привык, поэтому проблем не возникает.



Милена Оливсон

Милена Оливсон: Я пишу в обычных заметках на телефоне, если телефона нет под рукой, в ход идут тетради, бумажки и даже салфетки. После написания обычно откладываю текст, чтобы потом посмотреть свежим взглядом и отредактировать.




Галина Манукян

Галина Манукян: Я всегда пишу под музыку. Иногда сцену не удается написать, пока не подберу для нее соответствующий «саундтрек». Я часто просыпаюсь очень рано, в 4-5 часов утра, и пишу. Но иногда приходится подолгу ловить нужное состояние. Как, смеясь, говорит мой муж, я «настраиваю антенку». Стоит ее настроить, и я могу писать без остановки и шесть, и восемь часов. Финалы пишу почти без еды и сна сутками.



Маргарита Тара

Маргарита Тара: Рабочий процесс могу описать только двумя словами "сажусь и пишу". Мне не нужно для этого настраиваться - руки сами с утра тянутся к клавиатуре. Могу писать днями напролет, что в последнее время и делаю - выходит где-то 14-15 часов каждый день. Когда чувствую, что немного устала от текста - ненадолго отвлекаюсь: посмотрю сериал, пообщаюсь в соцсетях, погуляю, почитаю. Потом - снова за работу. Слишком много в голове историй, которыми мне не терпится поделиться с читателями.





Редакция: Какой необходимый минимум должны про вас знать ваши читатели? И какие бы детали своей биографии вы бы никогда не рассказали фанатам?





Милена Оливсон

Милена Оливсон: Я люблю истории. Слушать люблю больше, чем рассказывать; люблю длинные истории больше коротких, люблю, когда в них много деталей, даже если они кажутся незначительными. Еще люблю чай больше, чем кофе, а собак больше, чем кошек (улыбается).

Что же насчет того, о чём знать не стоит. Сейчас задумалась... кажется, у меня совсем нет таких секретов, которые никому нельзя рассказывать. Надеюсь, в моей биографии и не появятся такие неприятные факты, хотя сама обожаю читать интересные и неоднозначные биографии.



Маргарита Тара

Маргарита Тара: Я нахожусь в вечном поиске себя - с девятнадцати лет успела пожить в Биробиджане, Хабаровске, Благовещенске, на Камчатке и, наконец, перебраться из Дальнего Востока в Подмосковье. Объективных причин этому нет, я просто не выношу однообразия. Как только мне становится скучно, я понимаю - что-то в жизни надо менять.

Я очень увлекающийся человек: училась игре на пианино и гитаре, пела в группе, занималась танцами и дизайном одежды. Но все эти увлечения не приносили должного результата, и, в конечном счете, были заброшены. Но как только я начала писать, поняла, что это и есть дело всей моей жизни.

Я вообще достаточно откровенный человек - меня можно спрашивать о чем угодно. Пыталась честно придумать, какой бы эпизод своей жизни я хотела бы скрыть, но ничего в голову так и не пришло.



Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: В связи со своей основной профессией, главным для себя считаю эмоциональную составляющую романа: герои должны чувствовать много, на протяжении романа они должны ломаться, терять и обретать себя. Если история рассказана сухо – я вряд ли дочитаю её до конца, увлечь меня можно только интересными персонажами и их взаимоотношениями - потому и в своём творчестве я стараюсь уделять этому много внимания. Но, конечно, не забываю и про сюжет!



Галина Манукян

Галина Манукян: В японской культуре есть понятие «Икигай» - «то, что заставляет тебя вставать по утрам». Мой Икигай — это Слово. Я — писатель, переводчик и преподаватель иностранных языков. Мне нравится все, что связано со словом. В 33 года я оставила успешную карьеру в иностранной компании и не жалею об этом. Когда я пишу, я рассказываю истории. Как говорят, если ты искренне делаешь то, что любишь, обязательно найдется человек, которому это тоже понравится. Я счастлива, потому что это действительно так. Жизнь — удивительное приключение и никогда не знаешь, что ждет тебя завтра. Тем интереснее!





Редакция: Сейчас грань между писателями и читателями практически отсутствуют, в социальных сетях можно напрямую общаться как с преданными поклонниками, так и с собственными кумирами? Как вы считаете, насколько сильно социальные сети помогают начинающим авторам?





Маргарита Тара

Маргарита Тара: Не знаю ни одного автора, которому бы не нравилось получать приятные отзывы от читателей. Это вдохновляет и придает сил - безумно приятно осознавать, что твои книги нравятся другим людям. Единственное: я никогда не меняла и не буду менять сюжет, если какой-то поворот читателей не устроит.



Галина Манукян

Галина Манукян: Я считаю, что интернет-площадки и социальные сети — очень большое подспорье для начинающего автора. Появляется живой отклик на то, что ты пишешь. Если выкладывать отрывки или продолжение (проды) по мере написания, можно понять, нравится людям или не нравится твоя история. Причем это полезно не только начинающим авторам, но и тем, кто уже издается. Люди стали ближе друг к другу, и это хорошо.



Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: В возможности прямого общения с читателями я вижу, как плюсы, так и минусы. Из плюсов – это, безусловно, поддержка и невероятный стимул к творчеству! Лично я всегда открыта к диалогу с читателями: мне пишут и те, что только прочли мои книги, и те, что в данный момент следят за выкладкой чего-то свежего на лит-эре или продамане. Внимание к твоим историям всегда окрыляет, особенно - когда появляются постоянные поклонники, перебирающиеся вслед за тобой из романа в роман. Но есть и минусы – это желание некоторых читательниц влиять на ход сюжета или на характеры персонажей во время создания книги. Боюсь даже представить, что было бы с великими классиками (как русскими, так и зарубежными), появись у них возможность общаться со своими читателями напрямую, да ещё и в ходе написания романа… Есть в этом отсутствии барьеров что-то опасное, особенно – для молодых и ещё не окрепших авторов. Но в общем и целом это здорово, когда ты знаешь свою аудиторию, когда имеешь возможность понять, нравится ли твоё творчество или это вообще никому не нужно, когда получаешь отзывы на свои книги или просто тёплые слова – не за конкретную книгу, а за то, что ты пишешь в принципе…



Милена Оливсон

Милена Оливсон: Мне кажется, возможность общаться с читателями – это здорово. Мало что мотивирует так, как отзыв на только что написанную главу. Кроме того, можно сразу оценивать реакцию читателей, а не дожидаться отзывов через месяцы после окончания работы. С читательской точки зрения это тоже здорово. Есть немало авторов, с творчеством которых я никогда бы не познакомилась, если бы не социальные сети. А так – у каждого автора есть возможность заявить о себе, и его обязательно заметят, если книги действительно интересные.





Редакция: Представьте, что у вас есть лишь пять предложений, чтобы охарактеризовать свою книгу и убедить читателя купить её. Что вы скажете?





Галина Манукян

Галина Манукян: «Дикторат» - это не постапокалипсис в привычном виде и не любовь на фоне руин, это скорее социальная фантастика, в которой вечные темы вплетены в увлекательный сюжет. Вас ждут тайны и загадки, интриги вождей, экшен и фанастические способности, безумные ученые и даже мутанты. «Дикторат» - это качественно прописанный мир со своей географией, политикой и законами. «Дикторат» — это история любви, которая только в начале кажется шаблонной. А главная героиня Лисса умеет зажигать в прямом и в переносном смысле. Читайте, скучно вам точно не будет!



Анастасия Медведева

Анастасия Бьёрн: 1) В моём романе «Рин» описан мир, где человечеству приходится бороться с такой напастью, о которой вы не читали ни в одной книге. 2) В этом мире есть пасторы-убийцы, есть Грешники (зараженные скверной люди), есть яркие, ни на кого не похожие герои – каждый со своей шизой, - есть запутанный сюжет и целая куча тайн, которые раскроются лишь в самом конце. 3) Одним из главных достоинств романа является динамика: события будут развиваться стремительно и приведут к неожиданной развязке. 4) Во время чтения вас будет посещать мысль, что так действительно может быть в ближайшем будущем, особенно, когда все тайны раскроются, - и это именно тот эффект, которого я хотела добиться. 5) Специально для этой книги я придумала своё собственное изобретение, плод новейших технологий Мира После – легкоступы! Всё, больше ничего не скажу – остальное читайте в моём романе.



Маргарита Тара

Маргарита Тара: «Сомнирум» - это увлекательная и оригинальная антиутопия о противостоянии людей и синтетиков. Параллельно с высокотехногенной реальностью существует и виртуальное пространство, созданное самими людьми - Сомнирум, где оживают самые красивые и фееричные фантазии... Но за привлекательной внешней оболочкой скрывается жестокая Система, контролирующая людей и не допускающая ни малейших ошибок. Всех несогласных и недовольных, агрессивных и негативно настроенных вычисляют и передают Реконструкторам, которые проводят процедуру изменения сознания. Читателей ждет головокружительная история о молодых людях, что мечутся между такими разными правдами, и их чувства и переживания, их познание мира и моральное взросление никого не оставит равнодушным.



Милена Оливсон

Милена Оливсон: Всегда ненавидела аннотации и короткие описания! Не представляю, как рассказать о романе в паре предложений. Но если у меня всего один шанс завлечь читателя, то просто скажу, что "Резистент" – динамичная и интересная история, в которой точно не найти всесильных Мэри Сью, любовных треугольников и роялей в кустах.






Подпишитесь на новости
Email *
Имя