Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!
Гуляем с книгой: «Бюро проверки»

Гуляем с книгой: «Бюро проверки»

09.06.2020

Погулять по страницам книги... и перешагнуть с них на улицу. После долгого ожидания свободных прогулок мы предлагаем вам наконец выйти на улицу и гулять, гулять, гулять. А мы предлагаем вам реальные маршруты, основанные на книгах. В этом выпуске — роман «Бюро проверки» Александра Архангельского, который прошел через несколько переизданий и обложек и продолжает покорять читателей.

Несмотря на то, что действие романа происходит в год Олимпиады-80, большинство упоминаемых там мест остались на карте. Да и главным героем, наряду со студентом философии Алексеем, стала Москва. Вместе с молодым человеком на страницах книги мы проходим пешком десятки километров. Его маршруты, и его Москва 40-летней давности вдохновят вас на длинные счастливые прогулки и на сравнение той Москвы с Москвой сегодняшней.

Путешествуйте с героями книг, делайте фотографии и размещайте их в любых соцсетях с тегом #гуляемскнигой. Лучшие фотографии будут опубликованы в специальной фотогаллерее на сайте ast.ru и в соцсетях Издательства АСТ.

Площадь трёх вокзалов

Роман начинается с приезда главного героя в Москву на Казанский вокзал. Площадь трех вокзалов встречает гостей из самых разных городов, зачастую туристы и возвращающиеся москвичи видят первой именно ее. Обычно рядом с Казанским, Ленинградским и Ярославским вокзалами кипит жизнь, люди с чемоданами и сумками снуют во все стороны.

Казанский вокзал , 1980 ,  Автор: Милосердов В.В. Источник: проект PastVu (pastvu.com)

Казанский вокзал, 1980. Автор: Милосердов В. В. Источник: проект PastVu (pastvu. com)

Однако, вопреки нашим ожиданиям, в июле 1980 года перед героем открылся совсем другой пейзаж — скорее такой, какой жители Москвы видели сейчас, в период самоизоляции. Не удивительно — ведь город был захвачен Олимпиадой.

«Москву я узнавал с трудом. Площадь трёх вокзалов освежили поливалкой, на дороге заменили рваный слой асфальта, наспех покрасили рыхлые стены домов, оставляя густые затёки пузырчатой краски.
...
Но площадь при этом — безлюдна. И машины проезжают редко-редко, как в кино про сталинские годы. А где роящаяся масса пассажиров, где их коричневые чемоданы с металлическими уголками, где разлапистые серые баулы и зелёные брезентовые рюкзаки? Где каучуковые дети, скачущие по мостовым, — стой, куда тебя несёт, взял бабу за руку, баба рассердится, ну же?
Асфальт сияет лужами, бликуют солнечные зайчики, шелестят разношенные шины. И вокруг — зияющая пустота.»

От Казанского до Курского через Таганку

Отсюда, от Казанского вокзала, Алексей начал свою прогулку по городу. Предлагаем присоединиться к нему. Нужно пойти «петляющим маршрутом через «пыльные Басманные и вялую Покровку, которую никто и никогда не называл официально, ул. Чернышевского оттуда в длиннохвостый Лялин переулок, а потом — до Николоямской, в те времена ещё, конечно же, Ульяновской, и вверх». После главный герой поднялся в горку и вышел к Таганке, а завершил прогулку у Курского вокзала.

Ул. Чернышевского сейчас снова официально называется Покровка, как и Николоямская, которой вернули имя

Таганская площадь, 1979–1982, Автор: И.Нагайцев. Источник: проект PastVu (pastvu.com)

Таганская площадь, 1979—1982.Автор: И. Нагайцев. Источник: проект PastVu (pastvu.com)

«Как же я любил тогда Москву... Страдающий архитектурным сколиозом, простроченный трамвайными путями, этот город корчился, гремел, чадил, но стоило свернуть в очередной кривоколенный переулок, и ты погружался в последний покой, где безраздельно царили старухи. В длинных авоськах телепались продукты: белый батон, нарезной, за тринадцать копеек, четвертинка „Орловского“ чёрного, баночка килек в кислом томате, треугольный пакет молока. Доминошники в майках сидели за дворовыми столами и с размаху били по неструганым сосновым доскам: р-р-рыба! Костяшки домино взлетали в воздух и, приземляясь, жадно клацали. Мамочки, спрятавшись в чахлом теньке, злобно качали коляски — да уснёшь ты наконец? Из колясок раздавались сладкие сирены: уа-а-а-а-а-а, уа-а-а-а!
А надоела деревенская идиллия — вынырнул из подворотни, и вот уже троллейбусы втыкаются рогульками в растянутые провода, трамваи высекают электрические искры. Заранее ищешь навес, прячешься под ним и смотришь, как низкое небо густеет, готовясь изойти тяжёлым ливнем. Грозная, изменчивая красота.»

От Ленгор до «Сокола»

Алексей — студент философского факультета, во время действия романа факультет располагался в Первом гуманитарном корпусе МГУ. Некоторым это здание кажется серым и невпечатляющем, но из окон его верхних этажей открывается удивительный вид на город.

Новое здание гуманитарных факультетов МГУ им. Ломоносова , 1978. Журнал «Архитектура СССР» 8/1978. Источник: проект PastVu (pastvu.com)

Новое здание гуманитарных факультетов МГУ им. Ломоносова, 1978. Журнал «Архитектура СССР» 8/1978. Источник: проект PastVu (pastvu.com)

«В гуманитарном корпусе тоже было прохладно и гулко — как в церкви. В необъятном холле с толстыми прямоугольными опорами и низкими, как бы приплюснутыми потолками эхом отзывался каждый шаг. Обычно возле лифтов собирались толпы; первокурсники по-школьному галдели, дипломники общались с профессурой. ...
Но в тот день в гуманитарном корпусе царила тишина. Панорамное окно на философском этаже покрылось серыми затёками; город проступал, как фронтовые укрепления сквозь маскировочную сетку. Просторный, неухоженный, заросший. Скалистый контур главного здания. Тяжёлые мохнатые холмы. Перевёрнутый гигантский капсюль стадиона. К Лужникам я должен был подъехать в половине первого...»

На Воробьевых горах Алексей начал еще одну долгую прогулку — аж до своей невесты, живущей в районе Сокол.

От Ленгор до «Сокола» часа четыре, добреду к назначенному времени.
По крутому, опрокинутому навзничь эскалатору я поехал к раскалённой набережной. Из тоннеля, словно разрывая холм на части, вылетали поезда метро. Замирали на мосту и мчались дальше. По асфальтово-серой реке, как во сне, проплывали речные трамваи. Рыбаки пребывали в нирване; поплавки стрекозами качались на тёмной воде. Только что
политые холмы клубились влагой; остро пахло свежескошенной травой, июльскими цветами. Над сельским остовом Андреевского монастыря нависали недостроенные стены Академии наук, маячили строительные краны. Было тихо, стройка остановлена, рабочих перебросили на олимпийские объекты.
По старому бетонному мосту я перебрался на другую сторону Москва-реки. Постоял у старинных казарм, улыбнулся избыточной церкви в Хамовниках и побрёл сквозь марево Садовых улиц — мимо пепельного МИДа, гранитно-серой площади Восстания, немытой Бронной. У неопрятного седого ассирийца купил гуталин и дорожную щётку — перед входом в квартиру почищу ботинки. Возле Театра сатиры встал в очередь за квасом. ...За Триумфальной я свернул на Ленинградку и часа за два дошёл до Мусиного дома."

<«Дом книги»

Московский Дом книги,1980. ИТАР‑ТАСС/Архив. Источник: проект PastVu (pastvu. com)

  • Московский Дом книги, 1980.  ИТАР-ТАСС/Архив. Источник: проект PastVu (pastvu.com)
  • Олимпиада 80. Эстафета олимпийского огня, факелоносец у Дома Книги, 1980. Источник: проект PastVu (pastvu.com)

Московский Дом книги,1980. ИТАР-ТАСС/Архив. Источник: проект PastVu (pastvu. com)

«„Дом книги“ был насквозь просвечен солнцем и напоминал поцарапанный стеклянный куб. Солнечные зайчики слепили. Было ярко, безжизненно, душно; кассирша детского отдела засыпала, как домашняя раскормленная кошка, вздрагивала, принимала строгий вид, задрёмывала снова. Покупателей было немного; несколько бесцветных мужичков бродили вдоль прилавков и лениво перелистывали книжки.
По громкой связи тихим голосом занудно повторяли объявление: „Уважаемые покупатели. Приглашаем вас на встречу с популярным автором...“ Только в самом далёком углу, возле коричневой стойки, змеилась усталая очередь. Старики с клеёнчатыми сумками-повозками предлагали книги букинистам; приёмщица, сдвинув на нос очки, быстро взглядывала на обложки и произносила строго, как диагноз: берём — не берём — на комиссию.
Я поднялся на второй этаж, прошёл сквозь лабиринты бесконечных полок (проза, поэзия братских республик, унылая критика), вынырнул в отделе антиквариата. Здесь пахло благородной пылью и поеденной мышами кожей...»

Архангельский о Москве

Александр, скажите есть ли в прогулках Алексея автобиографичность? Любите ли вы гулять по описанным местам? В книге есть невероятно длинные для пеших прогулок маршруты!

Александр Архангельский: Я просто люблю гулять — и люблю Москву, искривленную, холмистую. В Петербурге я люблю идти и как бы фотографировать взглядом роскошные объекты. В Москве как в лесу; важен не каждый отдельный дом, а городская чаща в целом. Насчет автобиографичности не знаю — разумеется, я по этим местам гулял, и не раз, но мои собственные, личные маршруты были другие. Юго-Запад, Ленинские горы (с ними у героя связан только один «переход»), набережные, Нескучный сад, Девичье поле. И окраина, поскольку жил я в Матвеевке, там рядом Ближняя дача Сталина, заброшенный, заросший угол. Герой тоже человек окраины, но центр для него связан прежде всего с районом, где живет Учитель и где живет любимая, поэтому мы чаще попадаем на Сокол, на Лубянку, в переулки Таганки. Кстати, на Таганке роман начинает разворачиваться — и на ней же он завершается. При этом есть маршруты заведомо вымышленные — так, не могло быть в 1980-м действующей церкви возле памятника Ивану Федорову, но мне нужно, чтобы была, и я досочиняю Москву.

Куда бы вы пошли первым делом после снятия режима самоизоляции?

А. А.: Наверное, я просто выйду из дома, пойду пешком вниз по Сивцеву вражку, сверну на Гоголевский, перейду через мост возле Храма Христа Спасителя и окажусь в одном из уличных кафе в районе Красного октября. Возьму (если будет тепло) апероль шпритц, даже не потому, что он вкусный, а потому что он оранжевый и запотевший, очень хочется оранжевого после заточения.

Комментариев ещё нет
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
/
Возможно будет интересно

Как полететь в космос?

Монвиж-Монтвид Александр Игоревич

Бенуарики. Повелительница драконов

Шевчук Игорь Михайлович

38 попугаев

Остер Григорий Бенционович

Пока мы лиц не обрели

Льюис Клайв Стейплз

1000 котов: головоломки, лабиринты, игры

Воронцов Николай Павлович

Владычица Озера

Сапковский Анджей

Времена моря

Стрёкснес Мортен

Код средневековья. Иероним Босх

Косякова Валерия Александровна

Какие бывают дома?

Яхнин Леонид Львович

Кортик

Рыбаков Анатолий Наумович

Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте одну из 100 книг бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте одну из 100 книг бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности