«Девяностые» - что это? Современность, ставшая историей? Или история, оставшаяся на удивление современной? Не настала ли пора разобраться, чем для нас были и остаются «девяностые»?
 
Именно этому  была посвящена дискуссия «Приметы времени», в которой приняли участие писатели Александр Иличевский, Андрей Рубанов и Сергей Шаргунов (последний выступал модератором), которая состоялась в рамках 8-го московского книжного фестиваля. Для этих автором эта тема была тем более близка, что эпоха «девяностых» является основной составляющей их собственного творчества. 

 
Александр Иличевский отметил, что он наиболее полно отразил это время в двух своих романах – «Матиссе» и «Орфиках». В «Матиссе» представлен трагический опыт поколения «семидесятых», которые к моменту крушения советской империи уже стали взрослыми молодыми людьми. В «Орфиках» - романе, недавно изданном в АСТ – его в большей степени интересовало, как «девяностые» связаны с современностью, что они дали нашему времени. Главный вопрос, поставленный им в произведении, - это личная ответственность героя перед будущим, который стоит тем более остро, поскольку в том хаосе, в «мутном потоке», который представляла собой эпоха, этические нормы размыты (как это часто бывает на войне), что вроде бы позволяет людям поступать по-другому, чем это принято обычно. 
 
Андрей Рубан рассказал, что для него лично «девяностые» принципиально отличаются от «восьмидесятых». Если «восьмидесятые» были годами эйфории, особенно для интеллигенции, временем надежд, когда казалось, что стоит только убрать КПСС, и в стране начнут происходить чудеса, то «девяностые» стали годами разочарования: когда никто не знал, что произойдет завтра, будущее было беспросветным. Андрей Рубан также известен своими книгами об этой эпохе. Он отметил, что это время действительно нуждается в рефлексии, но главным образом писал он их не для этого: любому писателю хочется описать время, в котором прошла его юность. В этом смысле замечателен пример Набокова, которого часто критиковали, что он много пишет про императорскую Россию, на что писатель отвечал, что он не в восторге от жизни в ту эпоху, но это единственное время, в котором прошло его детство.  
 
Александр Иличевский согласился с тем, что «девяностые» было эпохой разочарования. Это видно по фотографиям тех лет. Именно разочарование, отметил он, убило радужных «перестроечных» идеалистов, сделав примерно то же самое, что сделал Сталин по отношению к «старым большевикам». Но самое парадоксальное, так это то, что наши современники и участники событий тех лет о них совершенно не помнят. Именно это обстоятельство и побудило писателя начать работу над «Орфиками».
 
В целом, дискуссия прошла живо и динамично. Каждый из присутствующих стремился поделиться тем, какими для него оказались «девяностые». И хотя вопрос в конце дискуссии так и остался открытым, но все согласились с тем, что, при всей полярности оценок, это было выдающееся время, которое ещё предстоит осмыслить – в том числе, в художественной литературе –  нашим потомкам.