Издательство АСТ собирает воспоминания о Великой Отечественной войне. К семидесятой годовщине Победы мы выпустим книгу народных воспоминаний «Дети войны»: здесь будут истории тех, кто застал те страшные годы ребёнком. Если среди ваших знакомых, друзей, родственников есть люди, которые были в то время детьми, если они готовы рассказать современникам о своей жизни в военное время, мы будем рады получить ваши письма с воспоминаниями и фотографиями по адресу: mail@astrel.spb.ru обязательной пометкой «Сборник “Дети войны”».

Мы продолжаем публиковать  воспоминания, которые будут  представлены в книге. Читайте отрывок из письма человека, который пережил блокаду Ленинграда:

...Во время бомбежек, даже еще во время сирены о начале обстрела, я с воплем «Тивога!» (это мое первое слово) закрывалась с головой одеялом. Еду иногда приносил нам папа, который воевал на Пулковских высотах. Он приносил котелок, куда сливал щи, которыми их кормили, а чтобы они не затухли, кидал туда соду. 

В отряде, где он служил, знали, что в городе остались его  жена и грудной ребенок, поэтому ему разрешали относить свою еду один, а иногда и два раза в неделю, как награду за снайперские попадания по немцам на той стороне. Вот как он сам рассказывал мне уже после войны: «Иду я, естественно, пешком, а это 3-4 часа. Вдруг вижу: тетка стоит с лотком и пирожки продает, а так как нам в армии платили какие-то деньги, то они у меня были. Я кинулся к ней и, купив два пирожка с мясом, тут же оба запихал в рот. Прожевав их и проглотив, я пошел дальше, но стал думать: а откуда мясо? И тут до меня дошло – это человечина, так как другого просто не могло быть. Хотя было много разговоров о том, как готовить шашлыки из крыс, которых было много, и которые были очень упитаны».

…А вот еще одна история про то, за счет чего мы выжили в первую страшную зиму. В нашей квартире жила заведующая детским садом. Как мне рассказывала мама, к нам в комнату утром зашли трое соседок и сказали: «Ася, мы собираемся взломать комнату заведующей, так как подозреваем, что у нее там есть запасы. Пойдем с нами». «Нет, - закричала мама, – я коммунистка и не пойду на грабеж». «Дура, посмотри, у тебя ребенок умирает, а ты что?» «Нет», - кричала мама. «Ну, тогда мы тебя связываем и тащим с собой». Так и сделали. Оказалось, что в комнате заведующей стояли штабеля ящиков с крупами, сгущенным молоком и еще много чего съедобного. Соседи все разделили на равные для всех части. Заведующая пришла, но никаких действий не приняла, т. е. милицию не вызвала, что подтвердило незаконность ее запасов, отобранных у детей детсада. Ну а мы в квартире за счет этого выжили…

И напоследок история про мой день рождения. 9 мая 1945 года. Родители (папа уже вернулся после госпиталя) решили устроить настоящий день рождения для меня и пригласили всех 5 детей нашей коммунальной квартиры. Накрыли нам царский стол: винегрет и чай с кустом сахара и хлеба каждому, при этом они хотели, чтобы было все как надо, то есть сначала надо поиграть, повеселиться, а потом уже садиться за стол. Но все пять гостей стояли около стола и смотрели заворожено на винегрет и хлеб. Мама велела взяться всем за руки идти хороводом вокруг стола и петь песню. Все честно пошли, но при этом не отрывали глаз от угощения. И мама махнула рукой и сказала: «Садитесь!» Мы радостно все слопали и умчались в коридор играть в прятки, причем мне было труднее всех, так как все жители нашей огромной квартиры хватали меня и хлопали радостно по попе, поздравляя. Лучшего дня рождения у меня не было…