Наш магазин
Присоединяйтесь к нашим группам в социальных сетях!

У него ко мне был Нью-Йорк

О книге
Отзывы
Характеристики
Foreign rights >>
Переплёт: Твердый | Бумага офсетная пухлая 84/65 Кама
Вес: 0.321 кг. | Страниц: 288 | Размер: 135 х 205 x 20 мм
ISBN 978-5-17-127444-3
Последний тираж: 24.02.2021 г.
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Аннотация

Город, где дышит океан, где каждому дана свобода. Город запахов, ритмов, улыбок. Нью‑Йорк наших дней, в котором возможно всё, даже излечиться от травмы деструктивной любви. Но город — не врач, он лишь декоратор. Путь к себе начинается изнутри... Маршруты найдёте под этой обложкой.

Ася Долина — журналистка, прозаик, активный блогер — переехала в Нью‑Йорк из Москвы в 2016‑м, в 32 года. Эта книга сложилась из текстов о любви и нелюбви, о насилии, психологии, материнстве, феминизме, детстве, перемежающихся нежными и точными зарисовками будней «Большого яблока».

Издание проиллюстрировано графикой Арины Обух.

«У меня к нему была Москва, видевшая, как я росла, становилась из девочки девушкой, из девушки женщиной, как я сменила cd‑плеер на mp3, как все песни и фотографии перешли в айфон, как я стала делать дорогое окрашивание и гель‑лак. У него ко мне был Нью‑Йорк, превративший его из студента в футболке с надписью „Radiohead“ в мужчину, который выбирает костюм и запонки, знает толк в скотче, умеет целовать женщин и спорить о политике. Я ему говорила: „За двадцать лет, что мы не виделись, мир перевернулся, и у меня теперь есть дочь“. Он мне отвечал взглядом своим пронзительным. И я без слов поняла, что он полюбит моего ребенка».


О книге

Цитаты:

«Шона была афроамериканской поэтессой. Лет тридцати пяти, примерно как я. Короткие торчащие в разные стороны дреды, ярко‑голубой сарафан на тонких лямках, спокойное и умное лицо. Красивая, естественная, неистовая.

И Шона начала читать свои стихи. Это было обращение к маленькой дочери, которую она укачивала, напевая колыбельную и одновременно давая ей наставления о том, как выжить афроамериканской женщине в этом жестоком мире. Это была душераздирающая смесь мамского воркования и языка бунта, на котором женщина в отчаянии отстаивала свои права. В стихах она учила крохотную девочку кричать, верещать, как самая громкая сирена, если хоть какой‑то мужчина прикоснётся к ней без согласия, если он нарушит её безопасность и обойдётся с ней жестоко».

«Я смотрю на тебя из будущего и поверить не могу, что судьба — такая колючая, несправедливая, беспощадная и непостижимая в тот момент — приведёт тебя в результате туда, где ты находишься сейчас. В итоге ты не то что не будешь ни о чём жалеть. Ты будешь поражаться остроумию Бога, будешь чокаться с ним игристым и благодарить за то, что всё сложилось именно так.

А пока тебе двадцать три, будущая мама, у тебя круглые щёки, каре каштанового цвета, грустные глаза, серое шерстяное пальто и замёрзшие пальцы, ты наступаешь в слякоть злой Москвы и ты беременна, кто бы тебя обнял».

«Прекрасно помню момент, когда я стала человеком, которому изменяют. Как назло, тот период своей предыдущей жизни, в Москве, я ощущала как вполне счастливый. Помню, было самое начало осени, ещё тепло вечером, Москва не перекопанная и пустая, ребёнок — с бабушкой, и мы, приобняв друг друга за талии, тащим домой первый долгожданный сезонный арбуз.

На следующий день внутри меня рухнуло здание. Это было моё личное 11 сентября. Ощущение шока было усилено нарушением какой‑то моей собственной, внутренней логики. Получалось, моя интуиция состоит сплошь из ошибок, ведь я была нежна, эмпатична, умна, внимательна, динамична, но моё чутьё допустило такой провал».

«Дисфункциональная любовь — как отравленная почва, на которой ничего никогда не вырастет, сколько ни старайся. Можешь жить в ней годами, а выйдешь ни с чем. Голой выйдешь, в чём мать родила. Ни фотографий толком не останется, ни ярких открыток на память, ни потрясающего дорогостоящего опыта, который потом можно эффектно применить в жизни. Выйдешь нищей.

Но у тебя останется главное — твоя жизнь и драгоценная возможность ей всё‑таки распоряжаться».

«Мы — созависимые девочки с нарушенными границами — склонны забывать о себе, забивать на себя, тотально жертвовать собой в угоду чьим‑то интересам. Потому что от природы, вернее от воспитания, я — растворяющаяся в другом. Я выросла в семье с отчётливым нарциссическим вектором. Это когда вокруг очень сильные личности, но эмпатия не в цене. Мне кажется, частично именно поэтому меня и занесло в абьюзивные отношения».
«Тонкие запястья, гитара, подключённая к комбику, микрофон и её тёплый, обволакивающий тембр, струящийся по грязноватой бруклинской подземке. Я позже нашла её в YouTube. Келисса оказалась известной соул‑дивой, которая собирала по выходным полные клубы и записывалась в престижных студиях Челси. У неё была армия фанатов и четыре альбома собственных песен.

Однако два раза в неделю ей нравилось спускаться под землю к людям, становиться немного никем и делиться с городом своими интерпретациями радиохитов. Келисса была регулярна, как часы. Она, богиня одной маленькой станции метро, научила меня упорядочивать хаос Нью‑Йорк».

«Нью‑Йорк пахнет виски‑скотчем на дне стакана, этот копчёный острый запах, который позже разливается теплом по всем сосудам. Нью‑Йорк пахнет самым началом нашей истории... Нью‑Йорк звучит диалогами с незнакомыми людьми, моими вежливыми ответами, он поёт смол‑токами и приветствиями. Чирикает воробьём, курлыкает горлицей. Цокает лошадиными копытами по гравию. Нью‑Йорк звучит как самая громкая, бескомпромиссная, бензопилой разрезающая реальность сирена пожарной машины. Господи, быстрее бы она проехала.

Я слышу её приближение издалека, минимум за пять кварталов, я заранее закрываю уши пушистыми варежками. И твой голос, мой любимый голос, всё равно исчезает в этом диком вое, ты так бурно рассказывал мне о политике, а теперь только шевелятся твои губы.

Целовать.

Рокот парома, идущего через залив к Уолл‑стрит. Сердитые брызги вод Атлантики. Крики наглых чаек на пляже Кони‑Айленд. Одна украла у моей дочки чипс прямо из руки».

«Америке я узнала слово self‑acceptance, принятие, самотерпимость, умение не мучить себя оцениванием, словно мясо на рынке.

Отстать от себя.

Оставить себя в покое.

Дать себе жить».

Отзывы читателей
Отзывы могут оставлять только авторизованные пользователи.
Для этого войдите или зарегистрируйтесь на нашем сайте.
Вход / Регистрация
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

Анастасия Вильчи пишет:

откровенный разговор

Эта книга - разговор. Я устраивалась на подоконнике с бокалом "чего-люблю" и читая, доставала свои переживания или мысли по-поводу. Согласно кивала или спорила в ответ на размышления автора. Оппонировала опыту или приводила беззвучные доводы "за". Эта книга - ода психотерапии. Тем специалистам, которые в России пока не сильно в моде, а если и в моде (вот сериалы уже снимают), то не в фаворе и не проникли пока в повседневность, заменяемые все еще "а поговорить с подругой". Так мне показалось) Эта книга - эссе о двух городах. Москва и Нью-Йорк. Пусть у всех своя Москва, и свой Нью-Йорк, так любопытно же, какой он/она у других? Эта книга оказалась похожа, если уж художественным языком, то на ... ручей. То звонкий, то тихий, накрывающий водой сверху разные вопросы и проблемы, твои и чужие, скорее весенний, потому что любовь в этой истории побеждает прошлое. Ася Долина описывает свой опыт и свою жизнь, откровенно и в художественной форме. Это книга - жанр которой "между". Между документалистикой и прозой. Обозначена она, как документальный роман, а в названии, что-то до боли знакомое. Даже, если в Нью-Йорке ты не был никогда)

Эта книга - разговор. Я устраивалась на подоконнике с бокалом "чего-люблю" и читая, доставала свои переживания или мысли по-поводу. Согласно кивала или спорила в ответ на размышления автора. Оппониров...

Характеристики
ISBN:
978-5-17-127444-3
Вес (кг):
0.321
Переплет:
Твердый
Страниц:
288
Ширина (мм):
135
Высота (мм):
205
Дата последнего тиража:
24.02.2021 г.
Бумага:
Бумага офсетная пухлая 84/65 Кама
Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу
Долина Ася

Ася Долина выросла в большой творческой семье, закончила журфак МГУ, работала на «Эхе Москвы», продюсировал и вела программы на телевидении, играла на клавишах в модной кабаре‑панк группе «Трепанга». Но всю эту головокружительную московскую жизнь она оставила позади, ступив однажды на трап трансконтинентального лайнера. С восьмилетней дочкой — за руку. С одним полупустыми чемоданом — в руке. Тот самолёт унес ее в далёкий и неведомый тогда Нью‑Йорк. Она так и не вернулась. Ее феминистские заметки в американском блоге подарили надежду сотням читательниц, ее репортажи показали миру другой — уютный, винтажный, хипстерский — Нью‑Йорк, а ее самые пронзительные художественные тексты о том, почему судьба иногда делает крутой поворот, сложились в эту книгу.

Об авторе

Отзывы

Анастасия Вильчи пишет:

откровенный разговор

Эта книга - разговор. Я устраивалась на подоконнике с бокалом "чего-люблю" и читая, доставала свои переживания или мысли по-поводу. Согласно кивала или спорила в ответ на размышления автора. Оппонировала опыту или приводила беззвучные доводы "за". Эта книга - ода психотерапии. Тем специалистам, которые в России пока не сильно в моде, а если и в моде (вот сериалы уже снимают), то не в фаворе и не проникли пока в повседневность, заменяемые все еще "а поговорить с подругой". Так мне показалось) Эта книга - эссе о двух городах. Москва и Нью-Йорк. Пусть у всех своя Москва, и свой Нью-Йорк, так любопытно же, какой он/она у других? Эта книга оказалась похожа, если уж художественным языком, то на ... ручей. То звонкий, то тихий, накрывающий водой сверху разные вопросы и проблемы, твои и чужие, скорее весенний, потому что любовь в этой истории побеждает прошлое. Ася Долина описывает свой опыт и свою жизнь, откровенно и в художественной форме. Это книга - жанр которой "между". Между документалистикой и прозой. Обозначена она, как документальный роман, а в названии, что-то до боли знакомое. Даже, если в Нью-Йорке ты не был никогда)

Смотрите также
Смотрите также

Доктор Гарин

Сорокин Владимир Георгиевич

Странник и его страна

Веллер Михаил Иосифович

Американский гамбит

Ильин Андрей Александрович

Симон

Абгарян Наринэ

Фантастика

Акунин Борис

Эшелон на Самарканд

Яхина Гузель Шамилевна

Сокол и Ласточка

Акунин Борис

Квартира №41

Свешникова Мария Константиновна

Как блудный муж по грибы ходил

Поляков Юрий Михайлович

Алтын-толобас

Акунин Борис

Новости
Вы просматривали
Вы просматривали
Подпишитесь на рассылку Дарим книгу
и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно Подпишитесь на рассылку и скачайте 5 книг из специальной библиотеки бесплатно
Напишите свой email
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Мы в социальных сетях

Мы в соцсетях


Новости, новинки,
подборки и рекомендации