Интервью с автором «Сказаний Меекханского пограничья».

В прошлом году к нам приезжал один из самых известных современных польских фантастов, работающий в жанре фэнтези – Роберт М. Вегнер. Мы немного пообщались с автором и задали самые интересующие читателей вопросы.


minilogo.jpgПочему вы решили работать в жанре «фэнтези»? Чем вы вдохновлялись при написании Меекхана? Почему вы выбрали именно такую структуру: сначала два тома с рассказами и только потом – полноценный роман?


Можно сказать, что поначалу я просто учился писать, экспериментировал с формой и жанрами. И только шестнадцать или семнадцать рассказов спустя я понял, что готов к более длинной форме. Кстати, хочу заметить, что никогда бы не решился писать дальше, если бы не читательская поддержка. Они очень тепло приняли мои рассказы, обсуждали их на форумах, требовали продолжения. Без них бы «Меекхана» не было.


minilogo.jpgВас называют «новым Сапковским». Как вы к этому относитесь?



Это очень лестное сравнение. Но на самом деле Сапковский в Польше – это просто космический уровень, недостижимый для всех остальных. И это правильно, потому что его влияние на развитие современного польского фэнтези просто невозможно преувеличить.




minilogo.jpgВ мрачном «Меекхане», где смачно пытают детей, все главные персонажи очень приятные и положительные, почему нет отрицательных, этаких беспринципных и долгоживущих негодяев, которых читатель бы возненавидел до глубины души, как Джоффри Баратеона в «Игре престолов»?


Я не люблю преувеличенных, гиперболизированных персонажей. Мне кажется, что подобному мрачному отрицательному персонажу нечего предложить читателю кроме страха или неприязни. Не вижу особого смысла в таких героях, так что не думаю, что когда-либо придумаю подобного персонажа. Для меня это очень поверхностный прием. Обычно таких героев придумывают для того, чтобы жестоко наказать после совершения какого-то особо зверского злодейства. В жизни так не бывает.
Меекхан Роберта М. Вегнера
minilogo.jpgКак вообще вы относитесь к убийствам главных героев и значимых персонажей? Планировали ли вы когда-нибудь убить в будущем, предположим, Кеннета или Кайлеан?


Как бы так подипломатичнее ответить… Это один из самых простых и дешевых способов удержать внимание читателей, ведь они будут бояться и переживать за жизнь своего любимого персонажа. Герои, которых я ввожу в повествование, как правило, действуют там на протяжении длительного времени и служат определенным целям. Я не могу просто так убить персонажа каким-нибудь банальным способом для достижения вау-эффекта.


minilogo.jpgТолкин создал эльфийские языки на основе реально существующих европейских, причем описал не только грамматику, но и произношение, поэтому на «Синдарине» или «Квенье» можно полноценно разговаривать. Анджей Сапковский намешал «свой эльфийский» из нескольких современных языков, причем полноценно говорить на нем нельзя, есть только краткий словарик некоторых слов. А Джордж Мартин вообще не заморачивался, придумав несколько выражений на валирийском. Какой вариант ближе для вас? Как были придуманы языки фургонщиков?


Поскольку в моих книгах действие разворачивается в разных частях света, речь идет о разных культурах, племенах и народах, мне с самого начала было понятно, что они будут говорить на разных языках. И меня совершенно не удовлетворяло решение из РПГ, в которых существует мифический общий язык, на котором все общаются. Я очень доволен языком фургонщиков, я придумывал этот язык по ходу написания и долго думал, что бы подошло народу, который живет в пути и не всегда может докричаться друг до друга. Я подумал, что язык жестов подходит такому народу идеально. И так и возникли эти три уровня языка – низкий, обычный, или язык жестов, и высший, классический язык, соединяющий два первых. Я использовал высший язык только чтобы описать какие-либо ритуалы, обряды, легенды. Мне кажется, что таким образом мне удалось обогатить историю.

Меекхан   Меекхан Вегнера


minilogo.jpgКакой персонаж из «Меекхана» вам наиболее близок? Планируете ли вы ввести еще новых персонажей или история будет закручена вокруг уже существующих?


Я стараюсь избегать ответов на вопрос о том, кто мой любимый персонаж. Они у меня все любимые, и в то же время нет никого, к кому бы я относился негативно. Я старался сделать своих персонажей живыми людьми, со своими достоинствами и недостатками, и я в любом случае знаю о них гораздо больше, чем выношу на бумагу.

Не уверен, что буду добавлять новых главных героев, будем обходиться теми, кто уже есть. Вместе с тем, в «Небе из стали» уже была ситуация, когда герой второго плана неожиданно выбился на первые роли. Такая же ситуация происходит в «Памяти всех слов», поэтому я думаю, что такая схема будет действовать до самого конца, поскольку нынешний состав не в состоянии рассказывать о событиях, происходящих во всех концах Империи, так что периодически мне придется давать слово героям второго и третьего планов.

Немного о Меекхане:


Действие цикла разворачивается в вымышленном мире, условно соответствующему европейскому Средневековью. Центром охватываемого повествованием региона является могущественная и обширная империя Меекхан — на севере ее естественной границей выступает ледник и горы, на юге — пустыни и горы, океан на западе и степи на востоке. Империя населена меекханцами — потомками кочевых племен, пришедших с востока за полторы тысячи лет до начала основных событий саги, и частично ассимилированными потомками коренных народов, покоренных меекханцами. Меекханская империя имеет могущественную регулярную армию, развитую внешнюю и внутреннюю разведку, управляется императором и Советом Первых, в который входит аристократия.

Карта Меекхана


В мире Меекхана существует магия и гильдии магов, состоящие на службе империи. Магия черпается из естественных «источников силы» и разделяется на направлени— каждый обученный маг владеет одним или несколькими аспектами силы. Собственными видами магии владеют народы, живущие за пределами Меекхана (например, магия подчинения духов). Магия, подчиненная человеку, широко используется в повседневной жизни, в форме заклинания погоды, во время военных действий, при изготовлении магических предметов. Кроме магии в мире Меекхана существуют многочисленные боги, которые могут приходить в мир людей, вселяясь в людей или животных.

Сюжетные линии саги поначалу развиваются параллельно, каждому региону соответствует один или несколько главных персонажей. Постепенно сюжетные линии и персонажи начинают пересекаться и переплетаться между собой, когда оказывается, что все главные персонажи так или иначе связаны с могущественными и таинственными магическими силами, вырывающимися из других, темных миров. В романе «Небо цвета стали» сюжетные линии «Севера» и «Востока» сходятся в одну.

Книги Роберта Вегнера:



В материале использованы иллюстрации Михаила Емельянова.